Имения Лидского уезда. Имение Кульбаки

11:13, 28 Июнь 2015

1744


История города

Продолжение серии публикаций посвященных имениям Лидского уезда. Ознакомится с предыдущей публикацией, посвященной имению Вашкевичи (Васькевичи) можно Имения Лидского уезда. Имение Вашкевичи (Васькевичи).

Имения Лидского уезда. Имение Кульбаки

Бывшее имение Кульбаки находится в 13 км от Лиды и ныне называется Банцевичи, в местном общении иногда говорят Банцевичи- центры, чтобы отличить от хуторов, расположенных к северу и югу.

Фрагмент современной карты Лидского района

Фрагмент современной карты Лидского района

До 1994 г. это поселение называлось Кульбаки.

Фрагмент карты 1936 г.

Фрагмент карты 1936 г.

Кульбака на русском, польском, белорусском и украинском означает седло. Слово очень древнее, когда-то кульбаками называли задние переметные сумки. Кульбачить (кulbaczyc) с польского — седлать коней. Название позволяет предполагать, что поселение возникло при дороге как станция смены лошадей. Поблизости от Кульбак проходил мытлянский тракт (гасцiнец) из Лиды на Мыто и далее на Василишки. От мытлянского тракта через Кульбаки ответвлялась дорога на Крупово и Жирмуны и далее на Вильно.

Лидские Кульбаки в известных нам документах впервые упоминаются в 1669 г. как имение «пани Хелены Влозковны первого брака Адамовой, судьихи земской Лидского повета, а второго брака Казимировой Беликовичовой» с 28 крестьянскими дворами. Хозяевами крестьянских дворов были Паулюк и Станислав Амброзевич; Генюк, Кныско и Янушко Горностай; Трохим Гурнач; Кныско и Миколай Квач; Миколай и Яско Курейша; Григор Ловчило; Захариаш и Ян Марцевич; Зданюк Пилюйко; Адам и Войцюк Савошеня; Сцепан и Янюк Савостюкевич; Семен Станелл; Алекс, Сцепан и Яско Труханович; Адам Цвербут; Петрук и Стасюк Черномазы; Амброжей, Сципан, Юрко и Янук Шашко. Обрабатывали они по полволоки земли (10,68 га). Староста (войт) Ян Марцевич обрабатывал волоку (21,36 га).

Через 11 лет, в 1680 г. Кульбаки перешли в состав Лидского староства. Староство – это государственная хозяйственная территориальная единица, включающая несколько поселений. Количество обрабатываемой земли осталось прежним, обрабатывали ее 29 хозяев. Инвентарь 1669 г. составлял Даниэль Ежи Варинский, инвентарь 1680 г. — Казимир Станцикевич, Варинский записывал как ему говорили крестьяне, Станцикевич — как положено по польской грамматике. Горностаи были записаны как Гроностаи, Шашко как Шешки, имена приобрели польское написание: Янюки и Янушки стали Янами, Сцепаны –Стефанами, Григор –Гжегожем, Амброжей –Амброзом. За 11 лет не стало Станислава Амброжевича, Генюка Горностая, Захариаша Марцевича, Зданюка Пилюйко, Сцепана Трухановича, их заменили на хозяйствах Андрас и Стефан Гроностаи, Мацей Савостюкевич, Стефан Цвербут и Петр Цвирба.

В 1738 г. в Кульбаках 33 крестьянских хозяйства. Главы крестьянских семей: Василь, Кшиштоф, Лукаш и Михаил Бечиско; Василь и Юрко Волочило (Волочилло); Михаил и Михаил Михайлович Гарнаш; Стефан Гурнаш; Григорий, Матей, Самуэль, Стефан, Хведор и Ян Горностай; вдова Яна Горностая; Мартин Данович; Захарий Ловчило; Ежи и Якуб Марцевичи; Андрей, Казимир, Петр и Франц Немченя; Станислав Савасюк, вдова Яна Савестюка; Михаил Станюк; Мартин и Томаш Трухановичи; Миколай Чвербут; вдова Яна Черномаза; Лаврук и Ежи Шишко. Появились четыре новых фамилии: Бечиско, Данович, Немченя, Станюк. Савостюкевичи стали Савестюками, Гурначи разделились на Гарнашей и Гурнашей, некоторые Ловчилло стали Волочилами, Цвербуты стали Чвербутами, Шашко-Шешко превратились в Шишко. Исчезли Амброзевичи, Савошени, Станелли, Черномазы.

