Дайновское княжество: местоположение и расселение (2 часть)

9:00, 2 Апрель 2013

1666


История города

Ознакомится с предыдущей часть можно тут — «Дайновское княжество: местоположение и расселение»

Дойновское княжество.

Дойневское (Дойновское) княжество упоминается в «Летописце Великих князей Литовских»: «А пятый брат Троиндень мешкал пры брате своем великом князе Нарымонъте. И доведался князь великий Нарымонт, што ж князи Ятвезъские померли, а люди их мешкают без господара. И князь Нарымонт поидеть на них. И они не противечыся поддалися и поклонилися ему. А так он, оставшы им господарем и вземшы их, дал брату своему Троинденю за вдел. И князь великий Тройдень наидеть гору красную над рекою Бебрею. И сподобалося ему там вельми и зарубил город и назоветь его Раигород, и прозоветься князем Ятвезским и Доиновъским»; в Хронике литовской и жмойтской: “Тройден ятвиги, где теперь Подляше и князство Дойневское, доброволне собъ поданое, опановал, который, заъехавши з пригоды в пущу на ловы, нашол гору роскошную над Бобром ръкою, которой положене собъ уподобавши, збудовал Райгородок замок” ((ПСРЛ. Т.32. М.1975, с.32); в хронике Быховца: “Y kniaź weliki Troyden nayde hora krasnu nad rekoiu Bebroju, y spodobałosia jemu tam welmi, y zarubił horod, y nazowet ieho Rayhorod, y prozowetsia welikim kniazem jatwizskim y doynowskim» (там же, с.135).

Белорусско-литовские хроники сходятся в том, что князь Тройдень, без битв и насилия “опановал” территорию ятвягов и дойновцев; что ятвяги жили в Подляшье, рядом располагалось княжество Дойновское; на территории ятвягов над рекой Бобр Тройден нашел гору, на этой горе построил Райгород и стал князем ятвяжским и дойновским.

Современный Райгород с Замковой горой расположен в Польше в Подляском воеводстве, в Граевском повете, в 24 км от Августова на берегу Райгродского озера. Немного южнее протекает р. Бобр – Бебжа по-польски — правый приток Нарева. Местные краеведы считают, что в средние века на острове, где возвышался холм, ятвяги заложили укрепленный город Рай. Город был главной резиденцией ятвяжского племени злинцев. Охранял он торговый путь, ведущий из Мазовии в глубины ятвяжских земель. Город имел большое значение, его неоднократно завоевывали, сжигали и заново отстраивали. Около 1290 года был занят князем литовским Наримунтом и с того времени за городом закрепилось название Райгород.

Отметим противоречие между текстом договора 1259 г. и белорусско-литовскими хрониками. В договоре Deynowe – земля, “которые также некоторые называют Ietwesen, в хрониках — князь Тройдень был князем ятвяжским и дойневским. Противоречие позволило исследователям разделилиться во мнениях, одни полагают, что Денова и Ятвягия -синонимы, другие, что это две различных территории — Ятвягия и Дейнова, на которых проживали разные прусские племена — ятвяги и дейновцы. Мнений в действительности больше, например: ятвяги – общее название прусских племен; дейнова- литовское название ятвягов.

Несмотря на имеющиеся противоречия очевидно, что во второй половине 13 столетия земля Дейнов и Дейновское (Дойновское) княжество находились на левобережьи Немана на западной окраине Великого княжества Литовского — в Сувалкии (ныне Подляшское воеводство Польши).

Т.Нарбут и последователи о Дейновском княжестве.

Как же оно оказалось около Лиды ? Высказанное однажды ошибочное представление начинает жить своей жизнью.

Теодор Нарбут, живописуя весьма сомнительный поход сомнительного великого князя Скирмунта в 1160 г. на неизвестного историкам князя владимиро-волынского Мстислава Изяславовича, победу в битве с русскими над берегом Ясельды, добычу Пинска и Турова: “zkąd przyniósł trofea zwycięztwa i radośne wieści ojcowi swojemu do Dziewiałtowa — откуда принес трофеи победы и радостные вести отцу своему в Девялтов”; завершил абзац совершенно неожиданной фразой: “Do tej lub blizkiej epoki odnosi się przyłączenie stałe do Litwy Xięztwa Dejnowskiego, dziś cześć wschodnio-południowa powiatu Lidzkiego. = К этой, либо близкой эпохе относится присоединение постоянное к Литве Княжества Дейновского, ныне часть юго-восточная повета Лидского” (Narbutt T. Dzieje starozytne narodu litewskiego. Т.3. S.298)

