Лидский аэродром. 5- я летная база. 24 августа -17 сентября 1939 г.

9:38, 9 Октябрь 2013

522


История города

Предыдущий материал, посвященный истории Лидского аэродрома, можно прочитать тут: «Лидский аэродром. 5 летный полк. 1928- август 1939 гг.»

Лидский аэродром. 5- я летная база. 24 августа -17 сентября 1939 г.

После 24 августа 1939 г. на лидском аэродроме оставалась летная база № 5 под командованием коменданта майора техника Казимира Гурского. За базой числились около 150 техников, неисправные боевые самолеты и несколько самолетов тренировочной эскадрильи. На базе работали инженер Штиберг, комендант парка капитан Собаньски, начальник авиамастерских Ян Сегень, его брат кузнец Сегень, подпоручик техник Мицкевич Игорь (1910-1943), подпоручик резерва техник Рыциньски Винценты (1910-1940), рядовой Казимир Леонович (- 1942) и др.

С немецкой стороны на лидский и виленский аэродромы была нацелена 2-ая немецкая бомбардировочная группа (KG -2), базировавшаяся на территории Восточной Пруссии. 1 сентября 1939 г. 1-ая эскадрилья KG -2, стартовав в 5.45 на самолетах DO -17 с аэродрома Гердауэн (ныне г. Железнодорожный) пролетом через Сувалки и Гродно нанесла удар по лидскому аэродрому.

«1 сентября утром. Летает низко самолет. Что за самолет — без знаков отличий, ни эмблемы, ни шахматки, ничего. Поехал на работу на аэродром на мотоцикле. Я в комбинезоне с очками. Начали копать канавы — уже знали, что началась война. Самолеты были эвакуированы по лесам. Оставались две или три машины. Заходит самолет на посадку. Уже обед был. Вышли на крышу небольшой конторки. Региня и Гура -чертежники. Они вычерчивали детали. Ударил трассирующими с пулеметов. Через 20-30 минут налетели 40 машин. Я успел только лечь около ямы на землю. Видел, как рвались снаряды. Они стали бомбить, заходя по новой дороге, там, где мельница была. Стали бросать бомбы от ворот. Мастерские и столовая были при старой дороге. Я лежал, не поднимался. Около меня людей в 5-6 метрах побило. Пытель — в гетрах погиб при бомбежке. В канаву попал снаряд, и сразу погибли 22 человека. Целую неделю не кушал — так подействовало. На аэродроме было около 180 человек. Один летчик просидел в самолете. Взлетную полосу сильно не тронули. Ангары остались целые и самолеты тоже (Коляга Алексей Александрович 1916 гр.).

Некоторые из погибших были похоронены на военном кладбище на северо-западной окраине города. Другие были вывезены в родные места, например капрал резерва, механик тренировочной эскадрильи Миколай Бобер (-1.09.1939) похоронен под Львовом. На лидском католическом кладбище были похоронены:

Добржаньски (Добржыньски) Станислав (1914-1.09.1939) — плутоновый техник (капрал пилот), шеф секции вооружения тренировочной эскадрильи (инструктор пилотажа тренировочной эскадрильи);

Корсак Владислав или Вацлав (1912-1.09.1939)- плутоновый механик тренировочной эскадрильи, младший военный мастер.

Звежховски Эдвард (1914-1.09.1939)- капрал пилот, инструктор пилотажа школьной эскадрильи.
В последующие дни немецкая авиация осуществляла разведывательные полеты на территории Западной Беларуси и бомбила ж/д пути и разъезды для срыва поставок на фронт.

«2-3 сентября самолеты немецкие, такие маленькие как воробьи — беленькие на солнце, шли на высоте, гул хорошо был слышен. Прошли на Лиду и с высоты бросали бомбы.У нас тогда гнали с поля коней. А самолеты возвращались. Коровы, кони — такое сгромождение. Як сыпнулi бомбау, штук 50. Нi аднаго чалавека не убилi, стaялi пaд навесaм, гумно сложило на нет, наше гумно половину положило. Никого не повредило. Через два дома Юрша Василь в погреб успел. Бомба около погреба. Штук 5 в железнодорожный мост ввалили. Ни одна на мосту не взорвалась — три — за мостом, но ни одна не взорвалась. Лужайка была там, свозили все камення. По этим крушням кинул. По веске фугасками, ямы вялiзныя, по крушням — осколочными. После освобождения откапывали эти бомбы — свезли их за железную дорогу, там их взорвали. Метра на три в землю зарывались (Янчевский Владимир Владимирович, д. Далекие).

