Имения Лидского уезда. Имение Сукурчи

13:33, 7 Сентябрь 2015

1916


История города

Продолжение серии публикаций посвященных имениям Лидского уезда. Ознакомится с предыдущей публикацией, посвященной имению Имение Радивонишки можно тут.

Имения Лидского уезда.Имение Сукурчи.

На современной карте Лидского района Сукурчи отсутствуют. Дом и постройки разобраны, деревья спилены, пруды засыпаны, камни вывезены. Сукурчи –слово литовского происхождения: sukurti – основать, построить. Поселение с таким именем было единственным в Мире. Существовало более 300 лет. В известных мне документах впервые упоминаются как земельная собственность Андрея Сципиона де Кампо — «дедича на Щучинке, Сукурчах и Секержинцах», что позволяет думать, что Сукурчи приобрел его отец Кристоф. Род этот итальянского происхождения. Первый из Сципионов де Кампо – Пётр прибыл в Польшу из Италии в 1518 г. с будущей королевой Боной Сфорца и был маршалом её двора.

Герб Сципионов де Кампо (пол. Scipio del Campo).

Герб Сципионов де Кампо (пол. Scipio del Campo).

Андрей Сципион де Кампо (?-1682) – представитель пятого поколения польских Сципионов. Гродненский подчаший, в 1669 г. представитель от Лидского повета на выборах короля Михаила Корибута Вишневецкого, королевский дворянин, в 1674 г. представитель от Гродненского повета на выборах короля Яна III Собесского, с 1678 г. хорунжий венденский и комиссар Гродненской экономии. Был женат на Элеоноре Суходольской, дочери волковысского земского писаря, с которой имел 6 детей, 4 из них достигли совершеннолетия: Катерина, Констанция, Казимир и Ян. Катерина вышла замуж за витебского подстолия (заместителя стольника) Юрия Глебицкого-Юзефовича (Юзефовича-Хлебицкого); Констанция (?- до 1740) в 1728 г. вышла замуж за лидского городского судью Александра Винчу (? -1742); Казимир (?-1733) стал лидским маршалком, был женат дважды: на Анне Гутовской и Софье Юдицкой; а Ян (?-1738) стал лидским старостой и каштеляном смоленским (условная должность, которая гарантировала место в Сейме).

Имение Сукурчи Андрей Сципион де Кампо оставил своей второй жене Анне Похоцимской (Подхотимской) — дочери врача и городничего Павла Клеофаса Подхотимского (?-1657). В 1690 г. за имением числилось 6 работников. С кончиной Анны Сукурчи перешли в собственность Яна Сципио де Кампо. От отца он унаследовал фольварок Щучинок и имение Блотно (ныне Вороново) в Лидском повете, Секержинцы в Гродненском, Бебровцы в Мозырском, от матери получил Конюхи в Волковысском повете, от короля Августа II получил в управление Горни (1709), Пурсти (1710) и Бортянское староство (в окрестностях Радуни).

Ян Сципион де Кампо (? — 1738) — лидский городский писарь (1695 -1711), депутат Трибунала ВКЛ (с 1699), маршалок Трибунала (1703-04), лидский подстолий (1704-13), лидский староста (1713-20), смоленский каштелян. Жена -Тереза из Глебицких-Юзефовичей, дочь подстолия витебского и войского полоцкого Юрия Глебицкого-Юзефовича (мачеха Катерина выдала падчерицу за своего брата). В 1735 г. Ян и Тереза основали в Блотно монастырь пиаров, подарили участок земли под костел и школу и 50 тысяч злотых на содержание монахов, которые были расписаны следующим образом: 10 тысяч на фольварке Лопатишки и д. Вильканцы, 5 тыс. на д. Осова Самуэля Беликевича, 10 тыс. размещенных на рожанском кагале, 20 тысяч правом залоговым на Мерече и 5 тысяч наличными от учредителей. К этой сумме Сципионы в соответствии с завещанием их дворянина Войцеха Стецевича добавили 22 тысячи злотых размещенных на Радивонишках. В 1738 г. в Конюхах основали монастырь доминиканцев.

У Яна и Терезы был единственный сын Юзеф, которому отец в 1720 г передал должность лидского старосты и свои земельные владения. Юзеф унаследовал Сукурчи, Щучинок, Блотно и Палубники в Лидском повете, Конюхи в Волковысском. С разрешения короля Августа II отец передал ему в управление Горни (1718), c разрешения Августа III — Кульбаки (1735), Борти (1736) и Пурсти (1736).