И затем несколько раз повторил эту мысль в 4 и 5 томах своей “Истории литовского народа”: “w roku 1234 Ruś, położona między Dzitwą i Pelasą, z jednej, a Niemnom z drugiej strony, od ujścia Gawii do ujścia Kotry, już zaczęła należeć do Wielkiego Xięztwa Litewskiego, nie mniej Dejnow, Lida, Dąbrowna i po rzekę Żyżmę, jak dopiero jest granica między powiatami Lidzkim i Oszmiańskim. = … в 1234 г Русь, расположенная между Дитвой и Пелясой, с одной, и Неманом с другой стороны, от устья Гавьи до устья Котры, уже начала принадлежать Великому княжеству Литовскому, не менее Дейнов, Лида, Данбровна и по реке Жижме, как теперь есть граница между поветами Лидским и Ошмянским” (T.4. S.74)

“Był on razem Xiążęciem Dojnowskim, …wydział ten od Dojnowa, znajomej włości dotąd, w powiecie Lidzkim, nazwany, składały parafie tego powiatu Ruskie, gdyż część Peluzyi, czyli parafie Litewskie». «Dojnaw, czyli jak dziś piszą Dejnow, leży nie daleko Lidy i Myta. = Был он одновременно князем Дейновским, (это о Тройдене) … названный от Дойнова, известной волости до сих пор, в повете Лидском, представляли парафию этого повета Руские, как часть Пелюзии, то есть парафии Литовские. Дойнав, или как сегодня пишут, Дейнов, лежит недалеко от Лиды и Мыто” (T.4. S. 285).

«To miejsce, po zawojowaniu Xięztwa Dejnowskiego, około r. 1180, w którem leżało, jest osadą litewską; ponieważ Lida, znaczy trzebież, pole z lasu oczyszczone.= Это место, после завоевания Княжества Дейновского, около 1180 года, в котором находилось, есть поселение литовское; потому что Лида, обозначает вырубка, поле, очищенное от леса» (Т.5. Dodatki … S.1).

Благодаря этим фантазиям Т.Нарбута Дейновское княжество оказалось локализованным на Лидчине, а город Лида, как стали писать в некоторых энциклопедиях, появился в 12 столетии.

Должен отметить, что Т.Нарбут был знаком с текстом договора Миндовга с Немецким Орденом 1259 г. (Т.1У Dodatki) и c литовско-белорусскими хрониками. Следуя тексту Хроники литовской, он писал: «Wielki Xiąże Litewski Narimund, około roku 1268, wtargnął z wojskiem do Podlasia Jadźwińskiego i przymusili naród do przyjęcia pana z ręki swojej wyznaczonego. Był nim Trojden, brat Narimunda rodzony, który został xiążęciem Jatwezkim i Dojnowskim, z obowiązkiem uległości Wielkiemu Xiązęciu Litewskiemu i płaceniem pewnej daniny. Ten Xiąże zbudował zamek Rajgrod, pojął xiężniczkę Mazowiecką za żonę.. = Великий князь Литовский Наримунт, около 1268 г, вторгся с войском в Ятвяжское Подлясье и заставили народ принять хозяина от руки своей назначенного. Был им Тройден, родной брат Наримунта, который стал князем Ятвяжским и Дойновским, с обязательством подчиненности ВКЛ и выплаты определенной дани. Этот князь построил замок Райгород, и женился на мазовецкой княжне…» (Т.2, S.189).

Трудно как- либо комментировать это противоречие. Забыл к 4 тому то, о чем писал во 2 –м ?