10 сентября 1-ая эскадрилья бомбила лидский и виленский аэродромы, где, согласно рапорту немецких летчиков, были сожжены ангар и бензохранилище.

10 и 11 сентября 2-ая эскадрилья KG -2 бомбила ж/д пути вблизи Лиды. 15 сентября утром группа самолетов из 1-й эскадрильи уничтожила 2 поезда на линии Вильно -Барановичи. Самолеты 2-ой эскадрильи 15 сентября бомбили ж/д пути и развязки в Молодечно и станцию Лида.

17 сентября погиб экипаж самолета PZL P-23B „Karaś” (пилот Владислав Борис, наблюдатель Леопольд Лацина, стрелок Кароль Радатз). Этот экипаж из 51-й разведочной эскадрильи прибыл в Лиду 16 сентября за отремонтированным самолетом, назавтра в 6 часов утра вылетел на полевой аэродром. В 2 км от Лиды на высоте 200 м самолет взорвался. Высказывалось предположение, что с детонировал боевой запас.

Борис Владислав

Борис Владислав

Борис Владислав(1911-17.09.1939)- выпускник подофицерской школы пилотов в Быдгоще, плутоновый пилот 51 эскадрильи. Посмертно награжден Крестом за Доблесть.

Лацина Леопольд (1907-17.09.1939).

Лацина Леопольд (1907-17.09.1939).

Лацина Леопольд (1907-17.09.1939) – поручик наблюдатель 51 эскадрильи.
Посмертно награжден Крестом за Доблесть.

Радатз (Radatz) Кароль Вильгельм (1907-17.09.1939) — выпускник пехотной школы подхорунжих в Острове Мазовецком и курсов наблюдателей в Денблине. Поручик наблюдатель, и.о. офицера учета персонала полка. Летел в качестве стрелка. В отличие от двух других членов экипажа посмертно награжден не был.

17 сентября 1939 г. войска Красной Армии начали «освободительный поход».

Лидский аэродром советские ВВС не бомбили и не обстреливали. По неизвестной причине в этот день погибли два подхорунжих резерва пилоты Юзеф Шимоньски и Станислав Татар из запасной эскадрильи Базы № 5.18 сентября в госпитале умер подпоручик техник Станислав Скорупский, раненый при бомбардировке аэродрома16 сентября. 18 сентября погиб рядовой Мечислав Островски из метеодружины Базы № 5.

Ян Сегень единственный из руководителей 5-й летной базы, оставил внятные воспоминания об этих 23 днях: «Технический персонал был удвоен мобилизованными специалистами с заводов и свежеиспеченными подпоручиками из офицерской школы. Меня стали называть Начальником 5 летной базы. Должен признать, что я был готов к этому: у меня была хорошая практика, а в прошлом году проводил текущие ремонты «Карасей». Мастера и специалисты по техническому обслуживанию и ремонту были подготовленые. Приданный из мобилизованных инженер с авиационного завода, в качестве моего заместителя в звании капитана был подлинным специалистом. Мое преимущество единственно состояло в том, что меня хорошо знал весь старый персонал, проще говоря, со мной свыклись.

Первые налеты пощадили мастерские, в первую же ночь после первого налета я переместил мастерские в город, преимущественно в пригороды, реквизировав для этого разные небольшие фабрики и склады.

Не успел оглянуться, как остался один. Летный полк и 77 полк пехоты покинули свои казармы и выдвинулись на назначенные им позиции еще в августе. В первых днях сентября выехала из города вся военная администрация. Казначей выплатил всем гражданским работникам выходное пособие в размере годового оклада. Мне выдали также «бумаги» на мой мобилизованный автомобиль, который остался у меня как служебный. Вскоре исчез весь мобилизованный персонал.

Непосредственный мой начальник комендант парка капитан Собаньски полностью сломался, у него случился нервный срыв. Проведал его один раз в его городском укрытии в затемненной комнате и в темных очках. Из разговора понял, что на него надеяться не следует. Комендант базы майор Гурски тоже куда-то исчез. Вынужден был все делать сам.