Юзеф Сципио де Кампо (ок.1700–1743) — депутат Трибунала ВКЛ (1717), лидский староста (1720- 43), маршалок надворный литовский (1739-43), избирался на сеймы от Лидского повета, Смоленского воеводства и Инфлянтов. Женат был дважды: первая жена Верена Фирлей (?-1739) из Домбровицы (ныне Дубровица), дочь каштеляна каменецкого Анджея Фирлея (1683-1719); вторая жена с 1740 г. Тереза- Барбара Радзивилл –дочь новогрудского воеводы Николая- Фаустина Радзивилла. Имел в двух браках 6 детей, совершеннолетия достигли сын Игнаци и дочь Анна от брака с Вереной Фирлей. Верена принесла Юзефу все наследство Фирлеев в Люблинском и Русском воеводствах и юридику в Люблине. Поддерживал финансово монастыри пиаров в Щучине и Воронове, доминиканцев в Конюхах и основанный матерью в 1742 конвент сестер милосердия в Щучине. В 1742 г. был награжден высшей наградой Речи Посполитой — орденом Белого Орла. Дочь Анна вышла замуж за малагольского каштеляна Константина Шанявского. Игнаци унаследовал все имения, фольварки и деревни Глебицких-Юзефовичей, Фирлеев и Сципионов, в том числе Сукурчи.

Игнаци Сципион де Кампо (1728-1791) — с 15 лет лидский староста (1743). В январе 1745 г. его учитель Матей Догель (1715-60) вывез на учебу в Западную Европу. Изучал полтора года философию, право, точные науки в Лейпциге, посетил Дрезден, Париж и Рим. В 1748 г. избран депутатом на Сейм от Лидского повета, в 1759 г. получил чин генерал-майора литовского войска. Подстолий литовский (1765- 86). Поддерживал Щучинский коллегиум пиаров, основанный в 1726 г. его прадедом, и конвент сестер милосердия, основанный его бабкой Терезой. В 1756 г. переместил пиарскую школу из местечка Вереново в Лиду, помог монахам построить дом и способствовал преобразованию школы в коллегиум (1759). Благодаря его хлопотам в Лиде появилось первое среднее учебное заведение и первые интеллектуалы лидского происхождения. Финансировал обновление пиарской типографии в Вильне (1755-56) и издание «Дипломатического кодекса» М.Догеля (1758). Кавалер орденов Святого Станислава (1776) и Белого орла (1781).

В конце 1840-х годов «вынужден был участвовать в различных судебных процессах, вызванных неожиданной смертью отца и запутанностью имущественных дел». Около 1760 г. потерял Сукурчи, имение с которым Сципионы де Кампо вошли на Лидскую землю.

Герб Нарбутов «Трубы»

Герб Нарбутов «Трубы»

Сукурчи перешли Тадеушу Нарбуту герба «Трубы». Отцом его был Казимир-Юзеф Нарбут — маршалок Лидского повета, который владел соседним имением Крупа (ныне Крупово). У Тадеуша было 5 братьев: Игнатий, Феликс, Антон, Даниэль и Доминик, каждый из них оставил след в лидской истории.

Тадеуш Нарбут (ок.1735–ок.1795) – подстолий Лидского повета (с 1765), стольник (с 1778), подкоморий (1782-92). Вице -президент виленского суда. К 1784 г. благодаря своим должностям, финансовым талантам и дружбе с семьей Чарторыйских, стал крупным землевладельцем. Владел двором Сукурчи, фольварками Ловчиловичи, Остров с корчмой, Полубники с корчмой, деревнями Ловчиловичи, Козичи, Овсевичи (Евсеевичи), Хрулевщизна (Хрули), Черники, Янцевичи – большим земельным массивом на левобережьи р. Дитвы. Женат был на Екатерине Вяжевич. Имели 5 детей: Александру, Констанцию, Теклю, Войцеха и Станислава. Все они, полагаю, родились в Сукурчах. Награжден орденом Святого Станислава. В восстании Т.Костюшко1794 г. ограничился тайным подписанием акта восстания. Подписание проводилось в Сукурчах 29 апреля в присутствии нескольких лидских шляхтичей, среди которых были земский судья Августин Шемет и Игнаци Костровицкий. Восстание, как известно, завершилось походом суворовского корпуса на Варшаву и некоторыми земельными потерями для повстанцев. После очередного, третьего раздела Речи Посполитой Лидский повет был включен в Состав Российской империи (1795).

