Корпусные отряды 4-й роты в первые месяцы войны

9:12, 20 Март 2013

421


История города

В дополнение к серии посвященной 4-й авиационной роте в честь «100-летия Лидского аэродрома», предлагаем небольшое продолжение, из которого можно узнать о судьбе роты в первые месяцы войны.

ІІ, III, IV и X корпусные авиационные отряды 4-й роты в первые дни войны поступили в распоряжение 1-й русской армии, которой командовал генерал П. К. Ренненкампф. ХХI КАО был приписан к штабу 2 -й русской армии, которой командовал генерал А. В. Самсонов. Обе армии были объединены в Северо-Западный фронт. Перед фронтом была поставлена задача: разгромить 8 –ю немецкую армию и овладеть Восточной Пруссией. В составе Северо-Западного фронта было 17,5 пехотных и 8,5 кавалерийских дивизий, 1104 орудия, 54 самолета, 250 тысяч солдат. Немецкая 8-я армия имела 15 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии, 1044 орудия, 56 самолетов, 2 дирижабля, 173 тысячи солдат.

В итоге этой наступательной операции, которая получила название Восточно-Прусской, 2 –я армия Самсонова была разгромлена, сам он застрелился, 50 тысяч солдат сдались в плен. 1 –я армия Ренненкампфа была отброшена на исходные рубежи. Действовали русские генералы предательски бездарно, разведка была отвратительной, кавалерийские дивизии не были задействованы. «Донесения летчиков вызывали иронические ухмылки, реплики сводились к одному: откуда немцы могут взять такое большое количество войск».

ІІІ КАО был причислен к 3-му армейскому корпусу 1 армии, которым командовал генерал от инфантерии Н. А. Епанчин 1857 гр. В отряде было пять монопланов «Ньюпор»-4. 8 августа пилот — подпоручик Ульянцев и наблюдатель — поручик Шанин при поисках конницы хана Нахичеванского пропали без вести вместе с секретным пакетом. В тот же вечер на поиски хана отправился унтер-офицер Д.Макиенок. Он нашел конницу и передал пакет. На обратном пути самолёт обстреляли немецкие пехотинцы. Одна из пуль пробила бензобак. Макиенок выключил мотор и спланировал на свою территорию. Оставив машину под присмотром солдат, отправился доложить, что задание выполнено. В это время у места посадки появился немецкий конный разъезд, и русские солдаты сожгли самолет. За успешное выполнение задания Макиенка наградили «солдатским» Георгиевским крестом 4-й степени. Осталось 3 самолета.

11 августа Макиенок и наблюдатель подпоручик Макейчик в районе городка Таннау обнаружили крупное скопление вражеской артиллерии. Противник готовился к контрудару, информацию генералы оставили без внимания. 12 августа Макиенок неудачно приземлился, самолет скапотировал, крылья, винт и шасси были сломаны. Осталось 2 самолета.

15 августа в 3-м КАО остался один самолет, который уничтожили собственными руками при отступлении. Обслуживающий персонал авиаотряда отправили в тыл, а пилотов командировали на московский завод «Дукс» за новыми аэропланами «Моран-парасоль».

Также отвоевали и другие авиаотряды, приданные 1 и 2 армии, за две недели они потеряли все самолеты, некоторые летчики попали в плен. А Восточно-Прусская операция положила начало разгрому Русской армии, и изучается как пример абсолютного кретинизма российского генералитета. Впрочем, с этим у них всегда было хорошо.

VI и XX КАО поступили в распоряжение 4 –й армии, которой командовал генерал от инфатерии барон А. Е. Зальца 1843 гр. 28 июля ХХ КАО прибыл на прифронтовой аэродром.

«12 августа я получил специальную задачу: «Обследовать возможно тщательнее, что происходит против почти 50-верстного промежутка между правым флангом нашей 4-й армии и рекой Вислой, где находится слабый отряд и две кавалерийские дивизии генерала Новикова».

… стояла прекрасная погода…. Я летел на высоте 1000–1200 метров над шоссе… Углубившись за линию фронта, я заметил на белой, сверкающей на солнце ленте дороги передовые части противника, затем главные силы… На несколько десятков километров протянулась бесконечная лента двигавшихся по шоссе неприятельской пехоты и артиллерии… Наконец колонны войск остались позади, но мне хотелось убедиться, нет ли еще колонн дальше, и я продолжал путь вглубь неприятельского тыла. Минут через десять на дороге снова появилась длинная кишка, но уже не войск, а сплошных обозов, наблюдая которые я почти долетел до Сандомира.

