51 беглец

13:01, 13 Апрель 2015

1273


История города

7 декабря 1943 года из немецкого госпиталя в Лиде бежали к партизанам 50 военнопленных санитаров и санитарок и одна маленькая девочка.

В декабре 1943 г. в партизанский отряд «Искра» из немецкого госпиталя № 4-605, размещенного в Лиде на ул. Школьной (ныне Кирова), на двух автомобилях бежали 50 военнопленных санитаров и санитарок и одна маленькая девочка. Событие было чрезвычайным и вызвало обильную партизанскую отчетность.

Акт от 7 декабря 1943 г.
Сего числа в отряд «Искра» прибыла группа военнопленных в количестве 51 человека, работавших в немецком военном лазарете № 4-605 г. Лида. Группа была в течение двух месяцев связана с отрядом и передавала отряду патроны, медикаменты, перевязочный материал и ушла из лазарета по приказу командования отряда. Связь с группой производилась … через посредство разведчиков Негрей Сергея и Малевского Ал.
Группа, руководимая Мартиросовым, при уходе произвела следующее:
а) военнопленные Галенчик Г. и Мартиросов Г. убили немецкого унтер-офицера, приставленного в качестве охраны военнопленных;
б) группа военнопленных под руководством Сапожникова Семена на месте вывело из строя 4 автомашины;
в) Воробьев Петр уничтожил в городской бане насосную систему и электромотор.
Группа при уходе взяла с собой около 2000 разных патронов, 8 немецких винтовок,
8 пистолетов, автомат (штурмовик), 3 аккумулятора, хирургические инструменты, некоторое количество перевязочного материала.
Группа … по приказу командира бригады была распределена в следующем порядке: отряд «Искра» — 28 человек, отряд «Балтиец» -23 человека.
Командир отряда лейтенант Коннов. Комиссар мл. политрук Тимофеев. От группы Мартиросов.

Из донесения майору государственной безопасности «Валерию» от уполномоченного Р.Ю. Сосновского.
8 декабря в отряд «Искра» прибыла группа (50 чел) военнопленных, работавших в Лидском военном госпитале. Некоторые из членов группы особенно старший Мартиросов и Романов искали связи с партизанами. Совсем случайно один извозчик познакомил их с нашими работниками Сергеем (Негрей) и Сашей. Началась подготовка к переходу всей группой в партизанский отряд, но до этого некоторые члены группы снабжали наш отряд медикаментами, бинтом и др. Когда план был готов – старший группы отправил нескольких рабочих к немецкому офицеру сказать ему, что в общежитии появились вши. Офицер немедленно дал приказ отправить всех русских в баню вместе с постельным бельем. Ни один из рабочих не имел оружия, но при госпитале был маленький оружейный склад. Вечером 7 декабря все уезжают в баню, 4 человека остаются у склада, а электромонтер Романов выключает свет. Пока установили свет – машина с оружием была около городской бани. Сопровождавший группу офицер был тут же убит. А группа, забрав все вещи, на двух машинах выехала из города. Около реки Жижма машины были уничтожены. Кроме того, та же группа, которая открыла склад с винтовками, значительно повредила остальные машины, оставшиеся в гараже, чем сделала невозможным преследование.
9.12.1943. Уполномоченный Р.Ю.Сосновский.

Совершенно секретно. Уполномоченному ЦК КП(б)Б по Лидскому межрайцентру Барановичской области. 11.12.1943 г. Рапорт.
Доношу, что с 7 на 8 декабря разведкой организован побег русских военнопленных из г. Лида, работавших в немецком госпитале на обслуживании которых находилось до 700 человек раненых немцев. При побеге ими уничтожено 5 автомашин, один мотоцикл, убит один немецкий унтер-офицер, взято оружие: немецких винтовок 8 шт., к ним патронов 1000 шт., один немецкий автомат и 700 штук к нему патронов, 8 пистолетов и ряд других хозяйственных и медицинских материалов.
Командир бригады им. Кирова капитан Васильев. Комиссар бригады политрук Кондаков. Зам ком бригады по разведке Демидов.

Спецсообщение. Уполномоченному Центрального штаба партизанского движения и ЦК КП(б)Б по Барановичской области генерал-майору «Платону» и пом. уполномоченного т. Донскому.
8 декабря в отряд «Искра» прибыла группа в 50 человек военнопленных, ранее работавшая в Лидском военном госпитале. В момент перехода группа вывела 5 автомашин, забрала склад боеприпасов и совершила убийство офицера. В числе перешедших на нашу сторону Мартиросов Гурген Амирханович 1912 гр. До войны работал доцентом в институте философии АН СССР г. Москвы. В Красную Армию вступил ополченцем. С 6 октября 1941 г.
По 7 декабря 1943 г находился в плену у немцев. Работал у немцев санитаром в лазарете и переводчиком. В личной беседе Мартиросов рассказал, что он знает русский, армянский, татарский, немецкий и слабо французский языки. Женат, имеет жену и двух детей, которые проживают с. Тимашево Куйбышевской области, куда эвакуированы в июле 1941 г. из Москвы. За период нахождения в плену в г. Орел Мартиросов женился на медсестре еврейке Шланг Ольге Брониславовне — уроженке г. Варшавы. В 1939 г. она нелегально перешла границу с территории Германии в СССР и до войны проживала в г. Белостоке, где работала в военном госпитале. Вместе с госпиталем Шланг отступала с частями Красной Армии до г. Орла, где их госпиталь, в том числе она, были взяты в плен. Находясь в плену, работала в немецком госпитале. Познакомилась с Мартиросовым и впоследствии вышла за него замуж.
Мартиросов о положении в г. Лида рассказал, что немцы исключительно растеряны, всюду можно слышать недовольство войной и неверие в победу Германии. Работая в госпитале, он неоднократно вынимал из кармана раненых солдат и офицеров немецкой армии советские листовки с пропуском о переходе на сторону Красной Армии.
17 декабря 1943 г. Соколов. Майор госбезопасности «Валерий».

