Дауншифтинг по-ваверски: койко-место и зарплата в 200 долларов

8:36, 26 Июнь 2013

510


Общество

Экономист-маркетолог уехала из города, чтобы стать директором сельского клуба. За зарплату в 1,8 млн. белорусских рублей Вероника Велигор поднимает культуру на селе.

Деревня Ваверка находится в Лидском районе. От оживленной трассы М6 всего 10 километров, но кажется, что все 100. В жаркий летний полдень на улицах никого. Только к единственному магазину лениво подъезжают местные на машинах. А еще заглядывают в клуб — посмотреть, кто приехал. Появление посторонних, а тем более городских, тут целое событие. Местные удивляются и с интересом заглядывают в клуб.

Население Ваверки – всего 700 человек.  Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Население Ваверки – всего 700 человек.
Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

На центральной площади деревни — почему-то памятник Чапаеву и костел XIX века. В 1930-х годах ваверский приход насчитывал до 12 тысяч прихожан, а сейчас в деревне живет чуть меньше 700 человек. Тут же в центре — местный Дом культуры. Одноэтажное кирпичное здание напротив единственного магазина ничем не отличается от рядом стоящих жилых домов. О том, что это центр культурной жизни деревни, говорит лишь табличка на дверях. Именно тут уже полгода и работает Вероника. Друзья вначале удивлялись ее новому месту работы, а потом привыкли. А несколько месяцев назад она убедила переехать в деревню и свою подругу Надю.

Дауншифтинг по-ваверски: койко-место и зарплата в 200 долларов

Агрогородок Ваверка включает три новых дома на окраине деревни, один из них отдан молодым специалистам. Местная администрация выделила девушкам по койко-месту. В домике три комнаты, где, кроме них, живут еще три человека. В отличие от большинства деревенских домов он — с удобствами, есть и горячая вода, туалет. Единственный минус — далековато от клуба.

Быт девушек по-деревенски скромен  Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Быт девушек по-деревенски скромен
Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

— Ночью после дискотеки страшно возвращаться. Летом еще ничего, а вот зимой темнота такая, что кажется — ослепла. Местные провожали. А вот когда мне удалось переманить в деревню свою подругу Надю, и мы теперь поднимаем культуру на селе вдвоем, так перестали, — улыбается Вероника. — Правда, когда луна на небе, идти под ее светом очень романтично.

Фонари в Ваверке, как оказывается, по ночам не горят — у местного колхоза долги. Экономия. Единственная лампа, которая освещает центр деревни, висит как раз на здании клуба.

— Так вы в прямом смысле несете свет в массы, — говорю я.

Мы идем с Вероникой по деревенской улице. От клуба до дома, где живут девушки, километра полтора.

— Я всегда хотела сделать что-нибудь хорошее. Это, наверное, из разряда каких-то альтруистических побуждений — поднимать культуру на селе, — пытается объяснить Вероника отказ от городской жизни и поиски себя в деревенской глуши. Чем не популярное ныне явление дауншифтинга, когда жители мегаполисов бросают карьеру ради странствий по свету или уединения в индийском ашраме?

А я думаю, что, наверное, нечто подобное чувствовали юноши и девушки, бросающие все и уезжавшие поднимать целину в советское время.

— Тем более, в Лиде я долго не могла найти работу по специальности — я экономист-маркетолог. Возвращаться работать в ломбард за 700 тысяч не хотелось. Знакомые посоветовали: есть место в отделе культуры. Я подумала, почему бы и нет. Приехала сюда. Сначала был какой-то подъем, все спорилось и получалось, сейчас — трудно. Для того, чтобы поднять культуру на селе, одного желания мало. Нужны большие финансы, которых нет, — продолжает она.

Каждый месяц клуб должен показывать «прибыль» — 1,5 миллиона. Если набирается тысяч 600 — уже хорошо. Заработать в деревне учреждение культуры может платными кружками и дискотеками. Но и на бесплатные кружки ходит очень мало детей, а стоимость входного билета на дискотеку — 7 тысяч белорусских рублей.

— А больше и не сделаешь — ходить не будут, — говорит Надя, заваривая нам чай. Кухня в доме — светлая и большая. Из мебели только самое необходимое. Старенький холодильник в углу. Быт девушек по-деревенски скромен и аскетичен.