… собрав исключительной важности сведения о неприятеле, я возвращался домой. И тут мне пришла мысль взглянуть еще, что делается на нашем правом фланге — под Красником.

Еще издали, по артиллерийским разрывам, я заметил, что под Красником идет бой, а подлетев ближе, увидел бригаду неприятельской пехоты, выходящей в тыл и в обход правого фланга наших войск.
Чтобы подробнее обследовать тактическую обстановку самого боя, я стал крутиться над районом Красника и делать на карте наброски расположения неприятельской артиллерии. В это время под крыльями почувствовался «горох», затем вдруг последовал сильнейший удар пуль по металлическим частям аэроплана… Из бака хлынула толстая струя касторового масла. Ротативный мотор «Гном» требовал обильной смазки, и я отлично понимал, что быстрая утечка масла создаст для меня серьезную угрозу, тем более что высота полета не достигала сейчас и 1000 метров.

Я принял решение: с любым риском, но дотянуть до своих и доставить как можно скорее собранные мною сведения! Взяв направление к нашим позициям, я бросил управление ногами, поднял их кверху и носком правого ботинка прикрыл снизу зияющую дыру в баке, чем приостановил буйную утечку масла. В таком положении я дотянул до своих позиций и спустился на полянку…

Наши цепи отходили… Сзади нажимала австрийская пехота… солдаты вытянули мой «Ньюпор» на шоссе и привязали его хвостом к отступающей патронной двуколке. Примерно через два часа я был со своим аэропланом в деревне Вильколаз… Здесь я застал штаб одной из дивизии 14-го корпуса и немедленно доложил начальнику этой дивизии результаты разведки. Вскоре по моей просьбе была установлена прямая связь с Люблином. Я сделал начальнику разведывательного отделения штаба армии доклад о моей разведке…

Отдав распоряжение о доставке аэроплана на аэродром, я выехал на легковом автомобиле для спешного доклада командованию армии…

Генерал Попов от души поблагодарил меня за добытые мною сведения о противнике и за способ их доставки. Он повел меня к начальнику штаба генералу Гутору. С ним мы все вошли в кабинет командующего армией, где нас встретил уже не Зальц, а сменивший его генерал Эверт, массивный, внушительного вида мужчина с рыжеватой окладистой бородой. Он крепко пожал мне руку и сказал:
— Ну, воздушный разведчик, поздравляю и искренне благодарю! Вы спасаете наше положение.

Верховное командование отдало распоряжение о погрузке и переброске по железной дороге из-под Варшавы 1-го корпуса на юг для предотвращения обхода правого фланга 4-й армии, предпринятого неприятелем.

В конце 1914 г. меня вызвали в штаб армии, где генерал Попов в присутствии командующего и начальника штаба мне объявил: «Приказом Юго-Западного фронта от 24 ноября 1914 г. по удостоении Георгиевской кавалерской думы, учрежденной при штабе главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта, вы награждены орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени». Командующий армией подошел ко мне, приколол на моей груди скромный, покрытый белой эмалью крестик, пожал мне руку и сказал: «Поздравляю! Наша армия гордится, что в ее составе первый георгиевский кавалер авиации» (с. 272-276)

Тем не менее, 4-я русская армия после двухдневных тяжёлых боёв с австрийцами отошла к Люблину и перешла к обороне.

В декабре 1914 г. В. М. Ткачёв, имея при себе лишь пистолет «Наган», первым среди русских пилотов, атаковал немецкий аэроплан «Альбатрос» и своими действиями заставил противника ретироваться.

Начальник ХХ КАО В.М.Ткачев

Начальник ХХ КАО В.М.Ткачев

Офицеры ХХ КАО.  Рига, ноябрь 1915 г.

Офицеры ХХ КАО. Рига, ноябрь 1915 г.

Хорошо воевали и другие летчики ХХ КАО. В.В.Дыбовский 1 января 1915 г. был повышен в звании до старшего лейтенанта «за отличную и ревностную службу». Он был награжден орденом Святого Георгия 4 степени «за то, что 22-24-го июня 1915 г. произвел ряд воздушных разведок в районе г. Красника, занятого неприятелем, и своевременно доставил важные сведения о силе, положении и передвижениях значительных сил неприятеля».