Из немецкого госпиталя бежали 38 мужчин, 12 женщин и одна 4-летняя девочка Галинка.

«У одной медсестры была девочка 4-5 лет, и мы всегда говорили, что эта девочка и была самая счастливая в нашем уходе в партизанский отряд».

Удалось установить фамилии 14 мужчин из 38: Бадалян Павел, Воробьев Петр Михайлович, Воронин Григорий Дмитриевич из Москвы, Галенчик Григорий из Минска, Данилюк Филипп Лукьянович, Козак Никита, Левин Иван Иосифович, Мартиросов Гурген Амирханович из Москвы, Морозов (Мороз) Василий, Новиков Алексей из Краснодарского края, Новиков Николай, Романов Михаил Александрович из Москвы, Сапожников Семен Анисимович из Москвы, Фролов Николай Митрофанович из Сочи.

И 8 женщин из 12: Бонк из дома Шлауг (Шлаг- Банковская) Ольга Брониславовна из Варшавы, Денисова Зинаида Дмитриевна из Псковской области, Ельченинова Татьяна Г. из Москвы, Епанешникова Валентина Александровна из Перми, Комарова Клавдия из Новосибирска, Назина Анна Ивановна из Новосибирска, Тукай Зинаида Иосифовна, Терещенко Анна Семеновна из Воронежской области.

Сведения об участниках побега и их воспоминания.

Мартиросов Гурген Амирханович (15.02.1912 – 23.07.1995)

Мартиросов Гурген Амирханович (15.02.1912 – 23.07.1995)

Родился в с. Чардахлы Шамхорского района Азербайджанской ССР. Армянин. Учился в Баку. Ассистент философского отделения Азербайджанского научно-исследовательского института (1931). Преподавал и занимался музейной деятельностью в Кировобаде, Ленинграде, Новгороде. Директор Куйбышевского краевого музея (октябрь 1936-март 1937). Аспирант Института философии АН СССР (1940). Добровольно вступил в Московское народное ополчение. Воевал на Западном фронте, тяжело контужен, попал в плен. Военнопленным работал переводчиком в немецком госпитале в Орле, Горках, Костюковке, Лиде.

«Зимой 1942 г. нас, группу военнопленных, около 80 человек, привезли в г. Лиду. Это были люди, оказавшиеся в неволе вследствие ранений, контузий, увечий, немногие из тех, кто выжил в лагере смерти в Рославле. Несколько месяцев совместной лагерной жизни крепко спаяли изувеченных физически советских людей. Тройка коммунистов Николай Воронин, Валентина Епанешникова и автор этих строк исподволь выявили настроение товарищей по фашистской каторге и постепенно привлекли их к антифашистской деятельности. Обстоятельства определили и наш профиль. Мы действовали первоначально в одном единственном направлении – вселить веру в неизбежность краха гитлеровцев. Только тот, кто пережил кошмар фашистской неволи, может понять, как это было важно в сердце своем иметь неугасимое пламя этой веры. Сначала агитация была устной, но вскоре стала и письменной. Огрызком карандаша на клочках бумаги писались скупые цифры, направления боевых фронтов, названия городов и районов, освобожденных Красной армией. Так передавалось содержание сообщений Сов информбюро. Незримыми и неуловимыми нитями шли эти сообщения от одного к другому, связывая их в одно целое.

В самой Лиде наша группа действовала около года. Мы собирали оружие и медикаменты, необходимые для партизанских отрядов. Разумеется, и оружие с боеприпасами и медикаменты были немецкими. Подпольщики их доставали при разгрузке санитарных эшелонов в ночное время. Госпиталь принимал раненых с фронта. Ночная тьма, вокзальная суета, стоны и проклятия раненых, которым не до винтовок и гранат, положенных рядом с ними, прикрывали эту опасную, но до невероятности нужную работу – сбор оружия. В кочегарке городской бани, куда доставляли раненых с вокзала, работал чудесный подпольщик, человек уже немолодой, бывший железнодорожник Петр Михайлович Воробьев, которому мы и перекидывали «конфискованную» горстку патронов, удачно вытащенную из под носа стражи гранату. К Воробьеву являлся другой чудесный человек Андрей Иосифович Анацкий, тоже в годах подпольщик и уносил добычу в явочные квартиры, откуда партизанские связные, которые регулярно навещали город, вывозили все это в отряды.