Каждое крестьянское хозяйство имело четверть или половину волоки земли (5,34 -10,68 га), самый большой участок был у Стефана Гурнаша -0,75 волоки (16 га). Всего кульбацкие крестьяне обрабатывали 12,5 волок (267 гектаров). С каждой волоки они платили оброк (чынш) — 10 злотых и поставляли дань (дякло): одну бочку (406 литров) ржи и одну бочку овса, а также исполняли отработочную ренту: мужчина должен был ходить в Горни с сохой на пахоту 6 дней в год и на косьбу 3 дня, женщина на жатву — 3 дня. Кроме того, крестьяне обязаны были давать по распоряжению старосты в дорогу подводы «куда прикажут, но не далее Вильна». В 1737 г. с кульбацких крестьянских хозяйств было получено 125 злотых оброка, 12 бочек ржи (3,5 тонны) и 11,25 бочек овса (1,8 тонны) дани.

При дороге появилась Кульбацкая корчма. Арендатор платил 200 злотых в год. В те годы к Лидскому староству относились Лида, Заречье, Островля, Борки, Горни, Пурсти и Кульбаки. Согласно инвентаризационному акту Провинциальной комиссии ВКЛ от 14 июня 1738 г. Лидское староство приносило в королевскую казну 1943 злотых 20 грошей, из них большую половину — 1000 злотых давала лидская мельница.

В 1765 г. д. Кульбаки заплатили 190 злотых оброка.

До конца 18 века Кульбаки находились в хозяйственном владении лидских старост итальянского происхождения Сципионов де Кампо: Яна (1713-20), Иосифа (1720 -43), Игнаци (1743-91), Иосифа (1791-95).

После Третьего раздела Речи Посполитой владельцем государственного имения Кульбаки оказался шляхтич Иосиф Антонович Гружевский (1780-1845). Был он капитаном Тульского пехотного полка, депутатом Литовского Трибунала, вице-председателем, председателем Лидского городского суда, пограничным судьей Лидского уезда и имел родовой герб с названием «Любич».

Герб Любич

Герб Любич

Был женат на Казимире Нарбут (ок.1790 -1834), дочери лидского маршалка Антония Нарбута. Владельцем имения Кульбаки он считал себя с 1806 г. В августе 1808 г. часть имения (8 домов) продал братьям Гиполиту и Петру Грабам. На вырученные деньги обустроил усадьбу и построил усадебный дом. Корчму в 1809 г. отдал в арендное содержание еврею Давиду Мордуховичу, который ежегодно платил за корчму с пустошью и крестьянами 700 злотых. Заезжая корчма, покрытая соломой, имела конюшню и жилую комнату. В аренде у Мордуховича находились Андрей Бичейко, Лаврентий, Матеуш, Юрий и Янова Горностай, Семен Гурнач, Юрий Гурлач, Иван Корейко, Матеуш Крокулинский, Андрей Марцевич, Лаврен и Иван Трухновичи, Иван Цвирбут, вдовы Роза и Марьяна Шешко. В хозяйствах у них было 30 волов и 8 лошадей.

В 1826 г. в Кульбаках 24 крестьянских хозяйства (дыма), проживали 60 мужчин и 54 женщины,
в 1834 г. добавились 2 мужских души. Кульбацкие крестьяне дважды обращались с жалобой к императору Николаю I, в которой писали, что они «старостянские», т.е. государственные, и не намерены жить во власти Гружевского. В 1830 г. лидская шляхта поддержала польский отряд генерала Дезидеры Хлаповского, направленный из Польши для организации восстания в Литве. Гружевский, видимо, не остался безразличным к восстанию. 31 января 1831 г. было заведено «дело об утверждении прав владения имения Кульбаки помещику Гружевскому».