— В окрестных деревнях есть несколько конкурентных заведений, которые по выходным объезжают местные. Самая большая дискотека поблизости — в деревне Мурованка. Там в выходные собирается человек 100. У меня эта деревня всегда ассоциировалась с Маломожейковской церковью, а у местных — с большой дискотекой, — говорит Вероника.

После обеда выдвигаемся обратно в клуб. Перед дискотекой его надо привести в порядок, а еще заполнить кучу документов — на двух полках лежит просто огромное количество папок. А ведь в клубе девушки работают вдвоем! Надя ведет кружки для детей, вместе девушки придумывают сценарии для разных культурных мероприятий, вместе с детьми разучивают танцы, учат молодых декупажу. Надя планирует привезти в деревню старенькие швейные машинки и научить местных девочек шить.

— А сколько вы тут получаете? — этот вопрос не дает мне покоя с самого утра.

— 1,8 млн. белорусских рублей.

«Бывало, и в нос получала, и драки разнимала!»

В выходные клуб работает до часу ночи. Дискотека. Когда мы приехали, Вероника сразу предупредила — дискотеки может не быть. В соседних Едках, деревне, что в нескольких километров от Ваверки, модный праздник нашего времени — пенная вечеринка. Местные уже собрались туда.

Полвечера местные клаберы проводят на улице, не спешат покупать билеты  Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Полвечера местные клаберы проводят на улице, не спешат покупать билеты
Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Но наша дискотека все-таки состоялась. То ли молодежь решила на нас, приезжих, посмотреть, то ли стоимость билета в 20 тысяч отпугнула местных клаберов, но еще до начала дискотеки перед клубом начали собираться юноши и девушки. А еще через несколько часов стоянка около магазина была заполнена всеми видами транспорта: машинами, мотоциклами, скутерами, велосипедами. Ну, как заполнена, в эту ночь на дискотеку пришло 26 человек. Что по местным меркам — много.

Всего несколько человек - так обычно выглядит главный танцпол Ваверки  Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Всего несколько человек — так обычно выглядит главный танцпол Ваверки
Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

— Вчера мы вообще вчетвером танцевали. Правда, было душевно и хорошо, — говорит Надя. Она сегодня обилечивает. Местные так и норовят проскользнуть мимо без оплаты:

— Мы только посмотрим, что там в зале.

За старыми деревянными дверями — актовый зал, в котором гремит музыка. В темном помещении — всего несколько человек.

Тридцатилетние на дискотеку не ходят

Высокие здоровые мужики обступили Надю, улыбаются, хохмят, но все время пытаются протиснуться в зал без билета. Юношами их сложно назвать, хотя большинству тут не больше 25. Вообще, к возрасту в деревне относятся как-то по-другому, чем в городе.

— В 30 лет ты у них уже не котируешься, — смеется Надя. Средний возраст девушек, приходящих на дискотеку, — 16-18 лет.

Диджейскай будка. Здесь можно заказать любимую мелодию. Не факт, что местные  диджеи ее поставят.  Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Диджейскай будка. Здесь можно заказать любимую мелодию. Не факт, что местные диджеи ее поставят.
Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Пытаясь как-то разнообразить досуг местных, Надя с Вероникой придумывают тематические дискотеки. Иногда деревенские слабо, но поддерживают их идеи. В этот раз тема стиляг не прокатила. Дискотека прошла в обычном формате, в который иногда вписываются такие развлечения, как драки и мелкие перебранки. Сегодня тоже не обошлось без конфликтов: кто-то из местных юношей рванул Веронику за волосы, пытаясь вытянуть ее из окошка диджейской. Но это, как оказалось, привычные мелкие конфликты, которые не влияют на отношения внутри ваверского коллектива.

— Бывало, и в нос получала, и драки разнимала. Они же тут по-настоящему дерутся, сильно и злобно. Вероника как будто уже привыкла к тому, что тут происходит. Для меня же все в новинку. И в какой-то момент становится страшно и не по себе.

— А милиция?