Медикаменты доставала «женская» половина подпольщиков. В госпитале работали Валентина Епанешникова, Клавдия Комарова, Зина Тукай, Ольга Шланг. Вот им и приходилось вместе с другими своими подругами заниматься конфискацией медикаментов. Много изобретательности проявили девушки в этом до крайности нужном деле.

Побег – сложный акт. Необходимо было обмануть охрану, «убрать» без шума унтер-офицера, приставленного к военнопленным, захватить минимум две автомашины, вооружение, боеприпасы. И все это без единого выстрела. Малейшая ошибка могла привести к гибели всех участников. Но все прошло благополучно. Николай Фролов, Василий Мороз и Алексей Новиков подогнали автомашины. Павел Бадалян, Иван Левин, Григорий Галенчик, Николай Новиков погрузили вооружение. Так на машинах, словно на прогулку, из немецкого гарнизона уехала эта группа».

«В декабре 1943 г, получив разрешение и приказ командования бригады им. Кирова, был организован побег военнопленных. Подготовка побега была проведена очень тщательно. Было рассчитано всё: как выдать автомашины, захватить вооружение, уничтожить охрану и вырваться из рабства. Решено было использовать баню, куда водили нас время от времени всей группой. Шоферы Николай Фролов и Романов подготовили машины. Два товарищи, работавшие в складе оружия, подготовили ключи. С наступлением темноты, под видом погрузки белья для дезинфекции, одна машина была нагружена оружием и боеприпасами (несколько ящиков патронов, больше 30 винтовок, несколько автоматов, пистолетов и т.д. В бане был убит унтер-офицер. На территории госпиталя были выведены из строя оставшиеся автомашины.

В ночь на 7 декабря мы прибыли в расположение бригады им. Кирова. Наша группа была разделена на 2 части: в отряды Искра» и «Балтиец».

Фролов Николай Митрофанович
Родился в 1914 г., жил в Сочи, работал шофером, призван 22 июня 1941 в отдельный автобатальон № 540, подвозил боеприпасы в направлении Ярцева, Дорогобужа и Вязьмы. В составе армии был окружен под Вязьмой в начале октября 1941 г. Попал в плен. Лагерь в Рославле. Санитар госпиталя в Орле, Горках, Костюковке, Лиде. «Побег был продуман и осуществлен под руководством Мартиросова. Он дал задания, кто что должен выполнять во время побега. Мне с Морозовым Василием, Новиковым Алексеем, Козак Никитой — вывести машины из строя, которые находились при госпитале. Из бани был совершен побег на двух автомашинах — 51 человек. В отряде был командиром отделения».

Епанешникова Валентина Александровна. Август 1941 г.

Епанешникова Валентина Александровна. Август 1941 г.

Епанешникова (в девичестве Рогова) Валентина Александровна
Родилась в Перми 18 января 1913 г. в семье слесаря главных паровозоремонтных мастерских Александра Александровича Рогова. Закончила 7 классов (1929). Работала ученицей на ж/д телеграфе ст. Пермь I, закончила курсы телеграфисток (1930), работала на аппарате Морзе.

В 1932 вышла замуж, уехала в Томск по месту службы мужа. Закончила курсы медсестер (1936), работала в городской больнице. Война застала в Омске, работала в санитарной части училища медсестрой. На фронт пошла добровольно.