Свое бюро перенес в город в помещение Союза промышленных гражданских рабочих. Понимал, что покинутые казармы, мастерские и склады, расположенные в двух километрах за городом, а также пороховые склады, находящиеся на половине дороги из города до аэродрома, станут добычей окружающих белорусских деревень, в частности большого села Докудово. Организовал и вооружил охрану из работников мастерских и расставил посты на территории складов, мастерских и перед пороховыми складами.

В это же время, отправлял несколько раз разведывательный самолет (имелась целая учебная эскадрилья, правда часть самолетов этой эскадрильи была уничтожена во время налетов), чтобы сориентироваться, что делается над литовской границей и русской, а также вдоль железнодорожных путей в направлении Львова. Летчики –испытатели имелись в гражданском персонале.

Воздушный разведчик литовской границы утверждал, что воинские подразделения и единичные солдаты переходят в Литву. С восточной стороны никакого движения не было.

На автомобиле с бывшим таксистом съездил к литовской границе. Увидел, как небольшой отряд солдат в сомкнутых рядах парадным шагом промаршировал перед своим командиром и ушел дальше на территорию Литвы, а офицер достал свой револьвер и выстрелил себе в висок.

Вернулись с водителем в Лиду.

Той же ночью со стороны Новогрудка въехали в город русские танки».

По распоряжению штаба ВВС польских вооруженных сил, в день вторжения СССР всю авиацию необходимо было вывести в нейтральные страны. Боевая авиация, находившаяся в Украине, перелетела в Румынию, самолеты с лидского аэродрома перегнали в Литву. Все это было сделано без потерь и противодействия советских ВВС.

«Советы зашли 17-го. Мы в самолет. Летний, зимний комбинезон. В Чеховцах нас было много- 15 самолетов. Одни полетели на Литву, другие -во Францию» (Коляга А.А.).

Майор пилот Эдвард Венцковски, поручик врач Витольд Летовт (1896-1973), поручик пилот Бронислав Мицкевич и поручик резерва школьной эскадрильи базы № 5 Болеслав Корповски улетели в Латвию.

Болеслав Корповски (1910-1983)

Болеслав Корповски (1910-1983)

Колесный эшелон летной базы № 5 переехал в Гродно. Часть персонала, уехавшего в Гродно, оказала сопротивление Красной армии. Возле моста через Неман зенитное 40 мм орудие «Бофорс» 19 сентября отражало попытки советских танкистов проехать через мост, и уничтожило несколько танков.

На лидском католическом кладбище внутри каплицы Святой Барбары на стенах закреплены памятные таблицы, посвященные памяти солдат и офицеров 5 полка, погибших в сентябре 1939 г.

Продолжение следует.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    Die hard 9 октября 2013 в 22:40

    Походу Сливкина начало заносить, видимо переехал на ПМЖ в РП, если так смело рассказывает о том, как пшеки наших били.


  • ...

    valvik 9 октября 2013 в 23:31

    Большое спасибо за правдивое изложение тех событий! А то большевистскиое оболгание уже достало! Ждем продолжение!


  • ...

    NOP 10 октября 2013 в 7:55

    да что вы говорите, вы хоть знаете, кто такие большевики или просто принимаетет точку зрения той стороны, что выгодна для вас. Хотите уехать в РП - скатертью дорога, вот только не надо свистеть, что здесь так плохо, а там так хорошо.


  • ...

    Die hard- у 10 октября 2013 в 11:32

    А разве он уже архивы подчистел?


  • ...

    2 NOP 10 октября 2013 в 13:34

    А ты был "там"? Большевики = "красные бандиты"


  • ...

    3 NOP 10 октября 2013 в 14:17

    бандиты : пилсудский, бек, дружок геринг-рыдз смиглы и им подобное отреьбе


  • ...

    Almer 10 октября 2013 в 16:20

    Советские приспешники, а вас не смущает, что в продолжение книги следуют часть 1939 г. -1941 г.-про русских, 1941-1944 г. про немцев, 1944-1993 г. про советских? Die hard, разуй глаза, смотри шире!


  • ...

    эху офензивы 10 октября 2013 в 16:33

    будет время ---- рассмотрим пщжелание


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>