Лидский аэродром. 31 ИАП. Октябрь 1939-июнь 1940 года

12:16, 15 Октябрь 2013

810


История города

Предыдущая часть, посвященная истории Лидского аэродрома, находится тут: «Лидский аэродром. 5- я летная база. 24 августа -17 сентября 1939 г.»

Красная армия начала боевые действия против польских вооруженных сил 17 сентября. В российской историографии вступление Красной армии на территорию Польши в Западную Беларусь называется освободительным походом. В польской – «удар ножом в спину». С точки зрения международных отношений – это бесспорное нарушение Советским Союзом всех ранее принятых на себя обязательств и договоров. А кто их не нарушал ? Если Германии мировое сообщество позволило присоединить Австрию, а полякам отрезать часть Чехословакии, то почему Советскому Союзу — наследнику имперской России нельзя было вернуть свои утраченные территории ? С учетом сложившейся к тому времени международной обстановки введение войск Красной Армии — правильное решение. Праздничные встречи солдат Красной армии в местечках и деревнях Западной Беларуси – тому свидетельство.

Лиду занял кавалерийский полк 6-й Кубанско-Терской казачьей Чонгарской ордена Ленина Краснознаменной ордена Красной Звезды дивизии имени Буденного 3-го кавалерийского корпуса. По официальным данным Красная Армия взяла в плен 2500 человек, захватили 300 винтовок, 100 тысяч патронов, 23 самолета» (Бешанов В. Красный Блицкриг). Польские исследователи называют эти цифры «вельким клямством».

По воспоминаниям Яна Сегеня процесс «захвата» аэродрома и самолетов выглядел весьма буднично. 18 сентября «утром охранники, сторожившие мастерские и склады оружия, сообщили мне, что на аэродроме (изрытом бомбами!) приземлились три русских легких самолета. Самолеты построились в круг хвостами наружу с пулеметами направленными во все стороны. Приказал стоять спокойно, не реагировать. Через некоторое время снова телефон. Охранник докладывает, что два офицера в сопровождении пары солдат, увидев спокойно стоящего охранника в гражданской одежде, подошли к нему и спросили о начальнике. Охранник сказал, что начальник находится в городе, и что если хотят, то он может соединить их по телефону. Через минуту какой то полковник представился и просил о встрече. Я пригласил его к себе, сказал, прикажу охраннику, он вызовет авто, которое их привезет и отвезет. Согласился, и через полчаса были уже в бюро, где я исполнял служебные обязанности.

Объяснил, что являемся техническим персоналом мастерских, что никаких войск в городе нет, что охраняем склады, а в городе гражданская милиция охраняет порядок.

Офицер обратился с просьбой, не могли ли мы выровнять изрытый бомбами аэродром, потому что тут должны приземлиться тяжелые самолеты. Пообещал, что все будет оплачено. Я сказал, что это возможно, но продлится долго, так как механизмов для таких работ не имеем, а аэродром – сами видели.

Предложил использовать наш полевой аэродром с другой стороны города, который не бомбардировался. Офицер выразил сомнения, не маленький ли и выразил желание осмотреть. Я сообщил, что можем туда подъехать, это недалеко, ну и поехали. Впереди мой водитель, рядом с ним солдат, сзади я между двумя офицерами. Люди в городе, видя нас, были убеждены, что «большевики везут меня на расстрел».

При осмотре полевого аэродрома оказалось, что там уже стояли караулы русской пехоты и охраняли несколько наших разведочных самолетов укрытых в леске . Офицеры поблагодарили и возвратились в город, где я вышел, а их приказал отвезти на аэродром к их самолетам. Таким было начало» (Сегень Я.).