Назначили в 463-й полевой госпиталь 24 армии заместителем начальника аптеки. Формировались в Омске. Под Ельней попали в окружение. «Меня с начальником аптеки оставили на шоссе в аптекарской машине, не было бензина. Со случайной группой пытались пройти к своим. 7 октября попала в плен, где познакомилась с москвичками Надей Манковской и Лялей Иоффан. Были отправлены в лагерь военнопленных в Юхнов для ухода за ранеными. Лечение сводилось к перевязкам и ложке марганцовки для уничтожения вшей, которых была страшная масса. Ни воды, ни бани, ни утюга не было, старые бинты стирали и ими пользовались. В лагере нас было 5 человек, врач Варвара из Красноярска и Мария из Москвы, раненая в ногу, ее мы смогли отправить в деревню. 31 декабря 1941г. совершили побег из лагеря вчетвером, 1 января были задержаны и доставлены в лагерь, нас обыскали и вывели на суд военнопленных. По немецким законам за побег нас должны были расстрелять, но пленные расстрел не утвердили. Кричали: «Отпустить домой, дать хлеба». Нас отправили этапом дальше. Беловская армия подходила к Юхнову, лагерь начали бомбить. Всех, кто мог ходить отправили, остальных перестреляли. Пришли в Рославль в лагерь военнопленных, там за сутки умирало до 100 человек. Кормили баландой из гнилых овощей или отрубями два раза в день. В лагере свирепствовал сыпной тиф, лечение – та же ложка марганцовки. Переболела тифом. В марте 1942 у немцев было большое количество раненых и нас отправили санитарками в немецкий госпиталь. Я и Надя Маньковская попали в 4-й госпиталь. В госпитале познакомились с переводчиком Гургеном Мартиросовым. Обменивались новостями о наших войсках, постепенно организовалась группа. По доносу Надю Маньковскую от нас увезли. В Рославле из госпиталя ушел один парень, мы все тянули жребий кого расстреляют. Наша группа постепенно росла, я сдружилась с Зиной Денисовой, которая жила с хаусфельдфебелем, через него имели выход в город. С госпиталем мы отступали под натиском наших войск во многие города, познакомились с электриком Николаем, танкистом из Омска, с ним имела некоторое время обмен и доставку листовок о военных событиях. Нас перебросили в Орел, где также была связана с Николаем, который был связан с подпольной группой. Готовили уход, но неожиданно нас отправили в Горки. В Горках с Зиной Денисовой познакомились с подпольщиком Кудаш, готовили уход в лес. Из Горок нас отправили в г. Лида, Кудаш дал адрес к подпольщику Анацко, он работал в депо, имел жену и 2 дочерей, одна работала, вторая училась. Анацко познакомил с подпольной группой. Доставали перевязочный материал и медикаменты. На связь первым пошел Сапожников Семен Анисимович, мне было поручено собирать и передавать материал и медикаменты, собирали материал Клава Комарова, Таня Ельченинова, Зина Денисова и еще 3 женщины. За один бинт или таблетку — расстрел, а мы передавали вещевыми мешками. 7 декабря 1943 г по приказу партизанского командования ушли организованно — 51 человек. Увести женщин к месту сбора (баня) поручено было мне. Взяли женщин, которые не были в связи с немцами, исключение имела Зина Денисова, которая активно работала. По прибытии в партизанское соединение нас распределили по отрядам, я попала в отряд «Балтиец», была назначена начальником санитарной части».

Денисова Зинаида Дмитриевна. Орёл. Декабрь 1942г.

Денисова Зинаида Дмитриевна. Орёл. Декабрь 1942г.

Денисова Зинаида Дмитриевна
Родилась в 1923 г. в с. Зенцово Красногородского р-на Псковской области. Закончила акушерскую школу в г. Опочка (1940), работала акушеркой в Верхне-Липовском медпункте Хотимского района Могилевской обл. Эвакуировалась в г. Навля Орловской области, в августе поступила в военный госпиталь № 26/10. В октябре эшелон с имуществом госпиталя прибыл на ст. Кудрино Брянской области. Железная дорога была разбита. «Оказалась в окружении, выходила на восток в с. Желанья Знаменского р-на Смоленской области. У ст. Угра староста предложил остаться и помогать раненым — около 20 чел. Их лечили и они уходили. В декабре 1941 г. высадился десант 201-й бригады под командованием капитана Суржика, а затем приземлился 4-й воздушно-десантный корпус, который занял Знаменский р-н. Работала в госпитале. В мае 1942 г весь госпиталь, 2000 человек раненых был отправлен на Большую землю. Я была переведена в отряд Суржика. Путь в 1.5 тыс. км от с. Желанья до г. Кирова шли по ночам. Оставалось 15 км, в Кировском лесу попали в засаду и в плен. Отправлена в Рославльский лагерь, там было много бойцов из бригады. Из Рославльского лагеря меня, Ельченинову Татьяну и Тукай Зину отправили работать в немецкий госпиталь в Орёл, там я встретила Мартиросова и Семена Сапожникова, которые работали переводчиками.

Госпиталь переехал в г. Горки, здесь удалось наладить связь с Кудышем, к которому я и Валя Епанешникова ходили как связные. Уйти в партизанский отряд не удалось, госпиталь переехал в Лиду. Я и Валя Епанешникова пошли на связь с Анацким Андреем на ул. Малодворцовая 18. Адрес получили от Кудыша в Горках. Андрей Анацкий дал нам адрес подпольной организации. В группу входили Николаенко, Нигрей, Соня и еще одна женщина. Затем стал ходить Семен, он передавал перевязочный материал, который мы брали в госпитале. Вся организационная работа была на Семене. 4 месяца нам не разрешали уходить в партизаны. Передали много оружия, патронов, перевязочного материала.
В четверг 5 декабря 1943 г получили приказ уходить в партизанский отряд, мы переменили на субботу. Под предлогом, что у военнопленных появились вши, мужчины были отправлены мыться в городскую баню и дезинфицировать белье. Вечером мы, женщины, прошли немецкие посты по Ленинской под предлогом, что мы русские медсестры из госпиталя идем мыть раненых с санитарного поезда. У бани уже стояли две автомашины, которые загружались одеждой и людьми.

Мы, женщины, стояли у автомашины недалеко от бани, когда слышим сильный человеческий крик, потом он стих. Когда всё погрузили в машины и уселись сами, машины тронулись в путь.