За Т. Нарбутом последовали I.Iaroszewicz (1844): «Дейна — это теперешняя Дейнова, сел. к западу от Лиды»; Н.П.Барсов (1873, 1885): «Область Денова находилась между Неманом и Вилией, по притокам Немана, Меречанки, Дитве и Жижме, в теперешних уездах Лидском, Ошмянском и в южной части Виленского, и, может быть, Вилейского. Здесь до сей поры находятся несколько населенных мест, сохранивших древнее областное название. Нам известны — по р. Меречанке и ее притокам: Дойнова и Дойновка к югу от Медников (верстах в пяти), Дайнова на юго-запад от них (верстах в двадцати), Дайнишки и Дайнова на р. Сольче, Дейново на юг от Сольчи (все в Вилейском уезде); по Дитве — Дойново к западу от Лиды верстах в пяти; по Жижме; Дайнувка у верховьев ее на Виленско-Ошмянской границе, Дайновка ниже Германишек; два селения Дайнова, между Жижмой и Ольшанкой, к северо-востоку от Лиды. Сверх того, подобноименные селения встречаются и в южной части Ошмянского уезда, на Минской границе, в области Неманского притока Березины: Дойнова Большая и Дойновка на речке Пурвиле»; А.Киркор (Живописная Россия, 1882): «Древнъйшая же столица Дейновцевъ, Дейново, въ 15 верстахъ от Лиды, нынъ небольшая деревня. Дейновское княжество существовало еще въ начале ХІІІ столътия.… В Дейновъ сохранился большой камень, который народъ называет кобылкою, ибо, по преданію, на нем казнили преступниковъ”; Э.А.Вольтер (1893, Энциклопедия Брокгауза): «Дейновское княжество XII в. находилось в пределах нынешнего Лидского у. Виленской губ. Около фольварка Дейнова (близ р. Дзитва) заметны следы замка и города, который был главным в Д. княжестве. Сохранился большой камень, называемый «кобылкой», на котором, по преданию, казнили преступников»; Ф.В.Покровский(1893) и др.

Фантазия Т.Нарбута, благодаря столь авторитетной поддержке исследователей, большинство из которых были скорее литераторами, нежели историками, дожило до конца ХХ века: “Дайноўцы – нашчадкі яцвяжскага племя, што жылі на правым беразе Нёмана. У 13-14 ст. мелі княства, якое займала тэр. паміж Нёманам (правыя прытокі Дзітва, Гаўя з р. Жыжма) і Віліяй. Упершыню княства ўпамінаецца пад 1259 у грамаце Міндоўга. З 1260-х гадоў дайноўцы, страціўшы сваіх князёў, запрасілі да сябе кн. Трайдзеня. З цягам часу асіміляваліся большасцю ў беларусаў, астатнія – у літоўцаў” (Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. Том 3. 1996. с.195).

К концу ХХ века наметилось перенесение древнего Дайновского княжества к северо –западу в нижнее течение р.Меркис: «Дайнава (Дайнова), гіст. вобласць у Літве і на Пн-З Беларусі. Упершыню ўпамін. у 1255 у грамаце Міндоўга крыжакам (магчыма, падробленай). Першапачаткова ўяўляла сабой, напэўна, тэрыторыю аднайменнага заходне-балцкага (яцвяжскага) пляменнага княства, якое ў 2 пал. 13 ст. увайшло ў склад ВКЛ і было паступова асіміліравана на Пн літоўцамі, на Пд — беларусамі… Асноўная тэрыторыя Д. ахоплівала правабярэжжа Нёмана на Пн — У ад Гродна, у ніжнім цячэнні р. Мяркіс (суч. Варэнскі р-н Літвы) і прылеглых частках суч. Гродненскага, Шчучынскага і Воранаўскага р-наў, адкуль адбывалася рассяленне далёка на Пд (нават на левабярэжжа Нёмана) і на У. У 15 ст. і пазней большасць гэтага абшару займала слабазаселеная Дайнаўская пушча» (Беларуская энцыклапедыя. Т. 6. Мінск, 1998. С. 11).

В первом томе книги “Великое княжество Литовское” (Минск, 2005) В. Поздняков, собрав все сведения о Дайновском княжестве, вопрос местоположения оставил открытым.

Итак, существует закрепившееся в исторической литературе убеждение, базирующееся на голословном утверждении Т.Нарбута о расположении Дайновского княжества между Лидой и Мыто в Лидском уезде. Никаких подверждающих фактов, кроме названия деревни и исчезнувшей “кобылки”, не имется. Больше того, оно противоречит документам ХIII века. Сомнения и споры о местоположении Дайнавского княжества давно потеряли бы всякий смысл, если бы не топонимы Дайнава и мнение академика В.В.Седова.

Мнение академика Седова.

В.В.Седов в работе “Ятвяжское племя Дейнова” подтверждает выявленное ранее Т.П.Барсовым и А.Каминьским определенное сосредоточение топонимов производных от Дайнавы и приводит карту, на которой видно, что 80% их концентрируются на междуречьи Вилии и Немана (рис. 4).

Карта расположения топонимов типа "Дайнова"

Здесь же в басссейнах рек Меречь, Дитва, Гавья В.В.Седов выделяет район обширного распространения каменных могил 13 -14 столетий (рис.5). Вообще то здесь два ареала. Но академики мыслят глобально, 100 км для них не расстояние.