Дети Тадеуша Нарбута получили хорошее образование и были приняты в лучших польских дворцах. Александра (ок.1760-1803) и Констанция воспитывались при дворе княгини Изабеллы Чарторыйской в Пулавах. Александра — актриса и переводчица с французского вышла замуж за полковника Станислава Цесельского (1750-1823), Констанция — за Юзефа Дембовского (ок.1761-1831), Текля — за Гриневицкого. Александра была одна из самых продвинутых польских девушек конца 18 столетия. Владела польским, русским, немецким и французским языками, уверенно себя чувствовала в любом мужском обществе и … постоянно курила. Станислав (1764 -1858) стал католическим священником, был пробощем в Косово и брестским каноником. А Войцех (1762-1837), который достоверно родился в Сукурчах, о чем сообщается во всех его биографиях, учился в Лидском и Виленском пиарских коллегиумах, в Коллегиум Нобилиум в Варшаве (1774-76), отличался красотой и литературными способностями, стал пажем, затем камердинером, наконец, камергером и доверенным лицом польского короля Станислава Августа Понятовского. В 1781-82 гг. по поручению короля сопровождал по польской территории великого князя Павла Петровича и его жену Марию Федоровну. Великая княгиня наградила Войцеха за службу бриллиантовым перстнем. В 1788 г. избран послом от Лидского повета на четырехлетний сейм. Учитель и воспитатель Доминика Радзивилла (1801-03). Предводитель дворянства Лидского уезда (1812-14). Занимался переводами с французского, славился своей резьбой по дереву. Женат был на Анне Эйсмонт (?-1849). Имели дочь Климентину (1810-1860).

Имение Сукурчи после смерти Тадеуша Нарбута унаследовал Войцех Нарбут. Жил он в Варшаве и интереса к земле не имел. Со смертью Войцеха в 1837 г. Сукурчи перешли младшему брату — ксендзу Станиславу, которому земля совсем не нужна была. Сукурчи были проданы Пилецким герба «Лелива», случилось это в начале 1840-х годов.

Герб Пилецких «Лелива»

Герб Пилецких «Лелива»

В 1844 г. Пилецким в Лидском уезде принадлежали: фольварок Нонишки (10 работников) и Ожелишки (71 работник) – владел капитан в отставке Оттон Пилецкий, его брат Адам владел имением Пятковщизна (75 работников), Пилецкий Игнаци – Голодзишками (32 работника). А имение Сукурчи с 116 работниками принадлежало Марии Пилецкой из Домейков (1805-1883).

Фрагмент карты 1865 г. Господский двор Сукурче расположен на левом берегу р. Крупки, рядом с трактом из Мыто в Жирмуны. От тракта в сторону имения отходила дорога, которая далее вела к ф. Остров и д.Ропейки.

Фрагмент карты 1865 г. Господский двор Сукурче расположен на левом берегу р. Крупки, рядом с трактом из Мыто в Жирмуны. От тракта в сторону имения отходила дорога, которая далее вела к ф. Остров и д.Ропейки.

Польские источники сообщают, что сын владелицы имения Юзеф Пилецкий участвовал в восстании 1863-64 г. и получил 7 лет каторги. В российских документах среди участников восстании, осужденных к ссылке в Сибирь, упоминается только один Пилецкий — студент Петербургского университета Владислав Станиславович Пилецкий 1838 гр., дворянин Минской губернии, не утвержденный герольдией в дворянстве. Он воевал в отряде Людвика Нарбута, в бою под Дубичами попал в плен, приговорен к 6 годам каторги с конфискацией имущества. С 1864 г. отбывал наказание в Томском округе, затем в Томске.

Фрагмент карты 1894 г.

Фрагмент карты 1894 г.

В начале ХХ века имение Сукурчи с земельной площадью 545 десятин принадлежало Юзефу Пилецкому (1827-1905), за имением числились 41 жит. (19 м, 22 ж). Пилецким также принадлежали имения Гуды (13 жителей, 328 десятин) и Голодишки в Конявской волости (19 жителей, 327 десятин). После смерти Юзефа Пилецкого в наследство вступили сыновья Ян, Людвиг и Юлиан, которые разделили между собой отцовские владения. Перед войной Людвиг и Юлиан приобрели часть фольварка Юзефово в Мытлянской волости.