От Семена впоследствии я узнала, что отправляя в баню мужчин, из которых не все знали, что уходим в партизанский отряд, с ними ехал немец, которого должны были убить, а Семен еще остался в госпитале с автомашиной, нужно было что-то забрать со склада. Когда приехал Семен, мужчины раздетые мылись, а немец за ними присматривал. Немца оглушили в бане, все стали грузить в автомашины, немец очнулся, выпрыгнул в окно и стал кричать, его добили и бросили в канаву возле бани, погрузились и уехали. Один или два гражданских сбежали с бани.

По дороге в лес чуть не попали на засаду белополяков, спас случай — поломка автомашины, и мы задержались, поляки не дождались и ушли. Семен рассказывал, что проводник был связан с белополяками, и что белополяки нашу группу ожидали в засаде в четверг до часу ночи, в пятницу до 0-30, в субботу до 23-30, а мы приехали на это место немного позже.

Мы прибыли в партизанскую бригаду Кирова, где наша группа в 52 человека была разделена в два отряда. Я находилась в отряде «Балтиец».

Наш проводник сидел под следствием 3-4 месяца и был расстрелян перед построением всего партизанского отряда».

Шлаг –Банковская Ольга Брониславовна. Лида, Зима 1944-45 гг.

Шлаг –Банковская Ольга Брониславовна. Лида, Зима 1944-45 гг.

Бонкова из дома Шляуг Ольга Брониславовна («Шланг», «Шлаг- Банковская»)
Родилась 25.12.1913 в Варшаве. Еврейка. Член компартии Польши. В сентябре 1939г. переехала с мужем и дочерью в Белосток. Работала медсестрой в советском военном госпитале (1940-41).

«23 июня эвакуировала раненых вглубь страны. После бомбежки поезда получили распоряжение эвакуировать раненых каждый «на собственную руку». Вместе с мужем Владиславом, сержантом Красной Армии, мы привели 19 раненых после больших трудностей и запутанных приключений 28 июня в Могилев. Я с ранеными была направлена в Орел, мой муж в Красную Армию. В Орле работала в военном госпитале, как старшая операционная сестра.

3 октября немцы заняли Орел. Наш госпиталь (ЭГ № 399) не успел эвакуироваться, остался в пользовании немцев. Привезли группу советских пленных из -под Вязьмы, всего нас было около 10 женщин и около 70 мужчин. При наступлении Красной Армии госпиталь перевели из Орла в Горки около Орши, 6 недель в Костюковке около Могилева и затем в Лиду.

В Лиде наши пленные начали усиленно искать контакты с партизанами. У меня, операционной сестры, был доступ к перевязочным материалам, медикаментам, лекарствам и я могла их систематически передавать в партизанскую бригаду. 7 декабря 1943 г руководство нашей группы во главе с т. Мартиросовым, обезвредив одного унтер-офицера и, уничтожив несколько машин, дало приказ побега на двух машинах. Из Лиды мы прибыли в Налибокскую пущу в бригаду им. Кирова».

Бонк Галинка, Лида. 1944.

Бонк Галинка, Лида. 1944.

«Больше чем партизан немцы опасались вшей и тифа. План побега опирался на этом тривиальном, но совершенно правильном наблюдении. Планирование нашего побега началось чуть ли не сейчас же по приезде в Лиду, но должно было пройти несколько месяцев, прежде чем можно было его осуществить. План был простой, но логистика достаточно сложная. Побег большой группы заключенных из хорошо охраняемого госпиталя в городе полном немцев, без потерь требовала точности и четкой координации с действиями партизан.

Зима началась в том году рано, и уже в начале ноября было много снега. Акция была запланирована на первую неделю декабря. Началась с заявления одной из санитарок, что помещения для заключенных атакованы вшами. Как и предвиделось, немцы тотчас же издали приказ, чтобы всех пленных и их постели отправили в баню с целью обработки. Вечером 7 декабря все заключенные, среди них неосведомленные о том, что их ждет, сели в грузовики. На удивление к охране нас назначили только одного младшего офицера. Быть может немцы не опасались достаточно послушных русских пленных: верили им, как верят лояльным работникам в мирные времена. Ни один из пленных не был вооружен.
В то время, когда мы ехали в сторону бани, в госпитале осталось четверо мужчин: один из них выломал завес, замыкающий склад оружия, в тот момент, когда Романов, специалист электрик, разъединил электрический ток, погрузив все госпитальные здания в темноту. Повреждены были так же все остававшиеся средства передвижения, чтобы не позволить немцам организовать немедленную погоню.

Прежде чем было исправлено электричество, вся четверка довезла грузовиком погруженное оружие до бани. Ударом в голову оглушен не подозревающий ничего офицер. На свое несчастье быстро очнулся, выбежал на улицу и начал кричать. Был застрелен. Если бы не пришел так быстро в сознание… Почему я чувствую себя ужасно, думая об этом единственном убийстве на фоне столь многочисленных жестокостей. Может потому, что это позорно, когда многие нападают на одного? Может хорошо его знали и не хотели бы его убивать, потому что был порядочным человеком? Может по дороге в баню беззаботно шутили с ним за несколько минут перед убийством? Чувствую облегчение, что ничего из этого не помню, тем более что не я должна была принимать тогда решение. Пятьдесят две особы – мужчины, женщины и один ребенок ехали ночью под брезентом немецкого грузовика через Лиду и далее за город, В селе Докудово встретили нашего проводника, который повел нас в направлении Налибокской пущи. Все были в напряжении, кроме меня одной, полностью не осознающей угроз. Наверное, я спала.