В конце сентября на лидский аэродром перебазировался из под Орши 31 истребительный авиационный полк ВВС Красной Армии. Полк состоял из 4 эскадрилий, в каждой из эскадрилий было по 15 экипажей. На вооружении были самолеты И-16, как их любовно называли «ишачки»

Самолет И-16

Самолет И-16.
Свободнонесущий низкоплан с веретенообразным коротким фюзеляжем и убирающимся шасси. Поршневой звездообразный двигатель воздушного охлаждения мощность 670 л/с, двухлопастной воздушный винт, маленькое крыло.

В 31-м полку были летчики и техники, которые побывали в Испании, в том числе командир полка кавалер двух орденов Красного Знамени (2.01.37 и 17.07.37) майор Павел Ильич Путивко (1911-1942); заместитель командира кавалер ордена Красного Знамени (22.02.39) капитан Пятин Павел Епифанович (1910-1941); инженер полка кавалер орденов Красного Знамени (27.06.37) и Красной Звезды (2.01.37) Крупенин Тимофей Емельянович; инженер по вооружению Горбатов.

«… в одну из ночей была объявлена боевая тревога всему личному составу полка, были выданы винтовки, по-эскадрильно вокруг аэродрома были рассредоточены засады в укрытиях… Поляки, оказывается, группами расползлись по лесам, вооруженные карабинами и пулеметами, и с целью освобождения своих насиженных мест, собираются нападать на гарнизоны с целью уничтожения личного состава и техники, притом группы (по данным нашей разведки) значительные по численности и боеспособные. В том числе ожидали нападение и на наш гарнизон. Просидев в кюветах и в оврагах всю ночь, все обошлось благополучно, при том не одну ночь, а несколько таких ночей охраняли гарнизон от всяких неожиданностей.

Гарнизон на аэродроме Лида был, я бы сказал, благоустроен, но было мало жилплощади для офицерского состава, поэтому нас холостяков поместили в общежитие, то есть в бывшей казарме для солдат, правда, обеспечив необходимой мебелью. В дальнейшем, кто желал, могли жить на частных квартирах в г. Лида, в районе поближе к аэродрому, чтобы по тревоге можно было собраться быстрей. С наступлением хороших летных дней (погоды) начались полеты с облета аэродрома, района, дальнейшее совершенствование боевой подготовки.

Быстро и дружно наступила зима 1939-1940 года, с сильными морозами до -40. Самолеты И-16 нашей серии были приспособлены к полетам на лыжах, т.е. вместо шасси приспосабливались лыжи (не убирались). С началом войны с белофиннами (1939 г.) начались интенсивные через день полеты. Характерно, что в нашем 31-м полку, как правило, каждый летный день сопровождался вылетом на стрельбу по воздушной цели (конусу 1х5 метра), буксировали которое сами на И-16. Обычно звено (3 самолета) идет по маршруту, затем, подойдя к зоне стрельб, один из экипажа, кому подвешен конус, в клубке распускал его, и остальные два экипажа производили стрельбу из пулемета «ШКАСа» патронами (пулями), выкрашенными разными цветами. И так меняясь, каждый полет, следующий вылет на воздушный бой — и так каждый летный день, обязательно стрельба и в бой. Всем летным составом стрельба по конусу была отработана хорошо, при инспекторской проверке не было летчика, чтобы привозил «ноль». Не смотря на то, что летное поле было ограниченное, и подходы к аэродрому на посадку были только в 2-х направлениях, приходилось садиться иногда с боковым ветром, не было ни одного крупного летного происшествия на посадке, при том садились уже звеньями (в составе звена). Большое внимание уделялось групповой слетанности в составе звена в сомкнутых и разомкнутых боевых порядках, звена, эскадрильи… Взлет девятками, посадка звеньями, в минимальное время взлет, посадка полка.