Фрагмент немецкой карты 1918 г

Фрагмент немецкой карты 1918 г

Сукурчи перед Первой Мировой войной.

Старинная усадьба с обширным двором и яблоневым садом, закрытым с трех сторон аллеями старых огромных лип, поросших снизу бурым мхом, полными пчел и птиц, медового запаха, который во время цветения бил в голову как вино. В аллеях от рассвета до заката было большое движение, щебетание, стрекотание и пение птиц. В восточной аллее был большой пень, на котором могли разместиться 8 детей. Здесь же рядом лежал огромный валун, под которым долгие века скрывался небольшой чугунок с золотыми дукатами, найденный двумя работниками, которые сразу же скрылись. Осталась единственная золотая монета. На пересечении восточной и северной аллей был насыпан небольшой пригорок — «горка» из грунта, выбранного из рвов. Горка была закрыта с трех сторон зарослями спиреи, сирени и создавала впечатление затененной беседки, созданной капризом природы. Стояла небольшая лавочка. Сидя на лавочке, молодые парочки мечтали о счастье под светом мерцающих звезд и звуками соловьиных трелей. Здесь же прабабки, заканчивая бег своей жизни, тихонько шептали молитвы, глядя на башню круповского костела с которой над лугами плыли звуки колокола, и обращались мыслями к дням своей молодости.

Северная аллея создавала впечатление длинного туннеля, насыщенного зеленым свечением. В конце туннеля мрак заканчивался вопиющим контрастом лучистой ясности лугового простора.

Сад был также окружен валом и рвом, на валу имелся забор из сосновых досок. Вообще то было два сада, молодой и старый. Старый сад был заложен дедом, здесь находился ледник, в молодом саду на солнцепеке находилась оброчня. В садах росли яблоки, сливы и груши сорта «сапежанка». С южной стороны сад был продлен рядами молодых деревьев, ров и вал с забором были перемещены дальше в южном направлении. Сад с этой стороны был закрыт длинной шпалерой из деревьев, кустарников, сирени, боярышника и жасмина.

Огромный двор занимал всю площадь перед крыльцом и был покрыт травой, выкашиваемой трижды в летнее время.Двор был закрыт шпалерами сирени и черемухи, прерываемой жасмином. Кустарники большим полукругом окружали подкову двора, охраняя со всех сторон от любопытных глаз. В двух местах шпалеры прерывались въездными воротами, обычно закрытыми на скобы. Одни ворота вели на конюшню и к возовне, а другие — в тенистую аллею из старых стриженых лип в виде больших зеленых колонн. Аллея вскоре разделялась на правую, засаженную ивой, тополем, ясенем – к прудам, и левую, засаженную двумя рядами старых берез, которая выводила на древний Мытлянский тракт.

Видимая издалека березовая аллея гостеприимно приглашала путешественников во двор.

Имение Сукурчи

Имение Сукурчи

Настоящим украшением усадебного двора был вековой каштан, который стоял особняком в центре двора, огромный, правильной формы, необычайно мощный в своем проявлении. От толстого ствола отходили горизонтальные и устремленные вверх ветви, которые формировали огромную пышную шапку из листьев в виде шаровидного зеленого купола. Нижние ветви располагались на высоте около 2 метров, а верхние возносили на такую высоту, что с них видны были дальние селения за Дитвой. Деревянная скамейка кольцом обнимала ствол. Под огромной зеленой шапкой листьев можно было мечтать, в старые времена- пить липовый медок на переносном столике, или чай в майскую ночь полную соловьиных трелей и запахов цветущей сирени, залитой таинственным лунным светом.

От главного крыльца усадьбы открывался красивейший вид: наискось вправо среди кустарников, которые обрамляли двор, росла ель стройная, великолепная в своей форме, мощи и высоте, равная каштану. На вершину ели когда-то втащили борону и с тех пор на бороне гнездились постоянно аисты. Каждую весну прилетали на Благовещение несколько пар больших и красивых птиц, и целые баталии устраивали между собой за владение гнездом, свитым на бороне. Вершина дерева в летнее время постоянно была увенчана трепетанием огромных и белых крыльев, а непременным звуковым фоном двора было шипение и клекот двух красных клювов.

