«Думали, полежит и встанет, как в фильмах». История о ДТП в Лидском районе с гибелью и тяжелыми травмами каратистов

13:25, 25 Март 2017

1414


Общество, Происшествия

7lacecc7k1c

В ДТП в конце прошлого года погиб подросток-чемпион, еще двое оказались прикованы к постели. Один из них за четыре месяца так и не пришел в себя, второй после черепно-мозговой травмы нуждается в интенсивной реабилитации. SPORT.TUT.BY рассказывает о трагедии в белорусском киокушинкай карате-до.

«Как умирать, зная, что твое дитё не может себя обслужить?»

С 28 ноября 2016 года Светлана и Владимир Пузачи из Дятлово выхаживают 16-летнего сына, попавшего в аварию. Рано утром Дима Пузач вместе с тренером по карате и еще тремя подростками возвращался на машине с соревнований в Польше. Когда до дома оставалось проехать еще 20 км, в их автомобиль Ford Galaxy врезался грузовик ГАЗ. Столкновение произошло на трассе М11, возле деревни Белица Лидского района.

О том, что Дима находится в больнице, Пузачи узнали от сотрудников ГАИ.

— «Череп цел, рука заживет. Ничего страшного», — решили мы, взглянув на сына. Хотя голова, руки-ноги были выкручены. Страшное зрелище. Дима лежал, как будто распятый Иисус. До нас не сразу дошло, насколько плохи дела.

— Он был в коме, и ему не давали и тридцати процентов на то, что будет жить, — продолжила рассказ Светлана. — Врачи говорили, что лучше бы не выходил из нее. Думаем: «Ладно. Полежит три дня, встанет и пойдет». Так привыкли видеть в фильмах. Когда нам сказали, что сын может умереть, волосы встали дыбом. Да вы что? Развивался отек мозга, а в таком состоянии даже дышать — большая нагрузка. Мог случиться инсульт. В течение трех суток росла гематома головного мозга. Дима побывал в третьей коме. Об этом узнали из выписки во время транспортировки сына в Минск. Видно, нас пытались защитить тем, что говорили не все. В основном старались успокоить. Например, когда на второй день Дима, находясь на искусственном вентилировании легких, начал поддыхивать. Или когда у него стали дрожать веки. Такие мелочи грели родительскую душу.

Владимир и Светлана Пузачи у койки сына.

Владимир и Светлана Пузачи у койки сына.

Диме диагностировали диффузное аксональное повреждение, разновидность черепно-мозговой травмы. По его случаю в Лидской центральной районной больнице врачи собирали консилиум четыре раза. Он постановил, что перевозить парня в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, на чем настаивали Пузачи, небезопасно.

— А мы не были уверены, что сыну не нужны операции, — пояснил Владимир. — Под свою ответственность решили ехать. В Минске Дима задышал. А определенности по поводу сроков его выздоровления, увы, не получили. Нужно ждать, когда рассосется гематома. Снимки показывают, что мозг отстраивается. Левая доля уже практически в норме.

Дима Пузач

Дима Пузач

Из РНПЦ неврологии и нейрохирургии Пузачи уехали в Республиканскую клиническую больницу медицинской реабилитации в Аксаковщине. Здесь Дима вместе с отцом пробыл почти полтора месяца.

Работу в семье Пузачей оставил именно глава семейства. Суть в том, что упражнения, необходимые парню для восстановления, требуют физической силы от сиделки. Светлана же ушла на полставки и следит за бухгалтерским учетом в компании мужа — частной службе такси.

— После Аксаковщины две недели пробыли дома, — сказал Владимир. — За это время у Димы «ожила» левая нога, правая стала двигаться раньше. Сейчас мы вернулись в Минск в частный медцентр. В Аксаковщину больше не берут — даже за деньги. Считается, что помощь в этом учреждении белорусы должны получать бесплатно. Свою квоту использовали, так что приходится искать новые варианты.

sportsmen_puzach_dtp_20170322_bur_tutby_phsl_-9727

— Мы не можем просто лежать дома, — уверена Светлана. — Без вертикализатора и других процедур все не то. А наиболее эффективно восстановление проходит в течение года после травмы. Что успеем сделать, останется с нами. А дальше — время против нас. Будем бороться до последнего. Иначе как умирать, зная, что твое дитё не может себя обслужить?

Дима Пузач — не единственный, кто после ДТП под Белицей оказался прикован к постели. Тренер Максим Максимов, управлявший Ford Galaxy, не приходит в себя четыре месяца. Судьба еще троих мальчишек такова: Максим Пешко вернулся домой на костылях, Артем Урбанович отделался испугом, а Илья Гранковский погиб.