Нужно было перебраться через Гавью, приток Немана. Чтобы избежать угроз, реку необходимо было форсировать вдалеке от охраняемых мостов. Была безоблачная холодная декабрьская ночь, небо полное звезд. Лед был недостаточно крепкий, чтобы выдержать тяжесть загруженного грузовика, так что упали мы с мамой в ледяную воду. Она брела вперед, судорожно придерживая спадающие с неё длинные теплые штаны из чистой шерсти. Не могла позволить себе их потерять.

Когда стало безопасно, заледеневшими руками освободила меня от мокрой одежды. Я дрожала от холода, стоя голой на ледяном ветру на платформе грузовика. Мама натерла меня спиртом и молниеносно завернула с головы до ног в бандаж. Кто-то, думаю, что это был Гурген, набросил мне на плечи плащ. Та холодная ночь, переход через реку, быстрые руки моей мамы – это мои первые связные воспоминания. Имела едва 4 года.

Г.А. Мартиросов, Галинка и О.Б.Шлаг-Банковская. Лида. 1945.

Г.А. Мартиросов, Галинка и О.Б.Шлаг-Банковская. Лида. 1945.

Партизаны не принимали людей без оружия, а тем более женщин. Но в нашей группе все 12 женщин были медсестрами, а каждый из мужчин умел пользоваться оружием. Мы привезли ценные вещи, медицинские инструменты, бинты, лекарства, белье, арсенал оружия, амуниции, и даже два генератора. Спасли нас полчаса. То, что польские партизаны на нас охотились, указывает, каким большим был недостаток оружия и медицинских материалов, также какой сложной была борьба трех сил за доминирование на тех землях.

Пару месяцев спустя Малевского поймали на двуличии, был расстрелян нашими в марте 1944 г.»

Галенчик (Голенчик, Галинчик ) Григорий Кар.
Родился в 1911 г., белорус. Военнопленный, санитар немецкого госпиталя.

Данилюк Филипп Лукьянович.
Родился 4 января 1919 г. в Сочи. В Красной Армии с 1939 г, перед войной служил в 271 ап, в плен попал под Вязьмой 10 октября 1941 г. в составе 16 -й армии. Военнопленный. Санитар немецкого госпиталя.

Клавдия Комарова. 1941 г

Клавдия Комарова. 1941 г

Комарова Клавдия (1921-1944)
Родилась в 1921 г в крестьянской семье под Новосибирском. Перед войной занималась в Новосибирском кавалерийском клубе Осоавиахима, была отличной наездницей, занимала высокие места на всесоюзных соревнованиях, работала инструктором конного спорта. Закончила курсы медсестер. Осенью 1941 добровольно ушла в Красную Армию. Командир отделения, затем командир взвода.

В заметке «Сибиряки пишут с фронта» газета «Советская Сибирь» в начале 1942 г. сообщала:
«Живу хорошо, очень привыкла к боевой жизни. В части я — командир отделения. Хорошее у меня отделение. Замечательные бойцы. Смотришь на них —и сердце радуется. Вот здесь, в любимой своей сибирской коннице я — на месте. В школе я выросла на лошади, получила все необходимые знания. Сейчас совершенствую их на практике». Последнее письмо—19 мая 1942 года. Клава писала: «Живу хорошо, настроение прекрасное. Хочется еще с большей энергией и силой быстрее уничтожать врага, очищать свою землю от этой сволочи…»

А потом был рейд в кавалерийском корпусе Белова в составе 75-й кавалерийской дивизии. Попала в плен раненая. Рославльский лагерь. Санитарка немецкого госпиталя.

Назина Анна Ивановна
Родилась в Новосибирске. Занималась альпинизмом. Фронтовая подруга Клавы Комаровой. В глубоких снегах 1942 года обморозила ноги. Попала в плен. Оказалась в Рославльском лагере. Санитарка немецкого госпиталя.

Сапожников Семен Анисимович
Родился в 1902 г, работал в артели в Москве. Военнопленный, переводчик в немецком госпитале, один из организаторов побега.

Терещенко Анна Семеновна
Родилась в 1920 г., русская. Санитарка в немецком госпитале.

Тукай Зинаида  Иосифовна

Тукай Зинаида Иосифовна

Тукай Зинаида Иосифовна.
Родилась в 1921 г., белоруска, медицинская сестра. В составе Московского мотострелкового истребительного диверсионного полка принимала участие в сражении 28 ноября 1941 г. под Дмитровом, где была ранена. Рославльский лагерь военнопленных. Санитарка немецкого госпиталя в Орле, Горках и Лиде.