В судебных заседаниях И. Гружевский утверждал, что несколько лет арендовал имение, а затем 15 октября 1806 г. купил его у графини де Биоль. Но купчая крепость не была совершена и казенные пошлины не заплачены. В доказательство он представил две выписки. Первая выписка из протокола заседания Лидского земского суда за 1806 г. свидетельствовала, что И.Гружевский объявляется владельцем имения Кульбаки за 3500 червонцев, которые он должен заплатить уполномоченному графини де Биоль Христиану Шмиту. Вторая выписка Лидского городского суда за 1808 г., подтверждала, что Гружевский обязан заплатить графине Де Биоль 500 злотых.

Купчей, подтверждающей законность приобретения имения, у Гружевского не было, а приводимые выписки земского суда председателем коего он был, имели косвенный характер. Дело затянулось, Гружевский обратился к императору Николаю I с прошением. В прошении он отходит от первоначальной версии о приобретении имения у графини де Биоль и утверждает, что имение Кульбаки принадлежало его брату майору Тульского пехотного полка Гиполиту Гружевскому, который был убит в 1812 г. под Витебском. Дословно из прошения: «после смерти все имущество перешло на родню и меня. А графиня де Биоль никакого отношения к имению не имела». Следует отметить, что в списках владельцев земель Лидского уезда начала 19 века графиня де Биоль не упоминается.

17 февраля 1844 г. состоялось заседание Российского сената по иску государственного казначейства о незаконном владении Гружевским имением Кульбаки. Лишь посредничество князя Н.М. Муравьева, который в 1831-1835 гг. был гродненским губернатором, позволило Гружевскому узаконить свои права на Кульбаки. Не последнюю роль сыграло и то обстоятельство, что Гружевский был масоном, дружил с М. Ромером и И.Белозором, участвовал в масонских собраниях. По распоряжению Императора Николая I Виленская палата Гражданского суда указала Лидскому уездному суду: «Чтобы признать и утвердить и не нарушить вотчинное право помещика Иосифа Гружевского на имение Кульбаки, освободить его от всякого притязания на счет недоплаченной им будто бы графине де Биоль суммы, а за непредоставление со стороны Гружевского законных доказательств о вечном пользовании имением Кульбаки взыскать с него: одну часть, предписав сей Палате за ведение дела, вторую – Виленскому губернскому правлению».

Подозревать И.Гружевского в присвоении государственного имения позволяют некоторые его проделки, которые долгие годы обсуждались лидскими обывателями и описаны в мемуарах Мирона Бронислава Нарбута.

История 1.
В молодости Гружевский жил не по средствам, играл в карты, и выдавал себя за богатого помещика. Однажды в Вильне, будучи депутатом Трибунала, в присутствии дам похвастался, что купил прекрасное имение. Дамы тут же напросились в гости. Гружевский, отступать поздно, приглашает. Едет к знакомому его родителей Лучко, и просит разрешить принять гостей в его доме. Лучко, далеко не сразу, соглашается. Гружевский закупает в Вильне продукты и вино, нанимает поваров и музыкантов и отправляет в имение Лучко. По приезду в имение видит неразгруженные повозки и узнает, что Лучко запретил гуляния. Гружевский просит и молит – бесполезно. Тогда он делает вид, что отказывается от приема, и приглашает Лучко выпить с ним. Лучко после пары бутылок захмелел, Гружевский его раздел, уложил в спальне на кровать и закрыл дверь на ключ. Съехались гости, дамы хвалили имение. Когда начались танцы, Лучко проснулся, начал стучать в дверь и требовать, чтобы его выпустили. Гости растерялись. Гружевский извиняется и сообщает, что держит в доме сумасшедшего старого родственника, который думает, что является владельцем дома, который перестраивают в трактир. Поэтому он, Гружевский, вынужден его держать под замком, когда приезжают гости. Дамы стали просить, чтобы старого выпустили. Двери открыли, появился пьяный Лучко, в халате и тапках, увидев гостей, застеснялся и отступил назад. Вылез через окно во двор и остаток ночи провел в флигеле. Утром Гружевский попросил прощения. Они помирились.