— Раньше дежурил участковый, но сейчас местный сельсовет не подписал с милицией договор на обслуживание, и мы справляемся своими силами…

Дискотека прошла почти спокойно, и мы возвращаемся домой.

Хотя дискотека закончилась поздно, утренний приход на работу никто не отменял. Надя (на переднем плане) и Вероника.  Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Хотя дискотека закончилась поздно, утренний приход на работу никто не отменял. Надя (на переднем плане) и Вероника.
Фото: Юлия ДОРОШКЕВИЧ

Утром вся деревня спешит в костел. Большинство жителей — католики. В то воскресенье, когда мы оказались в Ваверке, здесь праздновали 600-летие местной парафии. На главной площади развернулась бойкая торговля, а на местный рынок приехало чуть больше продавцов, чем всегда. Центр деревни заполнен машинами, а в местный магазин привезли раза в три больше продуктов. Вероника тоже идет в костел, по дороге журя местных за вчерашнее поведение на дискотеке. При свете дня юноши не кажутся такими грозными.

— Так и живем! — смеется Надя. После обеда собираемся домой. У девушек два дня выходных — понедельник и вторник. На эти дни они уезжают домой. Веронике ближе — Лида находится всего в нескольких десятках километров от Ваверки, а Надя добирается домой дизелем от Лиды до Гродно, так выходит дешевле, чем автобусом. Но проходят выходные, и девушки возвращаются на свою «целину» и снимают замок с единственного в округе очага культуры.

Ольга КОМЯГИНА
//kp.by


Обсуждение


  • ...

    adnnin 26 июня 2013 в 10:30

    Не стать Ваверке центром клубного сельского движения! Там Костел сильно влияет на местных!


  • ...

    СЕМЕН 26 июня 2013 в 12:12

    всё из за Чапаева - нет чтоб поставить памятник Пилсудскому или збигневу бжезинскому


  • ...

    Местный 26 июня 2013 в 14:10

    Автору и иже с ним недоумевающим: памятник Чапаеву стоит в Ваверке потому, что Ваверка была центральной усадьбой колхоза имени Чапаева. Это тоже кусочек нашей истории, к которому надо относиться с уважением.


  • ...

    Жительница д.Ваверка 27 июня 2013 в 0:50

    Вам еще хорошо- у вас домик с удобствами. А вот у меня,в деревне, куда меня отправили после 5 лет учебы по распределению,,, нет в домике (если это можно назвать домиком) ни воды, печное отопление( печь дымит),под окном муровейник, ползают ужи,,,,, и при том, Этот дом находитсяв лесу.Так,что Ваверка,по сравнению с тем местом,где я отрабатываю-мегаполис!!!!! Потерпите- наша такая доля!!!!А если уж так вам плохо, то увольняйтесь,,, при том с такой зарплатой!!!


  • ...

    Александр 27 июня 2013 в 21:13

    Дауншифтинг это что такое по русски или по беларусски 'умники'


  • ...

    Елена 27 июня 2013 в 21:46

    Не видели вы еще глухих деревень! Не нравится, то возвращайтесь обратно в свой ломбард за 700 тыс. рублей никто вас здесь не держит!!! нечего раздувать тут такую проблему!


  • ...

    Федор 27 июня 2013 в 23:56

    Кто будет поднимать культуру на селе,если не такие девченки?Ещё немного и они уедут.Ценить их надо и уважать,а вы им " в нос", колхозники...


  • ...

    Alex 28 июня 2013 в 0:00

    Не слишком вы на работе и перетруждаетесь ( судя по фото: сидите за ноутбуками и кофе попиваете!!!) Мало денег- взяли ведра и пошли чернику собирать на продажу!!! лес от вас не далеко: через дорогу!!!


  • ...

    ВАся 28 июня 2013 в 8:34

    Елена по ходу представляет администрацию сельсовета. Ох, девченкам и достанется после статьи!


  • ...

    СПЕЦ 29 июня 2013 в 1:07

    девченки не переживайте в этой деревне всегда так было ,Alex через дорогу магазин если что ,а не лес


  • ...

    Alex 30 июня 2013 в 17:10

    К сведению Спеца, через дорогу от дома девушек, где их поселили, лес, а не магазин!


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>