Есть ли будущее у лидского комбайна?

20:47, 17 Июль 2007

838


Экономика и финансы

Вместо развития отечественного комбайностроения, беларусы собираются тратить миллиарды на зарубежные зерноуборочные машины.
Раньше на каждом перекрестке восхвалялись лидские комбайностроители и отмечались уборочные достоинства комбайнов «Лида-1300» и «Лида-1500«. И тут вдруг наступило затишье.
За руль наших комбайнов садят пастухов
Возможно, любовь к лидским комбайнам пропала после выступления министра сельского хозяйства и продовольствия Леонида Русака на заседании Президиума Совета Министров в мае этого года, который сказал:
– …Когда порядка 350 сельскохозяйственных организаций вышли на уровень производительности 50 центнеров зерна с гектара, комбайн «Лида-1300» должен кануть в небытие, его должен заменить КЗС-10К, а для хозяйств, где урожайность составила 50 центнеров с гектара и выше, закупить зерноуборочные агрегаты типа «Class«.

Это еще не некролог лидскому комбайну, но камень в его жатку брошен. Нельзя же вдруг взять и уничтожить наработанные десятилетием навыки, профессионализм, технологии, связи и специалистов. Хуже всего, что отрезается путь к разработке более мощных машин и одновременно дана установка на их покупку у иностранных производителей.
Главный инженер ОАО «Лидагропромаш» Анатолий Маникало профессионально оценивает состояние комбайнового рынка и зарубежные машины, говоря, что они хорошие и надежные. Но тут же добавляет, что и наши не хуже. А почему существует некоторое недоверие к отечественной технике, у него есть своё объяснение:
– Во-первых, психология нашего человека такая: что отечественное — то некачественное. Во-вторых, если руководитель хозяйства заплатил за иностранный комбайн миллиард, то разве он посадит на него лишь бы кого? Да он из-под земли достанет нормального комбайнера! А что происходит с нашими комбайнами? Садят за руль, простите, пастухов. И когда я спросил у одного руководителя во время уборки, зачем он доверил машину человеку, который не разбирается в такой технике, знаете, что он мне ответил? «Так у вас два года гарантии, приедете, подремонтируете, ведь рядом». Отсюда и мнение, что наши машины менее надежные. Мы по мере сил обучаем комбайнеров, но сегодня и Минсельхозпроду надо организовывать зимой курсы для комбайнеров, чтобы они не гробили технику. Она с каждым годом усложняется вплоть до электроники и компьютерного обеспечения.

Импортный интерес

«Лидагропромаш» работает с 1997 года. Прообразом зерноуборочной машины стал немецкий комбайн «Кейс». А они, в свою очередь, и стали прообразами нынешних лидских комбайнов. Тогда некоторые детали гнулись вручную, и рабочие не гнушались подгонять узлы зубилом и молотком. Теперь завод дорос до высокопроизводительного и автоматизированного процесса.
Не ожидали этого в первую очередь немецкие партнеры, что белорусы так быстро освоят выпуск комбайнов. Согласно лицензионному договору, в 1999 году они согласились, что 9 процентов всех комплектующих деталей будут белорусскими, а остальные — немецкими. Этот договор был в силе до выпуска 1000 комбайнов, дальше вступал в силу план локализации комбайна. И в 2005 году порядка 85 процентов всех деталей машины были уже отечественных производителей. На сегодняшний день белорусский комбайн не уступает немецкому. К тому же он дешевле зарубежных аналогов на 50 тысяч евро.
Возможно, это и насторожило немецких партнеров, которые поняли, что теряют рынок сбыта. Возможно, в этом и кроется причина цитаты министра сельского хозяйства. Но в этом случае надо учитывать и еще одно обстоятельство.

В Беларуси не везде тяжелый колос

Сегодня, по словам специалистов Национальной Академии Наук, все хозяйства, в которых урожайность составляет 50 и более центнеров с гектара, уже имеют в достаточном количестве такую технику, и для них нет необходимости закупать ее больше.
Утверждение министра насчет урожайности в Беларуси тоже опрометчиво. С трудом верится, что через 5 лет все сельхозкооперативы республики будут собирать по 60 центнеров зерна с гектара. Белорусским полям еще долго понадобятся комбайны среднего уровня производительности класса «Лида-1300«. Потому что хозяйств с урожайностью 50 центнеров и выше в Беларуси всего полтора процента. Это данные Национальной Академии Наук. Больше 35 центнеров собирает еще восемь процентов. То есть набирается 10 процентов урожайных кооперативов от общей численности хозяйств страны.
Всем остальным применение высокопроизводительной техники, как «Джон Дир«, «Лексикон» или «Мега» экономически невыгодно. Стоит такая машина почти миллиард. К тому же купленная техника нуждается в запасных частях, поломки случаются всегда. Но если лидский подбарабанник стоит полтора миллиона, то импортный – 4,5. Вместо этого деньги на закупку зарубежных машин можно направить на развитие отечественного комбайностроения.
Но конкуренция идет не только на международном уровне, но и на местном. На вопрос, зачем прикладывать усилия на создание КЗC-10 или КЗC-14 в Гомеле, если процесс выпуска обкатан на «Лида-1300» и «Лида-1500«, никто толком не ответил. Мол, говорили конкуренция и разводили руками.

Алесь Васильков


Обсуждение


  • ...

    dietrineexposed.com 7 апреля 2013 в 15:46

    dietrineexposed.com... Есть ли будущее у лидского комбайна?...


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>