«Понимаю родителей мальчиков, но наказание для мужа определит суд»

Столкновение легкового автомобиля с грузовиком, который вез хлеб в Дятлово, произошло при выезде Ford Galaxy со второстепенной дороги на трассу Лида — Слоним. Минивэн не уступил. От бокового удара он съехал в кювет и опрокинулся, а ГАЗ, шедший со скоростью 57 км/ч, перевернулся на проезжей части.

— Ответственность за случившееся лежит на тренере Максиме Валерьевиче, — твердят Пузачи. — Он причинил нам, нашим детям такую боль… Повез детей на турнир в Польшу. Назад ребята возвращались ночью на автобусе. В Гродно пересели в машину к тренеру. Мы не можем сказать со стопроцентной уверенностью, что там случилось. Был ли скачок давления у Максима или он заснул в дороге. В любом случае желаем ему скорейшего выздоровления. Ставили за него свечку в церкви.

Тренер Максим Максимов (в центре) и его подопечные. ДТП, в которое попали каратисты из Гродненской области, оставило в живых четверых из них. Двое находятся в тяжелом состоянии. Фото с сайта vk.com.

Тренер Максим Максимов (в центре) и его подопечные. ДТП, в которое попали каратисты из Гродненской области, оставило в живых четверых из них. Двое находятся в тяжелом состоянии. Фото с сайта vk.com.

 

— В наших детях нахожу утешение, — поделилась болью Вероника, супруга Максима Максимова. — Дочке недавно исполнился годик, она ничего не понимает. А трехлетнему сыну говорю, что папа заболел. У мужа оказалась тяжелая сочетанная травма: открытая черепно-мозговая травма тяжелой степени, диффузное аксональное повреждение, внутрижелудочковое кровоизлияние, травматическое субарахноидальное кровоизлияние, геморрагический ушиб правой лобной доли средней степени, закрытые травмы живота и грудной клетки и множественные переломы.

С 13 декабря Максимов находится в отделении реанимации и интенсивной терапии столичной больницы скорой медицинской помощи. Рядом — родители 30-летнего мужчины, который, по словам Вероники, и не в коме, и не в сознании.

Максим Максимов. Фото с сайта vk.com.

Максим Максимов. Фото с сайта vk.com.

— Нет ничего, что бы я хотела спросить у мужа, когда он придет в себя, — плачет в трубку Максимова. — Я бы только сказала, что соскучилась по нему и очень сильно люблю.

Дима Пузач, Максим Пешко, Артем Урбанович и Илья Гранковский часто ездили из своих городов в соседние, где тренировал Максим Максимов. Это Дятлово, Новогрудок и Новоельня — везде выбор спортивных секций небольшой. Под руководством Максимова ребята доросли до членства в юношеской сборной. Выигрывали республиканские старты, брали медали международных турниров. Гранковский и вовсе дважды выигрывал Кубок Европы в своей возрастной категории.

«Спасибо большое тренеру и всей белорусской команде. Без вас этой победы не было бы», — отмечено в подписи к снимку на странице Ильи Гранковского в соцсети за 28 ноября. На соревнованиях в Польше, откуда возвращались каратисты, Илья снова был первым.

Илья Гранковский и Максим Максимов. Скриншот со страницы Ильи Гранковского на сайте vk.com.

Илья Гранковский и Максим Максимов. Скриншот со страницы Ильи Гранковского на сайте vk.com.

— Илья много выигрывал, потому что тренер у нас сильный, — полагает Артем Урбанович. — Из всех тренеров в клубе «Барс» Максим Валерьевич нравился больше всего. Впрочем, иногда я предпочитал советоваться в вопросах подготовки именно с Ильей. Мы держали связь каждый день.

— Димка пришел к Максиму Валерьевичу в 9 лет, — вспоминают Пузачи. — Всегда с большим удовольствием отправлялся в летние лагеря, где бегал кроссы по 7, 10 и 15 км с отягощением в виде шины. 6 марта прошлого года сын выиграл открытый чемпионат Украины в весовой категории до 80 кг, а 18 мая стал третьим на первенстве Европы. То есть тренер много дал нашему Диме. А забрал больше. И мы будем неправы по отношению к Гранковским если скажем, что не хотим, чтобы Максимова судили. Гранковские, потерявшие ребенка, настроены агрессивно.

— Я понимаю родителей мальчиков, но наказание для мужа определит суд, — заметила Вероника Максимова. — У нас же одна цель — поставить Максима на ноги, помочь ему поправить здоровье настолько, насколько это возможно. А что будет потом — не задумываюсь.

— Я и мои родители — за тренера, — говорит Максим Пешко. — Он не виноват… Всегда водит хорошо. Не знаю, что сейчас случилось.