Имение Сукурчи

Имение Сукурчи

Среди зелени – пятно белых стен обширного старого усадебного дома. Дом длинной своей стороной был обращен к саду, фронтальной- к двору с подъездом. Наружные стены были возведены из стволов старых деревьев и оштукатурены набело. Местами бревна подгнили и истлели, но таких мест было немного. Пропитанные смолой они будто окаменели. Напрасно было пытаться забить в них гвозди, гвозди гнулись, как будто были мягкой проволокой. Старое дерево было крепче изделий из железа.

Витольд Пилецкий на пороге своего имения

Витольд Пилецкий на пороге своего имения

Предполагаю, что усадебный дом построил Ян Сципион де Кампо около 1700 г.

Имение Сукурчи

Имение Сукурчи

Дом не был похож на своих ровесников: имел огромные окна, высокие потолки, в окнах стекол по восьми, в некоторых по двадцать, стекла с разных фабрик, и из разных столетий. Новых было немного, большинство преклонного возраста, было матовое, реже радужное, которое переливалось радугой или сверкало как опал зеленым и золотистым оттенком, как будто кто потянул несмываемой краской. Чем дольше шел дождь, тем цветистее оно становилось.

Крыша была огромная, тяжелая, с ломаным профилем, и устроена необычно: стропила, перекладины, замки, в особом сочетании, но имела серьезный недостаток – она текла. Каждый из посетителей, появлявшихся на крыше, приходил в изумление. Поводом были жестяные банки, обрезанные бутылки, расставленные стаканы, в которые из дырок в крыше при каждом дожде текли струйки, вызванивая чудесные мелодии. Над крышей возвышались пять мощных дымоходов, в одном из них размещалась домашняя коптильня.

Внешние стены дома с фундаментом вместе вросли в землю, тогда как внутренние, которые опирались на погреб, осадку вовсе не дали. Поэтому бревенчатые потолки от средины здания, к наружным стенам, как бы немного наклонялись. Вся тяжесть такого большого здания, бревенчатых потолков, огромной крыши опиралась на внутренние стены, выложенных из больших старых, тяжелых кирпичей, каждый из которых весил не меньше половины пуда.

В доме насчитывалось около 20 комнат, кладовок, различных уголков. Балочный потолок, множество крестообразно-сложенных балок из бруса и доски в клетках.

В некоторых комнатах потолки были подбиты на гладко со скромными резными украшениями. Разнообразные паркетные полы, выложенные из дубовых треугольников, полос и квадратов. В других комнатах полы с ровной поверхностью из широких сосновых длинных плотно сжатых досок.

В стенах большие зеркала, над дверями –картины в рамах, украшенных красивой резьбой. В трех помещениях — обивка из узорчатого полотна с позолотой. В гостиной стены снизу до окон покрыты резьбой. Все межкомнатные двери с гравировкой. Множество узоров по всему дому. Первенство принадлежало кованым красиво гравированным фронтальным дверям на крыльце. Все дверные ручки, петли (пробои) и завесы, а также оковка оконных рам удивляли искусным кузнечным исполнением.

Несколько каминов, раскиданных по дому, выглядывали из углов и выжидательно заглядывали в глаза проходящим с немым вопросом: когда загоримся…? В красочном хозяйстве печей из цветного кафеля, прочное первенство держала «Великая печь» в зале. В четырех своих углам заключенная в черные выжженные крученые колонны, украшенными латунными украшениями. Воз дерева поглощала- одним глотком одновременно.

Дом был полон различной старой мебели, перепутанные творения разных веков местами формировали фантастические группы. Цветы в количествах неизмеримых: олеандры, флоксы, сотни вазончиков. Размножались фланцы прямо на клавикорде. Имелась большая коллекция маленьких кувшинчиков и блюдечек.

Под домом был обширный совершенно сухой подвал с песчаным полом. На полках хранились овощи и фрукты, бутылки меда и старого вина. Подвал знал и лучшие времена, помнил бочки меда и напитков, здесь пряталась не одна шкатулка.

Рядом с домом раньше существовала часовня, там был небольшой алтарь, при котором приезжавший ксендз отправлял имшу. Со временем часовня разрушилась. К дому была пристроена просторная комната, и алтарь был перенесен в пристройку.

Возле дома имелся колодец, который берег здание от излишней влажности. Колодец был глубокий, ниже уровня подвала, на половине своей глубины был соединен с другим колодцем, расположенным в стороне от дома, куда сбрасывал излишки. Из этого колодца качали воду для полива сада.