История 2.
Гружевский поссорился с соседом из-за участка земли. Однажды на меже возникла потасовка между кульбацкими и соседскими крестьянами. Среди крестьян Гружевского был Матей, худой, бледно-желтый с лица, а после потасовки весь в синяках. Гружевский приказал сделать гроб и пустить слух, что Матей умер. Кавалькада с гробом отправилась в Лиду, за гробом шли несколько женщин. Гружевский в дороге хорошо выпил и других угостил, около Лиды приказал Матею лечь в гроб и выдавать себя за мертвого, а женщин голосить. В Лиде вокруг них собрались люди. Гружевский коней отправил к корчме, а сам отправился к доктору. Доктор Замятин был русский, давно жил в Лиде, любил выпить, но был добросовестный и опытный медик. Он хорошо знал Гружевского и его проделки. По дороге встретили исправника, которого Замятин пригласил с собой. Посмотрев на «мертвеца» Замятин сказал: «убитый». Гружевский возрадовался и попросил свидетельство. Замятин ответил, что нужно сделать все по форме, труп нужно оперировать. Гружевский стал просить, Замятин уперся и попросил фельдшера принести инструменты. Матей лежал спокойно, услышав слово инструменты, подумал, что будет музыка. Когда принесли инструменты, Замятин достал скальпель, дал его фельдшеру Маевскому и сказал громко: «Режь ему брюхо». Матей, услышав распоряжение, выскочил из гроба, перескочил через ограду и кинулся бежать. Любопытные шарахнулись в стороны. Гружевский остолбенел от удивления и произнес: «Бедный Матей был в летаргическом сне». Все начали хохотать, и дальнейшее дело пошло при бутылках. Гружевский дело о меже с соседом выиграл, слухи о летаргическом сне Матея долго ходили по уезду.

История 3.
В Варшаве Гружевский как-то проигрался в карты, не имея средств оплачивать расходы, прикинулся больным. Просил хозяина, у которого жил, нанять адвоката для составления завещания. В завещании объявил себя бездетным, без родственников и близких, немалое свое богатство завещал своим друзьям: называл имения и завещал действительным их владельцам. Одно из имений, которое принадлежало государству, завещал хозяину дома. Этого же человека просил быть свидетелем завещания. Оговаривал неаккуратного доверенного, который не присылает деньги. Хозяин, который часто к нему заходил, был уверен, что Гружевский очень богатый человек, и сам предложил ему в долг 100 дукатов, с которыми Гружевский тайно выехал из Варшавы. Но долг вернул.

В 1844 г. в Кульбаках проживали 63 мужских души. За Гружевским числился также фольварок Пржемыслово. Умер И.А.Гружевский бездетным в 1845 г. Кульбаки по наследству получили племянники. У племянников имение купил Иосиф Игнатьевич Вендзягольский (1802 – после 1857) дворянин Ковенского дворянского собрания герба «Помян».

Герб Помян

Герб Помян

Женат он был на Розе Александровне из баронов Брутов 1821 гр., с которой имел двух сыновей Аполинария 1844 гр. и Михаила 1847 гр. В 1851г. семья Вендзягольских жила в имении, с ними проживала племянница Пелагея Юлиановна Фос 1826 гр. За имением числились 948 десятин земли, 90 душ мужского пола, 82 женского.

Брат Иосифа Игнатьевича — Михайло Игнатович Вендзягольский — заседатель (1821-1831), исправник Виленского Нижнего Земского суда (1832-1841), титулярный советник (1834), коллежский асессор (1840), награжденный за службу орденами.

Их сестра Варвара Вендзягольская была замужем за владельцем имения Лебиодка Викентием Викентьевичем Грозмани (1796-1858), адвокатом Лидских присутственных мест с 4.08.1817, с 16.09.1839 межевым судьей Лидского уезда.