«До столкновения с „хлебовозкой“ тренер прошел несколько поворотов»

Максиму Пешко ГАЗ сломал бедро и нос, а осколки бокового стекла автомобиля ранили лицо, руки и ноги. Последнее время он передвигается на одном костыле. К последней четверти учебного года вернется в школу.

— Первое, что помню после аварии, — то, как меня везут на каталке в лидской больнице, — рассказал Пешко. — В тот же день смог заговорить, хотя сначала были проблемы. О том, что Илья погиб, узнал только после переезда в Гродно. Обидно до слез. Рано ему было уходить из жизни. Если к своему возрасту Илья успел стать чемпионом, то как же много еще мог достичь?

Дима Пузач сидел на втором ряду посередине и серьезно пострадал. 15-летний Илья Гранковский был слева от него.

— Следствие недоумевает: «Как Илья, находясь дальше всех от места удара, мог пострадать больше всех?» То есть Урбанович невредим, а сидевший за ним Гранковский — умер. Как это возможно? — вопрошают Пузачи.

Артем Урбанович с кубком и дипломом. Фото с сайта vk.com.

Артем Урбанович с кубком и дипломом. Фото с сайта vk.com.

Но это версия рассадки Максима Пешко. Артем Урбанович, которого от тяжелых травм спасла сработавшая подушка безопасности, утверждает, что по просьбе тренера Пузач и Гранковский в дороге могли поменяться местами.

— Проблема в том, что два дня после аварии у меня вылетели из памяти, — пояснил Артем. — Не помню, как вытаскивал ребят из машины, как вызывал скорую и просил помощи у жителей Белицы. Говорили, что все это я. А в то, что тренер заснул, не верю, так как до столкновения с «хлебовозкой», Максим Валерьевич прошел несколько поворотов.

После аварии Артем наблюдался у психолога. Парня просили не копаться в себе. Он же уверяет, что хочет разобраться в случившемся.

— То ли его научили так говорить, то ли он действительно ничего не помнит, — поставил под сомнения показания Урбановича Владимир Пузач. — Это чужой ребенок. Не можем его допрашивать.

sportsmen_puzach_dtp_20170322_bur_tutby_phsl_-9745-2

— А если даже и узнаем, кто где сидел, спали они или нет, — ничего для нас это не поменяет, — констатирует Светлана.

— Если мы говорим о вине, то для начала нужно сказать, что Максим Валерьевич не был пьян или обкурен, — замечает председатель Белорусской республиканской федерации киокушинкай карате-до Василий Максимов. — Кто водит, тот понимает: нельзя быть застрахованным от аварии на скользкой дороге… Следователи пытаются разобраться, почему водитель ГАЗ видел, что Ford Galaxy не останавливается, и не увел свой автомобиль в сторону. На уровне инстинкта самосохранения должен был сработать.

«Вернуть Гранковским сына, утешить их — выше моих сил»

Василий Максимов — это дядя Максима Максимова, а также руководитель клуба «Барс», в котором трудился тренер. Василий Викторович полагает, что должен разделить ответственность за случившееся с племянником и помочь пострадавшим в ДТП.

Прежде всего, Василий Максимов собрал значительные средства для реабилитации Димы Пузача. Поддержали друзья из Польши, России, Германии, Франции, Казахстана и собственные ученики. Результат — более 26 тысяч евро на счету Пузачей.

— Дима проходит реабилитацию, то есть деньги нужны уже, — говорит председатель федерации. Причиной страшной аварии он считает не превышение скорости или минутную слабость водителя, а гололед.

Максим Максимов и Дима Пузач. Фото из семейного архива Пузачей.

Максим Максимов и Дима Пузач. Фото из семейного архива Пузачей.

— Мы уже смирились, не плачем, глядя на Диму. А Василий Викторович, когда пришел к нам на 8 марта, всплакнул, — рассказали Пузачи.

— Нет, не всплакнул, — отрицает Василий Максимов. — Мужчины не плачут. А слеза по щеке прокатилась.

Семье Гранковских он помог провести похороны сына, поминки. Проститься с Ильей из Москвы приезжал руководитель спортивного клуба «Сэйкен» Карен Гядукян. Он один из тех, кто в России воспринял трагедию белорусского киокушинкай карате-до, как свою.

— Бабушки кричали: «Убийцы!» — так описала атмосферу на похоронах Гранковского Светлана Пузач. — Не в адрес кого-то конкретного, а вообще. Думаю, Василий Викторович мог принять это на свой счет. Надо отдать ему должное. Другой испугался бы и не пришел вовсе.

— У них свежая кровоточащая рана, — продолжил Василий Викторович. — Мы общаемся редко. Когда приезжал к ним полтора месяца назад, попили с отцом кофе, поговорили ни о чем. Вернуть Гранковским сына, утешить их — выше моих сил.