В пределах усадьбы находился источник, который звали криницей. Вода в кринице была вкусная, чистая, освежающая и здоровая. Все, кто ее пил, жили долгие годы. Домашние самовары не знали другой воды. Вода в старом пруду также была целительная. Один из знакомых всю жизнь страдал каким –то лишаем кожи, будучи в пожилом возрасте, принял ванну в этом пруду, лишай исчез в неделю и не вернулся больше. Кроме старого пруда — были еще четыре небольших копаных рыбных пруда. В этих прудах «росли лини как тесто на дрожжах, с поросенком месячным конкурируя в весе».

(Описание усадьбы произведено по тексту поэмы В.Пилецкого «Сукурчи»)

Первая Мировая война разметала Пилецких по российским просторам. В 1915-18 гг немцы организовали в имении хозяйство, в котором работали местные крестьяне, руководство осуществлял немецкий чиновник.

Витольд Пилецкий. Лида. 1922 г.

Витольд Пилецкий. Лида. 1922 г.

Весной 1920 г. в Сукурчи приехал Витольд Юлианович Пилецкий 1901 гр., внук Юзефа Пилецкого с намерением восстановить хозяйство. Красная Армия летом 1920 г разрушила его планы. Другой внук — уроженец имения Сукурчи Евгений Людвигович Пилецкий 1902 гр. в марте 1920 г. был арестован в Челябинске Губ ЧК, в январе 1921 г. осужден по статье 58-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. В сентябре 1921 г. вновь был арестован транспортной ЧК станции Барабинск, где работал конторщиком, обвинен в службе в Белой армии. Дело вроде бы было «прекращено в связи с польским гражданством обвиняемого» …

В 1921 г из Советской России вернулся Юлиан Пилецкий. По переписи 30 сентября 1921 г. в фольварке Сукурчи было 5 жилых домов и 27 жителей: 13 мужчин и 14 женщин, все поляки католического вероисповедания.

Юлиан Иосифович Пилецкий

Юлиан Иосифович Пилецкий

Людвика Пилецкая из Осецимских

Людвика Пилецкая из Осецимских

Юлиан (Юлиуш) Иосифович Пилецкий (ок.1870- ок.1925) закончил лесной институт в Санкт-Петербурге, работал старшим ревизором в Лесоохранительном комитете Губернского управления государственных имуществ в г. Олонец на восточном побережье Ладожского озера, где женился на Людвике Осецимской, родившейся в Петрозаводске в семье коллежского советника. Семья Пилецких имела пятерых детей: Марию, Иосифа (умер в возрасте 5 лет), Витольда, Ванду и Юрия. В 1910 г. Людвика Пилецкая вместе с детьми уехала в Вильну. Юлиан Пилецкий продолжал трудиться в Олонце.

Людвика Пилецкая с дочерью Марией и сыном Витольдом 1905 год.

Людвика Пилецкая с дочерью Марией и сыном Витольдом 1905 год, сделано в Олонце.

В 1922 г. из-за «отсутствия средств на восстановление фольварка и фатального состояния такового» Юлиан Пилецкий за ежемесячно обесценивающиеся польские марки продал земли фольварка на 8 лет в аренду.

6 апреля 1922 г. Лидская земля вошла в состав Польского государства. Витольд Пилецкий, сын Юлиана в результате судебного процесса в Виленском окружном суде вернул земли фольварка из аренды. И с лета 1926 г. вместе с матерью и сестрами Марией и Вандой поселился в Сукурчах.

Фрагмент польской карты 1926 г. В Сукурчах 12 зданий и источник. Территория огорожена

Фрагмент польской карты 1926 г. В Сукурчах 12 зданий и источник. Территория огорожена

Витольд Юлианович Пилецкий родился в 1901 г в Олонце, учился в Виленском коммерческом училище (1910-14), в Орле (1914-18), в Виленской гимназии им. Иоахима Лелевеля (1918-19). В 1919 г вступил в отряд польской самообороны, воевал в отряде Е.Домбровского, участвовал в польско-советской войне 1920 г и в «бунте» Желиговского. Дважды был награжден Крестом за Доблесть. В мае 1921 г. сдал экзамен на аттестат зрелости. Закончил 10-месячные курсы в школе подхорунжих Резерва Кавалерии в Грудзендзе. Осенью 1922 г. зачислен слушателем факультета изящных искусств Университета С.Батория в Вильно. Учился недолго. Чиновник в Демации- организации, которая занималась ликвидацией военного имущества на Виленщине. С весны 1924 г. секретарь Сельскохозяйственного Союза, год спустя секретарь судьи дознавателя в Окружном суде в Вильно. С 1926 г владелец фольварка Сукурчи.