В партизанский отряд «Искра» были определены:
Воронин Григорий, Голенчик (Галенчик) Григорий, Данилюк Филипп, Левин Иван, Мороз (Морозов) Василий, Новиков Алексей, Новиков Николай, Романов Михаил, Сапожников Семен…
В партизанский отряд «Балтиец» — Денисова Зина, Тукай Зина, Комарова Клавдия, Епанешникова Валентина, Назина Анна, Фролов Николай…

В госпитале осталась Аверьянова Лидия, у неё было двое маленьких детей, мать и сестра Клара.
Аверьяновы, муж и жена, числятся в списке расстрелянных 3 июля 1944 г.

Аверьянова Лидия.

Аверьянова Лидия.

Сестра Лидии Клара тоже работала в немецком госпитале, после войны вышла замуж и уехала.

В январе 1944 г. в боевом столкновении у д. Борки погибла Клава Комарова:
«В один из первых дней нового года трое разведчиков отправились на очередное задание. Подтянули подпруги, проверили автоматы и, вскочив в седла, скрылись в чащобе. Клава и двое парней, двое новеньких. У околицы Борков наперерез разведчикам внезапно выскочила группа конных!
— Партизаны! — заорал головной. Но, видя, что партизан всего трое, гитлеровцы бросились в атаку.
— Хлопцы, не робей! — Клава вырвала из ножен шашку.— Сейчас будет рубка!
И тут случилось неожиданное и страшное. Оба ее спутника повернули лошадей и пустились наутек. Молодые, почти не обстрелянные ребята, они струсили. И скакали к лесу, а сзади в кольце немцев вертелась на коне Клава, блестела и опускалась ее шашка. Немцы не могли достать ее клинками, и тогда на месте схватки затрещали выстрелы… Партизаны увидели несколько трупов немцев, зарубленных девушкой. Снег был утоптан и окровавлен. Неловко подогнув ногу, лежала на снегу разведчица. Она буквально была изрешечена пулями. Похоронили ее неподалеку от деревни. Насыпали холмик, положили сверху несколько еловых веток, опушенных инеем» (Г. Русецкая, учительница Докудовской СШ).

Группа партизан отряда «Балтиец». Февраль 1944 г.  Тукай З. –третья слева, Денисова З. -во втором ряду.

Группа партизан отряда «Балтиец». Февраль 1944 г. Тукай З. –третья слева, Денисова З. -во втором ряду.

После освобождения Лиды 25 июля 1944 г. Григорий Галенчик, Анна Семеновна Терещенко, Зинаида Иосифовна Тукай были призваны Лидским военкоматом в Красную армию.

Послевоенная жизнь участников побега.

Мартиросов Г.А. Гродно. 1960-е годы

Мартиросов Г.А. Гродно. 1960-е годы

Мартиросов Г.А. С января 1945 г. преподавал в Гродненском пединституте, затем университете. Был заместителем ректора института, старшим преподавателем, деканом историко-филологического факультета. Основатель и заведующий кафедрой философии и политэкономии (с 1974 г. марксистско-ленинской философии). Кандидат философских наук (1954). Член Союза журналистов СССР. Награжден орденами Отечественной войны І и ІІ степени, орденом «Знак Почета», 13 медалями, в том числе «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Данилюк Филипп Лукьянович. 1974 г.

Данилюк Филипп Лукьянович. 1974 г.

Данилюк Ф.Л. – в 1946 г. вернулся домой, 37 лет работал на мебельной фабрике, занесен в Почетную книгу предприятия. Сын Сергей. В 1989 и 1996 г. прислал 2 письма из Адыгеи с хутора Причитовский в 10 км от Майкопа. Инвалид 2 группы.

Бонкова Ольга Брониславовна. Варшава,1949

Бонкова Ольга Брониславовна. Варшава,1949

Бонкова О. Б. После войны встретилась с мужем, который закончил войну командиром 11-го полка кавалерии внутренних войск. Изучала медицину, работала в центральном клиническом госпитале Министерства Внутренних дел врачом-педиатром. Член ПЗПР.

Муж Ольги Владислав Бонк (Zeev Edary)  написал книгу «Nurses and Soldiers», которая была издана в Израиле в 1976 г.

Муж Ольги Владислав Бонк (Zeev Edary) написал книгу «Nurses and Soldiers», которая была издана в Израиле в 1976 г.

Муж Ольги Владислав Бонк (Zeev Edary)  написал книгу «Nurses and Soldiers», которая была издана в Израиле в 1976 г.

Муж Ольги Владислав Бонк (Zeev Edary) написал книгу «Nurses and Soldiers», которая была издана в Израиле в 1976 г.

Денисова Зинаида Дмитриевна. Лида. 1945 г.

Денисова Зинаида Дмитриевна. Лида. 1945 г.

Денисова З.Д. работала акушеркой в лидской больнице, в 1946 г. к ней приехали отец Дмитрий Денисович и остальная семья. В 1950 г вышла замуж и с мужем уехала в Херсон. Родила дочь. В 1965 г работала медсестрой на спасательной станции в г. Херсон. «Наград я не имею».

Фролов Николай Митрофанович. Сочи, 1976 г.

Фролов Николай Митрофанович. Сочи, 1976 г.