Еще Василий Максимов провел несколько благотворительных турниров по карате. Один из них — в Дятлово. Сейчас ведется подготовка к проведению открытого чемпионата страны в Гродно. Он состоится на стадионе «Неман», где с организаторов не возьмут плату за аренду. Значительную часть вырученных средств передадут на лечение Максима Максимова.

— Потерять своего ученика при таких обстоятельствах — тяжелая ноша, которую человеку, если, даст Бог, он выкарабкается, придется пронести через всю жизнь. Я бы не хотел оказаться на месте Максима Валерьевича, — признается дядя тренера.

«Казалось, белорусы — недружная нация. Были неправы»

Ухаживая за сыном, Пузачи разговаривают с ним, как «с настоящим Димой». Задают вопросы, сами отвечают. Врачи объясняют, что Дима их видит, вот только глазной нерв не передает сигнал в мозг.

— Какое-то время не понимали, кому лучше — нам или Гранковским, — говорят родители Димы. — Все-таки нам. Есть, слава Богу, динамика, успехи в поисках препаратов и в сборе средств для реабилитации.

Скучает по другу и Максим Пешко.

— Когда, как и Дима, лежал в Аксаковщине, хотел его навестить. А потом температура поднялась. Решил не идти, чтобы не принести с собой заразу.

Пузачи не заметили, как признали: они были бы счастливы, если бы на месте Пешко в машине тренера сидел их сын.

sportsmen_puzach_dtp_20170322_bur_tutby_phsl_-9755

После курса реабилитации в минском частном медцентре Светлана и Владимир надеются податься на лечение за границу. Боятся, что не успеют собрать почти 58 тысяч евро, необходимых для месячного курса в немецкой клинике. Ищут варианты в России.

— В Питер нас не готовы взять: требуют контакт с пациентом хотя бы на уровне «да-нет», — пояснила женщина. —  Ждать не можем, повсюду рассылаем заявки. Рассматриваем вариант с поездкой в Москву к доктору Рошалю. Там очередь. Но если возьмут, может, Германия уже и не понадобится. Съездим за те же деньги к Рошалю три раза. В Гродно или в Аксаковщине подсобят — и результат, надеюсь, придет.

Эти слова Дима неосознанно встретил продолжительным мычанием.

— Хочется поблагодарить всех тех, кто нам уже помог, — взял слово Владимир Пузач. — У нас ведь много ежедневных трат: десять памперсов в день, 80 рублей на лекарства и 18 на зондовое питание.

Фото из семейного архива Пузачей.

Фото из семейного архива Пузачей.

— Какое-то время назад казалось, что белорусы — недружная нация: не хотят помогать друг другу, — добавила Светлана. — Делали вывод, глядя на то, как из родного Дятлово люди уезжали в Соединенные Штаты. Но на личном примере убедились, что были неправы. На наш призыв о помощи откликнулись представители страховых компаний, производитель чулок, Брестский облисполком, консервный завод, лесное хозяйство, сотрудники детских садов из Кобрина и Шумилино, IT-компания из Минска, женщина, которая сама ведет лежачий образ жизни, и другие люди. В первые дни после публикации информации в СМИ нужно было сажать диспетчера, чтобы принимал звонки. Так много их было. В соцсетях много пишут. Мама каратиста из Татарстана сообщила, что по дороге в Москву на соревнования ее мальчик тоже попал в аварию и лежал в коме. Сказала: «Не переживайте. Мой сын выкарабкался — возвращается в карате, и ваш сможет». Так и будет. А станет ли Дима спортсменом или инструктором, — решит сам.

Если вы хотите помочь Дмитрию Пузачу и Максиму Максимову в сборе средств на реабилитацию, то можете сделать это несколькими способами.

Пузач Дмитрий

  • Договор благотворительного счета 000091 белорусские рубли (код валюты 933) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382104109
  • Договор благотворительного счета 000030 российские рубли (код валюты 643) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717
  • Договор благотворительного счета 000095 доллары США (код валюты 840) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717
  • Договор благотворительного счета 000030 евро (код валюты 978) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717
  • Телефон Владимира, отца Димы: +375293079957

Максимов Максим

  • Договор благотворительного счета 000092 белорусские рубли (код валюты 933) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382104109
  • Договор благотворительного счета 000031 российские рубли (код валюты 643) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717
  • Договор благотворительного счета 000096 доллары США (код валюты 840) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717
  • Договор благотворительного счета 000031 евро (код валюты 978) Филиал 413/7 ОАО «АСБ Беларусбанк» г. Лида, транзитный счет 3819382105717
  • Телефон Вероники, жены Максимова: +375445457838.

Отзывов пока нет

Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>