Витольд 7 апреля 1931 г женился на учительнице Круповской школы Марие Островской

Витольд 7 апреля 1931 г женился на учительнице Круповской школы Марие Островской

В 1932 г. у них родился сын Андрей, в 1933 г. дочь Зофья.

Семья Витольда Пилецкого

Семья Витольда Пилецкого

Принимал активное участие в общественной жизни Круповской гмины: участвовал в строительстве костела и школы, с местными крестьянами основал сельскохозяйственное общество, добровольную пожарную охрану, успешный молочный кооператив: круповское масло продавалось в Вильно. В 1932 г создал организацию по военной конной подготовке молодежи «Кракусы», которая в 1937 г была подчинена 19-й дивизии пехоты. Играл на пианино, писал стихи и картины. В Круповском костеле сохранилась икона, написанная его рукой.

Икона Св. Антония, написанная рукой В.Пилецкого

Икона Св. Антония, написанная рукой В.Пилецкого

Фольварок «Сукурчи» специализировался в выращивании клевера и откорме скота.

имение Сукурчи

В 1937 г за участие в общественной деятельности был награжден Серебряным Крестом Заслуги.

Витольд Пилецкий.

Витольд Пилецкий.

В августе 1939 г. поцеловал детей и жену. «До свидания, кобетки, через две недели встретимся». В сентябрьской кампании командовал кавалерийским эскадроном 77 пехотного полка 19-й пехотной дивизии (до 5 сентября), был заместителем командира кавалерии 41-й пехотной дивизии (до 22 сентября). После разгрома пробрался в Варшаву, вместе с Я.Влодаркевичем организовал Тайную Польскую армию. 19 сентября 1940 г. во время уличной облавы был арестован, 22 сентября заключен в концлагерь Освенцим (Аушвиц) под именем Томаша Серафинского № 4859. В лагере создал конспиративную организацию «Союз военных организаций», передавал на волю информацию об условиях жизни и положении в лагере, геноциде евреев и уничтожении военнопленных.

Первым сообщил, что немцы испытали газ «циклон-Б» на советских военнопленных: «Сюда привезли первых большевистских пленных, пока только офицеров, и – собрав их всех, числом более 70, в одной зале 13-го блока – поместили в такие условия, что им так тесно, что приходится стоять, не имея возможности присесть. Все щели в стенах залы старательно законопатили. Вечером того же дня явилась группа немецких военных во главе с офицерами. Немецкая комиссия вошла в залу и, надев противогазовые маски, разбросала вокруг несколько банок с газом, наблюдая за его действием. Санитары,  которым с утра пришлось убирать трупы, говорили, что выглядело это ужасающе – даже для них. Люди стояли так кучно, что умирая не могли упасть и – подпирая друг друга плечами, сплели руки так, что тела их было трудно разделить. Судя по мундирам, в которые были одеты погибшие от газа, это вероятно были одни только офицеры из разных соединений. Это был здесь первый опыт применения газа».

В ночь с 26 на 27 апреля 1943 г. вместе с Яном Редзеем и Эдвардом Цесельским бежал из Освенцима. Провел в Освенциме 947 суток. Благодаря рапортам В. Пилецкого руководители государств узнали о невообразимом озверении гитлеровцев.

С 1941  по 1945 годы в концлагере Освенцим, были умерщвлены около 1 миллиона 400 тысяч человек. За пять лет из Освенцима бежали 802 заключенных, 396 из них поляки, 179 – граждане СССР (из них 15 женщин), 115 – евреи (3 женщины), 38 – цыгане (2 женщины), 23 – чехи (4 женщины), 2 – австрийцы, 2 — югославы (1 женщина). Наряду с В. Пилецким отчеты о зверствах фашистов в Освенциме написали Ежи Табо, Рудольф Врба (Вальтер Розенберг), Альфред Вецлер, Арношт Росин, Чеслав Мордович.