В 1856 г. имение Кульбаки состояло: «из господского двора и одной деревни того же названия, в коей заключается тяглых дворов 22 и одна пустошь, по девятой ревизии крестьянских душ: мужских -91, женских -111, дворовых-5, а также приобретенных покупкою от помещицы Михаловской принадлежащих прежде к имению Старый двор мужских душ 22 и женских 18». Всего за имением Кульбаки числилось 960 десятин земли. У помещика 617 десятин, в том числе усадебной и огородной 14, пахотной -260, сенокосной -100, пастбищной -43, леса -200. У крестьян- 343 десятины, в том числе усадебной и огородной 33,5, пахотной 276, сенокосной -33,5. Ежегодно у помещика сеялось: озимых — 46 четвертей, яровых -60, картофеля -30. У крестьян: озимых -50, яровых -68, картофеля -56. Вендзягольский свой урожай продавал купцам на месте, крестьяне свой урожай сбывали в Лиде на рынке.

В господском дворе было 25 строений: господский дом, дом эконома, амбар, 2 гумна, 3 одрины, 2 конюшни, 10 скотских сараев, магазин, мельница, винокурня, 2 корчмы. Амбар, конюшня и один жилой дом каменные, прочие деревянные. Доход от имения составлял 2000 рублей серебром, на экономические надобности уходило 400 руб., чистый доход -1600 руб.

Фрагмент карты 1865 г. Имение Кульбаки (госп.д.), д. Кульбаки  и фольварок вытянуты в субширотном направлении вдоль дороги. Корчма располагалась  на перекрестке. В деревне Кулбаки 20 домов

Фрагмент карты 1865 г. Имение Кульбаки (госп.д.), д. Кульбаки и фольварок вытянуты в субширотном направлении вдоль дороги. Корчма располагалась на перекрестке. В деревне Кулбаки 20 домов

В 1850-е годы имение находилось в наилучшем состоянии за все время его существования. Но в семье начались разногласия. В 1857 г. Иосиф Вендзягольский отдает имение в залог. Одновременно торопится занять деньги в Виленском приказе общественного призрения, два года спустя приказам общественного призрения было запрещено заниматься кредитной деятельностью. Для получения кредита заемщик должен был доказать, что не имеет долгов. Супруга И. Вендзягольского Роза Александровна сообщила в уездный суд, что имеет на мужа «долг в 900 р серебром по заемному письму от 2.04.1851,… и просила, чтобы суд ввел в свидетельство этот долг».

Около 1860 г. Вендзягольский продал имение Кульбаки и приобрел имение Яворов в 25 км от Вильно. Младший его сын Михаил Иосифович Вендзягольский (1847-1923)жил в имении Яворов, где у него родились 4 сына и 3 дочери, среди них: генерал Бронислав Михайлович Вендзягольский (1875- после 1935); профессор архитектуры Павел Михайлович Вендзягольский (1883 -1929); социалист, комиссар 8–й армии, автор воспоминаний о Б. Савинкове Кароль Михайлович Вендзягольский (1886-1974); историк Анна Михайловна Вендзягольская (1896-1940).

Имение Кульбаки перешло Звержховскому. В 1883 г. в деревне 18 домов, в которых проживали 204 жителя, в среднем больше чем по 11 человек в доме.

В начале ХХ века Кульбаки Тарновской волости — это: 1) имение Василия Звержховского -12 жителей, 700 десятин; 2) выспа Горностая- 5 жителей, 3) деревня -179 жителей, 262 десятины.

Фрагмент немецкой карты 1914 г. Со стороны д. Банцевичи проложена дорога по восточной окраине имения.  В имении 9 зданий, в деревне - 34. Корчма на перекрестке исчезла

Фрагмент немецкой карты 1914 г. Со стороны д. Банцевичи проложена дорога по восточной окраине имения. В имении 9 зданий, в деревне — 34. Корчма на перекрестке исчезла

При столыпинской реформе 1907-1912 гг. земли имения были выкуплены Крестьянским банком, и наделами по 30-40 десятин (33-44 гектара) проданы крестьянам-переселенцам из-под Щучина. В бывшем имении поселились 4 семьи: Астиловские, Герасимчики, Мисюки и Якимовичи. У Астиловских было 25 гектаров земли, деньги на покупку земли Константин Астиловский заработал в США.

Василий Звержховский продал остававшиеся у него 74 гектара (по некоторым рассказам — пропил и проиграл в карты) и съехал в неизвестном направлении, но и тут есть сомнения: Ст. И.и Я.Ю.Илбуть утверждали, что был похоронен на Кульбацком кладбище.