Карта расположения каменных могил

Седов В.В.обращает внимание на следующие моменты:
1. В конце ХII и в ХIII в. на междуречьи верхнего Немана и Вилии на смену каменным курганам приходят каменные могилы.
2. Погребения в каменных могилах совершались по обряду ингумации (трупоположения).
3. Вещевой материал каменных курганов с трупоположениями и каменных могил однотипен.

Исходя из подобия каменных курганов и каменных могил, однотипности их вещественного состава В.В. Седов считает, что каменные могилы на этой территории являются эволюцией каменных курганов и принадлежат к одной этнической группе населения. И вывод: “Каменные могилы сосредоточены в тех районах междуречья Вилии и Немана, где обнаруживается концентрация топонимов типа “Дейнова” и где, согласно преданиям, находилось Дейновское княжество.”

Топонимы Дайнава.

В действительности поселений с названием производным от Дайнава (Дейнова, Дайнова, Дойновка, Дайнувка, Дайнишки) – более пятидесяти. На территории современной Литвы А.Каминьский насчитал 28. В Гродненской области в настоящее время имеется 10 подобных поселений. В границах Лидского уезда в начале ХХ века имелось 5 деревень и один фольварок с названием Дайнова. Казалось бы много, если не принимать во внимание того, что в это время на территории уезда площадью около 5 тысяч км2 насчитывалось более 2 тысяч поселений. 6 топонимов на 2000 – всего 0,3%. Это скорее погрешность, чем концентрация.

Наряду с Дайнавой Дитвянского сельсовета, которую Т.Нарбут выбрал столицей Дайновского княжества, поблизости от Лиды имеются еще три Дайнавы — в Бастунском и Беняконском сельсоветах Вороновского района и в Гераненском сельсовете Ивьевского района. Кстати, около бастунской Дайнавы лежат два валуна (4х1.85х0.3 м и 3,3х3,2х1.8 м) ничем не хуже киркоровской “кобылки”. Только на территории Вороновского района известны 17 огромных валунов, два из них с ямками (Аляшкевіч, 2006).

В Гродненской области имеются многочисленные топонимы с названиями Бортяки, Гуды, Жомойдь, Кривичи, Литва, Латыши, Ляховичи, Мазуровщина, Москали, Татарцы, Хохлово, Цыгановка, Черкесы, Чехи, Швабы, Шловенцы, Ятвезь. Но никто же не утверждает, что на Гродненщине существовали Ляховичское, Москальское, Швабское и т.п. княжества. Названия эти свидетельствуют о том, что население области полиэтническое. И не более того.

Процесс уничтожения Дайновского княжества завершился в 1278-83 гг. Попавшие под “тевтонский бульдозер” уцелевшие дайновцы вынуждены были переселиться на свободные земли в глубину Литовского государства. Есть этому подтверждение и в “Великой Хронике”: “В этом же году (1260- ВС) окрещенные пруссы со своим королем Мендольфом из-за многочисленных тягот, причиненных им крестоносцами, оставив христианскую веру, которую приняли ранее, ушли с некоторыми братьями Ордена крестоносцев к литовцам, смело к ним присоединившись” (гл.132).

Там, где находилось Дейновское княжество, на левобережьи Немана в Сувалкии, нет ни единого поселения с корнем дайн-, дейн (контур ограниченный зеленой линией на рис. 4). К западу имеются, к югу имеются, и даже к северу имеются, нет к северо- западу, откуда шло наступление. И какой отчетливый шлейф к востоку.

Уверен, что деревни с названием типа Дайнава – это поселения дайновцев, бежавших из Сувалкии. Наличие этих поселений на обширном пространстве юго-восточной Литвы и северо-западной Беларуси свидетельствует о дискретном расселении племени по просторам Принеманья. Селились там, куда смогли дойти или там, где им предложили.

Каменные могилы.

Каменные могилы — особая тема. Я к ней прикоснулся благодаря А.В.Квятковской, с которой проводил раскопки на берегу Дитвы. Из её объяснений я так и не понял, какие могилы она считает каменными, а какие нет. Решил оставить эту тему на потом. Потом прошло, но ясности не наступило.

В общем случае, некое племя или группа племен, начиная с 12 века и по 16, хоронила своих умерших в ямах обложенных камнями, или накрытых камнями, при полном параде — женщин с украшениями: налобными повязками, кольцами, серьгами, браслетами, перстнями, бусами; мужчин — с ножами, боевыми топорами, точильными брусками, кресалами, наконечниками копий и даже саблями, шпорами и деньгами, как будто отправляла их в дальний путь, где все эти предметы могут пригодиться.