Фролов Н.М. В июле 1944г. был направлен в органы МГБ. В Сочи вернулся в 1946 г., работал шофером: 15 лет на спецперевозках иностранных делегаций и еще 15 на легковом такси в ПАТП № 1.

Воронин Г.Д. Жил в Москве.

Ельченинова Т.Г. Вернулась в Москву. В одном из писем писала: «О себе писать ничего не могу. Скажу только одно — живу хорошо». По сообщению З. Денисовой вернулась в Оренбург, где проживали все ее родственники.

Епанешникова В.А. Вернулась в Пермь. Муж ее пропал без вести под Ельней, два брата погибли.

Комарова К.
Один из пионерских отрядов СШ № 27 Новосибирска носил ее имя. Собрали фотографии: Клава лучшая курсантка, у знамени школы. Клава верхом перед рубкой лозы. Клава у походной кухни.

Левин И.И. Жил в Лиде на 7 ноября 11, работал в школе –интернате.
Назина А.И. В отряде родила дочь Тамару, их отправили самолетом на Большую землю. Муж погиб. Жила в Новосибирске. Работала в штабе СибВО. Награждена орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу». В июле 1984 г. по приглашению следопытов Докудовской СШ приезжала в Лиду и Докудово.

Сапожников С. А. Вернулся в Москву, работал на парфюмерной фабрике.

Бонк Галинка с родителями жила в Варшаве, закончила школу, институт, работала в научно-исследовательском институте, вышла замуж, родила дочь, переехала в Австралию. В письме от 31 марта 2015 г написала:
«Жили в Варшаве. Мама завершила медицинское образование и специализацию в области педиатрии. Она любила детей, и очень любила свою профессию. Всегда очень много работала.

Родители мои были коммунистами. В 1968 году польская коммунистическая партия отвернулась от евреев, обвиняя их в нелояльности по отношению к партии и отсутствии патриотизма. И потому, что они тогда думали, что Польша будет счастливее без евреев, нам разрешено было выехать; на самом деле нас выгнали из страны. Это был очень болезненный период в жизни моих родителей, как и многие старые коммунисты, они посвятили всю свою жизнь идеалам справедливости и равенства. Выехали в Израиль, и хотя перестали быть коммунистами, справедливость и равенство оставались всегда значимыми для них. Мама часто рассказывала мне о своих друзьях в Орле и в Лиде, о партизанах, и никогда не переставала искать их.

Для меня 1968 год был тоже переломным: выгнали с работы в научно-исследовательском институте иммунологии, чувствовала себя запятнанной (клейменой). Выехала с мужем в Австралию, сначала работала научным сотрудником, потом преподавателем.

У меня есть дочь. Имею также приёмного сына, молодого афганца, бежавшего от талибов, он теперь член нашей семьи. Благодаря ему в середине мая стану бабушкой.

После выхода на пенсию занялась переводом стихов с польского языка на английский. Написала книгу «Все самое важное: путешествие с моей матерью». Будет издана под конец этого года на английском языке. Надеюсь, что будет напечатана и в Польше».

Летом 2009 г. Галина Владиславовна с дочерью приезжала на один день в Лиду.
В замке было много экскурсионных групп, наше общение, к сожалению, оказалось непродолжительным, показал сохранившиеся документы и воспоминания. После отъезда Галина Владиславовна прислала копии писем ее маме от участниц побега.

Пытался восстановить весь список отчаянно смелой полусотни медсестер и медбратьев, бежавших в зимнюю декабрьскую ночь к партизанам. Может быть эта публикация поможет. Надежд не теряю…

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    Варфоломей 13 апреля 2015 в 19:56

    Какие замечательные люди,от фотографий веет теплом, не смотря на то что жизнь так перемолола судьбы.Один народ из многих национальностей.Не то что нынешнее племя...


  • ...

    Александр 16 апреля 2015 в 10:17

    В жизни всегда есть место предательству и героизму, трусости и отваге... Но познаются они только в трудные моменты человеческого бытия, когда под нагрузкой и стрессом у одних вскрываются нарывы, у других обнажаются крылья, вне зависимости от национальности и вероисповедания. Из этого рассказа видно также, как много в такие моменты значит идеология. Ведь все эти люди верили в определенные идеалы, из-за них готовы были рисковать своей жизнью, чтобы отдать все для победы. И они победили... Не для всех, правда, эта победа оказалась радостной впоследствии. Но это уже совсем другая история... Спасибо автору этого замечательного повествования!


  • ...

    Роман 16 апреля 2015 в 21:54

    Галенчик Григорий Карпович 1910 г.р., г. Минск. В РККА с 08.01.1940 года Место призыва: Минский ГВК. наградной лист 25.09.1944 г. http://podvignaroda.ru/filter/filterimage?path=VS/268/033-0690155-3847%2b011-3844/00000037.jpg&id=33151623&id1=be0e0ae597759e5b8d49afa20c789340 Погиб 05.03.1945 г. http://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=4513529&page=5


  • ...

    Сливкин 14 июня 2015 в 20:33

    Роман, спасибо


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>