В годы кайзеровской оккупации (1915-1918) немцы особенно не беспокоили жителей Кульбак, да и видели их редко. Ходили на обязательную работу в Мыто. Хозяйством там руководила местная женщина, которая знала немецкий язык. Раз в неделю приезжал хромой немец «посмотреть за порядком». Если порядка не было – порол виноватых.

1919 г. запомнился тем, что в Мыто стояли «кузаки» и на лошадях ездили девчата с короткими стрижками: «У месных людзей пазаймалi гумна, а потым прыйшоў прыказ адступаць, i яны за ноч усе зъехалi. Скармiлi сваiм каням нашы запасы аўса, зярна».

«При Польше» вновь начались операции с землей, разбогатевшие за войну прикупали, обедневшие и малоземельные нанимались на сезонные работы в фольварок Зайки, либо уходили на заработки в Лиду. В 1922-23 гг. на свободных землях были поселены осадники: капрал Боженский Михал, стрелец Вашкевич Казимир, рядовой Дыбко Владислав, поручик Жораский Павел, сержант Кодзик Станислав, плутоновый Урбанович Казимир, рядовой Шилковский Михал, плутоновый Янковский Антони. Местные с осадниками не дружили.

С 1924 г. крестьяне, которые не рассчитались за кредиты с Русским крестьянским банком, рассчитывались с Польским земельным — документы то сохранились.

Фрагмент польской карты 1926 г.

Фрагмент польской карты 1926 г.

К 1939 г. жители Кульбак обустроились и жили в основном хорошо. Имели земли по 12- 16 гектаров, коня, а то и двух-трех, до 5 коров, 10-12 свиней, овец, кур. На полях сеяли пшеницу , рожь, овес, ячмень, горох, гречиху, различные травы, сажали картофель. Землю пахали сохой, конями, волами. Разводили пчел, на продажу откармливали свиней. Ткали из льна и шерсти. Сами шили рубашки, штаны, бурносы. На воротниках рубашек вышивали цветы. Особых умельцев не было: каждый умел сделать простую мебель, корзины, коробы, деревянные ведерки, ложки, окна, двери. Кое-что прикупали на рынке в Лиде. Дома строили с двускатными крышами. Характерно было трехкамерное жилье: хата- сени- камора.

В 1940 г. семьи осадников отправили на поселение в Сибирь. Немцев во Вторую мировую войну почти не видели. В июле 1944 г., когда немцы отступали, жители прятались в лесу. В Банцевичах трое суток сидели власовцы.

Осенью 1944 –зимой 1945 г. из д. Кульбаки были призваны в Красную армию Барановский Станислав Рафалович (-1945), Горкач Иосиф Петрович 1920 гр., Горкач Рафаил Петрович 1920 гр., Гришель Вацлав Иванович (1910 -1945), Гуркач Болеслав Михайлович 1915 гр., Гурнач Осип Петрович 1922 гр., Гурский Антон Иосифович 1915 гр., Жуковский Михаил Михайлович 1920 гр., Йошкевич Бронислав Феликсович (- 1945), Лебедевич Михаил Иванович 1922 гр., Мельников Тихон Петрович (1913-1944), Урбанович Иван Осипович 1926 гр., Шедрик Виктор Юдов 1908 гр., Шилковский Михаил Михайлович 1924 гр, Шестайлов Александр Иосифович (-1945).

В 1944 г. появилось множество группировок, которые грабили и иногда убивали, но многочисленных зверств не было. Леденящие душу убийства начались сразу после войны, когда организовалась тергруппа «Полоя» (Альфонса Тыркина). Действовала группа особенно активно в июне — августе 1945 г. Убивали искавших еду и работу женщин, 12-13-летних подростков. Беженцы из России приносили золото в обмен на хлеб, «оказывались без золота и без жизни». «Шагуна забілі, Микуличаў сям’ю расстралялі — зніклі 4 душы. Мікуліч Віктар пад стол схаваўся, жыве ў Лідзе, без вока, куля праз вока прашла. У Рылаўцах 3 сям’і расстралялі. Закалолі кабана — дай — не далі”. В состав тергруппы Тыркина входили 15-17-летние Станислав Бурак, Козловский, Геннадий Макаро, Виктор Пашкель, Иван Цыдик, Чеслав Шешко. В декабре 1945 г. группу ликвидировали: Козловского, Бурака, Шешко арестовали, Тыркин и Макаро сбежали в Польшу, за сына и за связь с бандитами была осуждена Мальвина Томашевна Макаро. Тыркин в Польше некоторое время работал в английском посольстве.