В составе ХХ КАО воевали: есаул В.М. Ткачев (начальник до 14.03.1916); лейтенант Дыбовский Виктор Владимирович (до сентября 1915), поручики Абронский, Бржезовский Владимир Иванович 1890 гр. (с 29.06.1915, и.д. командира ХХ КАО с 14.03.1916), Головатенко, Журавлев, Пушкарев, прапорщики Федоров, Кособрюхов, Валентин Иванович Гольцшмидт 1894 гр. (с сентября 1915 г), сотники Попов, Чепило, поручик Голембиовский Станислав Иванович (лето 1917), солдаты Косткин, Мороховский.

Летчики ХХ КАО:  Федоров, Кособрюхов, В.М.Ткачев, В.И.Бржезовский, В.В.Дыбовский, Журавлев.  Карчевице, июнь 1915

Летчики ХХ КАО: Федоров, Кособрюхов, В.М.Ткачев, В.И.Бржезовский, В.В.Дыбовский, Журавлев. Карчевице, июнь 1915

В составе VI КАО воевали: капитан Богдашевский Павел Петрович (командир отряда по 26.08.1915); Пятосин Евгений Степанович (с 8.12.1914, с 26.08 по 24.11.1915 временно исполнял должность начальника отряда); штабс-капитан Стрельников Иван Степанович 1886 гр. (начальник авиаотряда с 24.11.1915 по 26.10.1916); штабс-капитан Каплин Михаил 1888 гр ( с 1.08.1916, командир отряда с 26.10.1916 г.), подпоручик Корвин-Круковский Борис Вячеславович 1895 гр. с августа 1915 г;, унтер –офицер Степан Иванович Морозов (с 24.09.1915)

Из семи лидских корпусных авиаотрядов только 3-й КАО перешел на сторону большевиков, был переформирован в авиаотряд красных военных лётчиков, с октября 1919 г. наименован 2-м истребительным авиационным дивизионом. Участвовал в гражданской войне. На его базе впоследствии был сформирован 899-й гвардейский штурмовой авиационный Оршанский дважды Краснознаменный ордена Суворова полк имени Ф.Э. Дзержинского.

Судьбы летчиков 4 роты.

В. М. Ткачев (1885-1965,Краснодар), командир первой истребительной авиагруппы (1916), начальник
Полевого управления авиации и воздухоплавания при Штабе Верховного Главнокомандующего (1917). Первый авиационный генерал (1920), эмигрировал в Югославию, отсидел 10 лет после Второй Мировой войны в лагерях.

П.П. Богдашевский (1881-1970), с ноября 1915 г. занимался административной и хозяйственной деятельностью, полковник (1919). Эмигрировал в Югославию, после Второй мировой – в Аргентину.

В.В.Дыбовский (1884-1950, Берн) осенью 1915 г был командирован в Лондон в Русский закупочный комитет, возглавлял отдел приемки авиационного имущества до 1917 г. Капитан 2 ранга (1916). Женился на англичанке. Жил в США.

Е.С.Пятосин (1887- после 1933) командовал 2-м авиационным дивизионом. Капитан (1917). Вступил в РККА, начальник штаба Управления воздушного флота Западного фронта (1922-24), служил в Управлении ВВС РККА (1926-33).

Д.А. Макиёнок (1891-1941, Освенцим) штабс-капитан (1917), в 1918 г вступил в Войско Польское, командовал 3-й эскадрильей. В 1929 г. вышел в отставку в звании майора. Погиб в Освенциме.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея Сливкин Валерий Васильевич.
При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    adnnin 20 марта 2013 в 9:29

    На последней фотке у летчика слева - на груди - трубки переговорного устройства?


  • ...

    интересант 20 марта 2013 в 21:14

    йес. "От меня к нему шли две гибкие трубки — переговорные трубки. С их помощью мы могли разговаривать, даже несмотря на рев мотора и хлопки выстрелов. Та трубка, в которую говорил я, одним концом подходила к моим губам, другим концом была прикреплена к шлему летнаба у самого уха. Вторая трубка одним концом подходила к моему уху, другим — к губам летнаба".


  • ...

    Эскадра тяжелой авиации и легендарный конструктор И.И.Сикорский на Лидском аэродроме 16 апреля 2013 в 10:15

    [...] Предлагаем вашему вниманию продолжение публикаций посвященных истории Лидского аэродрома, прочитать предыдущий материал о первых месяцах войны можно тут: “Корпусные отряды 4-й роты в первые месяцы войны“. [...]


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>