Принят в диверсионную службу командования АК, 11 ноября произведен в ротмистры. В августе-сентябре 1944 г. участвовал в Варшавском восстании. С 5 октября 1944 г. по май 1945 г. заключенный в немецких лагерях Ламсдорф и Мурнау. В июле 1945 г. в Италии вступил во 2-й Польский корпус генерала Андерса. В качестве офицера разведки во второй половине октября 1945 г. нелегально вернулся в Польшу. Собрал вокруг себя группу доверенных лиц, начал сбор и передачу информации о политической ситуации в Польше, общественных настроениях, о терроре, репрессиях по отношению к солдатам и офицерам подполья. 8 мая 1947 г. арестован. В ходе судебного процесса обвинен в шпионаже в пользу 2-го корпуса, сотрудничестве с иностранной разведкой, подготовке покушений на функционеров госбезопасности и нелегальном хранении оружия. 15 марта 1948 г. Военным трибуналом приговорен к смертной казни. 25 мая лишен жизни выстрелом в затылок, семье тело не выдали, похоронили тайно. Попытки добиться отмены приговора, а позже реабилитации, предпринятые близкими, женой и детьми, встретили отказ. Для коммунистической власти Польши он остался навсегда «врагом народа и Народной Польши».

Обложка книги М. Фута

Обложка книги М. Фута

В вышедшей в 1978 г книге британского историка Майкла Фута «Six faces of courage» В.Пилецкий назван в числе шести самых мужественных участников движения Сопротивления Второй Мировой войны. 1 октября 1990 г. Военная палата Верховного суда Польши отменила приговор по делу В. Пилецкого. В 1995 г. В.Пилецкий посмертно награжден Командорским крестом ордена Возрождения Польши, в 2006 г. — орденом Белого Орла. В 2008 г. польский Сенат принял постановление о восстановлении в коллективной памяти поляков этой героической личности. Польский Фонд «Paradis Judaeorum» провел общественную акцию «Напомним о ротмистре».

Память о человеке редкостной смелости и отваги собирались отметить и в России. В мае 2013 г. на сессии Олонецкого районного совета депутаты одобрили предложение администрации установить на одной из улиц памятный знак уроженцу города Витольду Пилецкому. К работе над памятником приступил петрозаводский скульптор Людвиг Давидян. Пока не поставили, вспыхнула польско-русская застарелая вражда.

Мы тоже пока в сомнениях…

Место, где родился Войтех Нарбут и 13 лет жил Витольд Пилецкий. Снимок А. Хитруна.

Место, где родился Войтех Нарбут и 13 лет жил Витольд Пилецкий. Снимок А. Хитруна.

На круповском сельском кладбище сохранились четыре могилы Пилецких: Марии Пилецкой из Домейков (1805-1883), Юзефа Пилецкого (1827-1905), П. Пилецкой (1849-1869), Саломеи из Пилецких Тумилевич (1864-1951). Памятник на могиле Людвики Пилецкой из Осецимских (ок.1875 -1939) отсутствует.

Надмогильные памятники Пилецких на Круповском кладбище. Снимки Алеся Хитруна.

Надмогильные памятники Пилецких на Круповском кладбище. Снимки Алеся Хитруна.

Основная литература:
Kurkowski P. Pijary w Werenowe i Lidze. // Z dziejow ziemi Lidzkiej. Warszwa. 1997. Нарбут А.Н., Нарбут Н.И. Нарбуты лидские.// Наш радавод. Книга 6. Лида.1994. Niesiecki K. Herbarz Polski. Pawlowicz J. Rotmistrz Witold Pilecki.1901-1948. Warszawa. 2008.
Pilecki W. Sukurcze. // Ziemia Lidzka. № 5 (75) и № 6 (76). 2006. Рыбчонак С. Шляхта итальянскага паходжання у Лiдским павеце ВКЛ: пытаннi рэцэпцыi i аciмiляцыi. http://www.elib.grsu.by/katalog/176331-404122.pdf. Чарторыйский Адам Ежи. Мемуары. В переводе А.Дмитриевой. 1912.

N.B. Прошел слух, что на территории бывшей усадьбы Сукурчи необычайно удачливый поисковик обнаружил награды, которые могли принадлежать Витольду Пилецкому.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна!


Обсуждение


  • ...

    Микола 22 февраля 2016 в 0:04

    Що ви маєте проти батьків демократії


  • ...

    Владимир 4 марта 2016 в 21:59

    Отличный материал!!!


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>