Каменные могилы с трупоположением многочисленны в Мазовии и Подлясьи, на юв Литвы и в Гродненской области. Много их в Волковысском, Зельвенском, Щучинском, Вороновском и Ивьевском районах. Известны также в Брестской, Минской и Витебской областях Беларуси, а также в Новгородской и Псковской областях России, где их называют жальники. Поскольку сопровождение вещами запрещено христианской религией, то так хоронить могли только язычники. А.А.Спицын подобный обряд захоронения связывал со славянами- язычниками, Ф.Д.Гуревич — с этнически разнородным языческим населением из «многих областей Восточной Европы, спасающихся от жестоких завоевателей с востока и с запада», В.В.Седов и А.В.Квятковская (1986) утверждали, что так хоронили своих ятвяги и дайновцы.

Спорить тут не о чем, дайновцы, переселяясь на восток, несли на новые земли свои погребальные обряды. В свое время эту мысль высказала Ф.Д.Гуревич (1962): “Есть все основания полагать, что во второй половине Х111 в. часть населения из Побужья переселилась в Понеманье и принесла с собой новый тип погребальных сооружений. … не только тип погребальных сооружений, но и ряд специфических находок становится общим для Побужья и Понеманья”.

В Лидском районе всего 3 могильника с пустыми безинвентарными каменными могилами: Бакуны, Косовщина, Щурок. Если внимательно посмотреть на схемы В.В.Седова, то бросается в глаза «интересненькая деталь»: на междуречьи Дитвы и Гавьи, где треугольником показана столица Дайновского княжества, нет ни одной каменной могилы. Странно как то.

Выводы.

— На Лидчине никогда не было Дайновского княжества. Земля Дайнов (Денова, Дайнова) и Дейновское княжество, если такое было, в середине 13 столетия располагалось на левобережьи Немана в Сувалкии. Недавно в Трудах VI Международного конгресса славянской археологии, том 5, 1997 на стр. 329 прочитал, что «никогда не существовало Дайновского княжества в принципе». Так безапелляционно я бы не стал заявлять.
— Лидская Дайнава никогда не была столицей Дайновского княжества.
— Дайновцы не жили в 10 -12 столетиях на междуречьи Дитвы – Гавьи.
— Дайновцы поселились на Лидской земле в 13 –начале 14 столетия и быстро растворились в славяно-балтском окружении.

Поддержку своим выводам нашел во втором томе энциклопедии “Великое княжество Литовское”, где В.Л Носевич опубликовал карту “Лiтва у сярэдзiне ХIII ст.”. Дайнова, со знаком вопроса помещена на левобережьи Немана, лишь буква “а” и знак вопроса переходят на правобережье.

Приводимая ниже выкопировка из схемы В.Л. Носевича, дополненная предполагаемыми границами королевства Леттовия на 1253-54 гг, позволяет оценить, что отдал Миндовг за королевскую корону. Отдал он всю Жемайтию, всю Скалву, всю Надрову и половину Дайновы.

Св.зеленая линия - граница 1253 г., синяя - 1254 г.

Св.зеленая линия — граница 1253 г., синяя — 1254 г.

Р.S. Жемайтию Великие литовские князья отдавали Тевтонскому Ордену неоднократно. Остается только удивляться и восторгаться воле, упорству и несгибаемости жмудинов, которые на протяжении 750 лет отстаивали свою независимость, и в конечном итоге были вознаграждены литовским государством и столицей Вильно.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея Сливкин Валерий Васильевич.
При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    Лідзянін 5 апреля 2013 в 14:47

    "Жемайтию Великие литовские князья отдавали Тевтонскому Ордену неоднократно. Остается только удивляться и восторгаться воле, упорству и несгибаемости жмудинов, которые на протяжении 750 лет отстаивали свою независимость, и в конечном итоге были вознаграждены литовским государством и столицей Вильно." Как сладко купаться в мифах, созданных на ниве эйфории от получения независимости. Слава Ермоловичу и прочим поп-историкам. Жемайты для литовцев-аукштайтов, которые живут в Каунасе и современном Вильнюсе продолжают оставаться фактически отдельным народом со своим языком.


  • ...

    Сергей 10 августа 2015 в 20:01

    В Гераненском сельсовете, возле деревни Дайнова, обнаружен могильник где применялось как трупосожение, так и захоронения погребальные с украшениями и мн.др.


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>