… в 31 ИАП в тот период была хорошая организация учебного процесса на земле и в воздухе. Крепкая дисциплина, сознательный, грамотный во всех отношениях руководящий летный и технический состав, при том требовательный к себе и особенно к нам. Можно привести пример: у нас был командир эскадрильи капитан Уханев, первоклассный летчик, имел разрешения лично от командующего ВВС округа пилотировать на истребителе И-16 на всех высотах, выполнять высший пилотаж, при том и на низких высотах. А самолет И-16 был самолет строгий и ошибок не прощал. Капитан Уханев летал ночью на И-16 (притом не в лунную ночь). У него же был такой случай: произведя взлет на УТ-1, в наборе высоты отказал мотор, вне аэродрома выбрал площадку и произвел вынужденную посадку благополучно. Это было ночью, правда, ночь была лунная. На самолетах этого времени, особенно истребителях, выполнять полеты в сложных метеорологических условиях и особенно темной ночью было тяжело, так как не усовершенствованные были пилотажные приборы для полетов вне видимости естественного горизонта.

Необходимо доброе слово сказать и о техническом составе, возглавляемом инженером полка тов. Крупениным. …, он отличался смелыми и грамотными действиями при подготовке к полетам самолетов, быстро и правильно принимал решения, чтобы скорее восстановить самолет на летный день. Зима 1939-1940 года для техника самолета была сложная и трудная, подготовить самолет, у которого мотор воздушного охлаждения, к полету при температуре минус 35-40 градусов не так-то легко. Чтобы запустить мотор, его нужно нагреть (лампами), при том часто дни были ветреные, и приготовить к определенному часу начала полетов самолеты — нужна сноровка, умение….

В начале 1940-го года в полк прибыл комиссар полка, батальонный техник Степанов, летчик-истребитель.

…С первых же дней мы почувствовали в нем командные замашки, но и чуткого политработника. На первый взгляд он казался черствым, грубым человеком. Он оказался очень отзывчивым, справедливым, приветливым, заботливым человеком. Грамотным, подтянутым офицером. Впоследствии мы убедились, что он не плохой летчик.

В апреле 1940 года начали готовить материальную часть к летной эксплуатации. Самолеты все покрасили, стали как новые. Аэродром был грунтовый, и пока просыхало летное поле, занимались теорией в классах, затем после соответствующей тренировки в групповой слетанности. 20 апреля вылетели с аэродрома Лида на аэродром Пуховичи, что около 100 км от Минска. В составе шести девяток там тренировку прошли с одновременным облетом района окрестностей Минска.

Наступил день 1 Мая 1940 года. В определенное время по расписанию, составленному заранее по времени и действиям, выстроились все девятки «ишачков». … После взлета сбор по маршруту, колонна девяток. На «петле», которая определяла сбор над центром заранее указанном. Участвовали бомбардировщики «СБ», И-15 (чайка) и И-16. При подходе к площади, где проходил наземный парад и затем демонстрация, все, взяв интервалы, и дистанции между самолетами, группами, буквально замерли. Все длилось по команде ведущего группы, который подавал их эволюциями самолета, раций не было. По проходе площади, когда была даже команда увеличить дистанции, я затем посмотрел вниз, под нами поле и лес. Посмотрел назад — далеко сзади остался город Минск. Чувствую, по спине течет пот. Это говорит о том, что все отдали, чтобы сохранить заданные интервалы и дистанции между самолетами в группе и между группами, так как знали, что на нас смотрят много тысяч глаз минчан. Чтобы не ударить в грязь лицом, и, конечно, никто не видел площади, где проходили торжества в самом городе. Все самолеты организованно произвели посадку, пока летный состав обедал, технический состав заправил самолеты горючим. Поступила команда:

«Общее построение!» начальник штаба зачитал приказ Наркома обороны, где он поздравил с Международным праздником 1 Мая и т.д. комиссар полка тов. Степанов так же от командования поздравил с пожеланиями. Затем командир полка майор Путивко зачитал телеграмму, где командующим Особого Белорусского военного округа объявляет благодарность. «Поздравляю весь личный состав, участвовавший в первомайском, воздушном параде 31 ИАП, ну, и так далее с пожеланиями. Перелет осуществлялся на аэродром Лида девятками. Ведущий нашей девятки капитан Горбатов, заместитель командира АП, завел нас с обратной стороны к аэродрому, со снижением до бреющего, промчались над городом Лида на всех газах. Благополучно все приземлились.