В ночь с 5 на 6 ноября 1946 г. на хуторе Гришелей были убиты Старостин Иван Степанович-председатель Мытского сельсовета, бывший партизан и Николайчик Михаил Михайлович -зам. председателя Мытского сельсовета.

Хутор Гришелей

Хутор Гришелей

«За два дня до праздника председатель и его заместитель отправились в д. Кульбаки на встречу с крестьянами…По дороге они зашли на хутор, где жили братья Гришели. Средний Стась имел ветряную мельницу и добрый участок земли, однако с государством не рассчитывался… в комнату с автоматом в руках вскочил пьяный Гришель.
— Руки вверх, большевики ! Будем рассчитываться за налоги.
Вслед за ним из-за перегородки в комнату мгновенно ворвались с оружием еще шесть бандитов.
-Так вот где мы встретились!- пробормотал один из них, – пистолеты на стол!».
Иван Степанович не успел выстрелить. Его оглушил мощный удар по голове, и он потерял сознание. Им обоим связали руки и повели в лес. Что там было, никто не знает, только перед праздником Октября председателя и его заместителя нашли замученными около шоссе, которое ведет в Лиду. На груди Ивана Степановича лежал порванный на части доклад. На одной бумажке было написано: «Эту молитву прочтешь на том свете
» (Сiневiч К.).

В 1945-50 гг. местное население должно было сдавать государству зерно, молоко, мясо, шерсть, сено, платить денежные налоги, подписываться на облигации государственных займов, участвовать в дорожном строительстве, вывозить лес и т.д. При невыполнении планов дела передавались в следственно-карательные органы. В 1948 г. начали выявлять кулацкие хозяйства, кулацкими признавались хозяйства, которые пользовались наемным трудом. В соответствии с постановлением о налогообложении кулацких хозяйств Западных областей БССР кулаком утвердили Михаила Константиновича Астиловского.

В 1949 г. активно стала проводиться «разъяснительная работа» по организации колхозов. Весной 1952 г. в бывшем имении и на хуторах Банцевичи организовали колхоз «Рассвет». Председателем выбрали кузнеца Станислава Мисюка. «Он с уважением и пониманием относился к людям». 3 октября 1952 г. колхоз «Рассвет» был объединен с колхозом «Новые Кульбаки», в 1953 г к ним присоединили колхозы «Красная Заря» (д. Дайнава 2), «Труд» (д. Дайнава 1), объединенный колхоз назвали имени Ленина. 9 октября 1969 г. колхоз Ленина Постановлением Совета Министров БССР был преобразован в совхоз Ленина. В феврале 1996 г. совхоз имени Ленина ликвидирован – земли присоединены к птицефабрике.

В настоящее время на месте бывшего имения сохранился только дом эконома. Он расположен к северу от дороги. Южная половина дома была построена в 1850-х годах. Северная, меньшая половина, была пристроена позже, во второй половине ХIХ века. Стены сложены из красноцветного кирпича, штукатурились.

Дом эконома. Южная  и восточная стены

Дом эконома. Южная и восточная стены

Дом эконома. Западная стена

Дом эконома. Западная стена

У гэтай мурованце 4 сям’і жылі: 3 брата Масюка і Асцілоўскі

Под домом имеется подвал, он разгорожен кирпичной стенкой на две половины.

Подвал, Сводчатый потолок  также сложен из красноцветного кирпича, раствор известковый

Подвал, Сводчатый потолок также сложен из красноцветного кирпича, раствор известковый

Основная часть усадьбы располагалась к югу от дома эконома. От усадебного дома осталось только место, где он находился.