Это для нас была большая гордость. Полет в составе полка с посадкой на чужом аэродроме, с взлетом и посадкой в минимальное время. Это было и есть одна из трудных задач боевой подготовки. Командование полка от себя лично поздравило всех нас с успешным выполнением поставленной задачи. И командир дал нам отдых 3 дня, не считая 1 Мая.

Свободное время, особенно мы, холостяки, проводили на спортплощадке. У нас была волейбольная, баскетбольная площадки, устраивали соревнования между эскадрильями. Составляли график игр. Еще были развиты прогулки на велосипедах (на полевых «Ровер») это у них (поляков) популярный вид транспорта. И вот многие купили велосипеды, в том числе и мы с другом, лейтенантом Ваней Колобушниным. Переездили все пригороды изучая. Мы жили обычной армейской жизнью.

В первых числах июня 1940 года кто жил на частных квартирах в г. Лида, всех переселили в авиагородок. 15 июня вечером зачитали боевой приказ, где говорилось «С рассвета 16 июня 1940 года советские войска переходят границу с прибалтийскими странами Эстонией, Латвией, Литвой. С целью освобождения народа этих стран от гнета буржуазии. Они хотят жить свободно, просят помощи и т.д. Нашему 31 ИАП с рассветом 16 июня прикрывать железнодорожный узел Лида, свой аэродром на случай налета авиации противника. Вести разведполеты по заданию вышестоящего командования. Сопровождать бомбардировщики СБ к цели и обратно (накануне они произвели посадку на аэродром). Вообще с рассветом 16-го ничего похожего на боевые действия не было. В середине дня нам зачитали приказ о перебазировании на аэродром Шауляй (Литва). Подготовились и в составе АЭ 5-ти звеньев перелетели на аэродром Шауляй…» (Петров Николай Иванович. http://iremember.ru/letchiki-istrebiteli/petrov-nikolay-ivanovich.html)

Капитан Петров среди летчиков свой А.Э.

Капитан Петров среди летчиков свой А.Э.

Над лидским аэродромом совершенствовали летное мастерство капитаны Кившиков, Уханев Василий Митрофанович 1909 гр; инспектор по технике пилотирования Прокопенко Г. Н. (1914-1944),

Прокопенко Георгий Николаевич

Прокопенко Георгий Николаевич

Прокопенко Георгий Николаевич, Герой Советского Союза (8.09.1943).
Лейтенанты Акимов, Алексеев, Бобков, Веселовский Борис Владимирович 1916 гр.

Борис Владимирович Веселовский

Борис Владимирович Веселовский

Борис Владимирович Веселовский. Снимок 1942 г.
Викторов Алексей, Горячко Леонид Дорофеевич, Колобушнин Иван, Людкин, Шварев Александр Ефимович, Яскульский Викентий Иванович; младшие лейтенанты Лазутин, Гагушин, Макаров, Волчок.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.

К большому сожалению, продолжения публикаций по истории Лидского аэродрома не будет, для тех кто интересуется историей аэродрома, сообщаем, что издана  книга «Аэродром Лида – сто лет полётов».

книга «Аэродром Лида – сто лет полётов»

книга «Аэродром Лида – сто лет полётов»

В музее открыта выставка «Крылья над Лидой. К 100- летию Лидского аэродрома». Демонстрируются 19 планшетов, с копиями фотографий самолетов и летчиков, летавших в ХХ веке над лидским аэродромом; модели самолетов; фотографии, документы и вещи авиаторов, подаренные музею.

Музей в любой из дней, кроме понедельника, можно посетить и посмотреть выставку.
Там же можно приобрести книгу. Дальнейшую публикацию материалов по истории Лидского аэродрома на сайте по согласованию с соавтором приостанавливаю.


Отзывов пока нет

Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>