Место расположения  усадебного дома. «Камення выгорвалі».

Место расположения усадебного дома. «Камення выгорвалі».

Особых находок на поверхности не обнаружилось: обломки кирпичей, фрагменты тонкостенной керамической посуды, кованый гвоздь, горлышко от стеклянного флакона.

Находки на развалах бывшего панского дома

Находки на развалах бывшего панского дома

Место, где стояло большое гумно

Место, где стояло большое гумно

Семьи переселенцев пользовались им до 1940-х годов. «Гумно папярок стаяла доўгае. 4 гаспадара ў гумна. Захоўвалі збожжа, жыта, ячмень цэпам малацілі»

От ветряной мельницы остался только нижний постав диаметром  1.2 м

От ветряной мельницы остался только нижний постав диаметром 1.2 м

«Гришель млынар быў, іх тры брата было. Самі паставілі ветраны млын. Да вайны насілі малоць збожжа на плячах, за паўгадзіну 50 кг малолі».

Сарай, построенный из бревен, которыми было сложено большое гумно

Сарай, построенный из бревен, которыми было сложено большое гумно

Зяць Місюка Барташевич паставіў гумно, пад калгас забралі

Пруд заросший

Пруд заросший

Было 2 сажалкі, хадзілі бялізну сціраць

Старейшая жительница бывшего имения  Герасимец Вероника Сильвестровна  1930 гр.

Старейшая жительница бывшего имения Герасимец Вероника Сильвестровна 1930 гр.

Мама выйшла за ўдаўца, ён стары быў, меў сына, у якога была сям’я і дзеці. Нас у бацькоў было двое: я і брат 1928 гн. У 1933 г. памёр бацька. Падзялілі хату і зямлю на дваіх, па 6 гектараў. З абодвух бакоў па загоне. Стась Мисюк гадоу 5 рабіў нашых 6 гектараў. Сабе палову і нам трохи дасць. Хадзiла ў школу 2 гады: 1938 і 1939. Мама не пусціла, кароўку хавалі, з яе жылі. Брат памёр у 1940 г ад сухоты. Бацькі пахаваны ў Белагруде”.

Сохранившиеся от имения хозяйственные постройки ныне административно отнесены к д. Банцевичи. Кульбаки двумя улицами Совхозной и Зеленой вошла в состав городского поселка Дитва.

Основная литература:
Воронков И. А. Польские тайные общества в Литве и Белоруссии в конце XVIII и первом тридцатилетии XIX в.// Исторические записки. 1957 г. с.294.
LVIA. zesp. 394, inw. 4, vol. 873. Wykaz alfabetyczny z 1844 r. majątków pow. Lidzkiego ze wskazaniem właścicieli i ilości dusz męskich przez nich posiadanych według spisu 1834 r.
LVIA. F.11. Inwentarze Powiatu Lidzkiego.
Narbutt M. Lida i lidziane. Ziemia Lidzka. № 26-27. 1997r.
НИАБ в Гродно. Ф.586. Оп.1. Д. 2269. Об утверждении прав владения им. Кульбаки помещику Гружевскому (1831-1845 гг.).
НИАБ в Гродно. Ф.586. Оп.1. Д.2352. Дело о выдаче помещику Иосифу Вендзягольскому свидетельства о свободности имения Кульбаки (1856-1857гг.).
РГИА. Ф.1343, Оп.19, д.4875, л. 69 и 70.
Сiневiч К. Першы паўпрэд. // «Уперад» ад 15 кастрычніка 1968 г.
Cлiукiн В., Таванюк Н. Кульбакi, з 1994 г. Дзiтва. // Лiдскi летапiсец. № 7. 1999

Авторы: Сливкин В.В. и Сливкина Н.А.
Фотографии В.Сливкина и А.Чистякова.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна!


Обсуждение


  • ...

    Лидчанин 30 июня 2015 в 22:45

    Очень интересно. Ждем продолжения. Через призму таких историй лучше понимается быт и мировоззрение людей описываемой эпохи. Удачно показано сопоставление кадров из разных эпох одних и тех же мест.


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>