Лидский пивной завод Пупко (часть 4)

11:46, 5 Апрель 2011

221


История города

Продолжение серии статей посвященных Лидскому пивзаводу. Ознакомиться с предыдущей часть можно тут.

4. 1907 год. Дело о попытке взрыва пивзавода и сопутствующем шантаже.

23 мая 1907 г. около 6 часов утра рабочий пивзавода Осип Рогуцкий в моечном отделении нашел жестяную цилиндрическую коробку, высотой 9 см, обмотанную проволокой. Предполагая, что это кем-либо утерянная вещь, Рогуцкий спрятал банку и на другой день попытался банку открывать. Посыпались желтый порошок, патроны и осколки чугуна. Рогуцкий сообщил о находке старшему рабочему Ивану Новику, который отнес банку владельцу завода Мейлаху Пупко, а затем Полицейскому Надзирателю г. Лида.

В Полицейском Управлении было установлено, что жестяная коробка с обгоревшим фитилем представляла собой разрывной снаряд. Силою взрыва этого снаряда, по заключению эксперта штабс-капитана Старикова, можно было причинить смерть человеку.

В ночь на 23 мая 1907 г. завод охранял сторож Михаил Слука. Однако проникнуть во двор завода постороннему лицу можно было незаметно, так как часть забора, окружающего двор, была снята.

Абрам Пупко заявил Полиции подозрение на содержателя Лидской конной почты мещанина Янкеля Пупко и его сына Абеля, которые требовали от него и его брата Мейлаха Пупко 500 рублей, угрожая в противном случае уничтожением завода.

6 мая 1907 г. Мейлах Пупко получил по почте письмо с мастичным штемпелем «Федерация Виленской группы анархистов Черный Ворон». В письме указывалось, что «федерация», выслушав жалобу рабочего Семена П., решила взыскать с Мейлаха Пупко 500 рублей. Эту сумму Мейлах должен был передать отцу рабочего Я. П. Если Я. П. откажется принять деньги, то М. Пупко должен показать письмо, и тогда «дело не подлежит отказу». В случае неисполнения указанного требования имущество М. Пупко будет подвергнуто «разорению и уничтожению».

23 мая Зелик Абрамович Пупко около полудня возле открытого окна в квартире своего отца нашел письмо. В письме, имеющем такой же мастичный штемпель, как и на первом письме, высказывалось сожаление, что бомба не взорвалась, и предписывалось передать Я. П. уже 600 рублей, в том числе 100 руб. штрафа «за неисполнение первого требования и предания дела гласности».

По объяснению Мейлаха и Абрама Пупко в обоих письмах под условными знаками Я. П. и Семен П. следовало подразумевать мещанина Янкеля Пупко и его сына Шимеля, обвиняемого в покушении на убийство Ивана Болондзя. Шимель Пупко, работавший на пивном заводе в 1907 г., был заключен под стражу и затем освобожден в феврале за поручительство в сумме 300 руб. Когда Шимель Пупко явился на завод, чтобы его приняли на работу, М. Пупко ему отказал. Вскоре к Мейлаху Пупко явились три незнакомых еврея и потребовали, чтобы он принял вновь на службу Шимеля Пупко. М. Пупко исполнил это требование. Шимель говорил рабочим, будто из-за владельцев завода он был взят под стражу. 6 марта Ш. Пупко скрылся из Лиды, после чего брат его Абель, встретив в апреле на улице Абрама Пупко, угрожал последнему отомстить будто бы за донос Прокурору на Шимеля.

После получения письма от 6 мая Мейлах Пупко пригласил Янкеля Пупко и прочитал ему письмо. Янкель сказал, что ему ничего не было известно о содержании письма, и что он отказывается принять какие-либо деньги от Мейлаха. Через два дня Янкель опять пришел к Мейлаху и показал ему только что полученное по почте письмо, в котором «группа анархистов» требовала, чтобы Янкель принял от Мейлаха 500 руб. и передал эту сумму лицу, которое явится за деньгами. Янкель на вопрос Мейлаха, как им поступить, ответил, что он, Янкель Пупко, ни под каким видом не примет денег от Мейлаха.

При обыске, проведенном в квартире Янкеля Пупко, письма полученного им 8 мая обнаружено не было. Почерк, коим были написаны письма на имя Мейлаха и Абрама Пупко, не имеет сходства с почерком ни одного из членов семьи Янкеля Пупко, и их знакомых Юдес Прусской и Лейбы Столовицкого.

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого мещанин Янкель Пупко не признал себя виновным и объяснил, что его сын Шимель скрылся из Лиды за границу, а с сыном Абелем он находился в ссоре и Абель с марта 1907 г. жил на отдельной квартире. Ему неизвестно кто положил бомбу. Когда он получил письмо с требованием получить деньги от Мейлаха Пупко, то заявил, что никаких денег не примет. Я. Пупко присовокупил, что, когда он ездил в Вильно хлопотать об освобождении из-под стражи Шимеля, то узнал в Окружном Суде, что Шимель был арестован вследствие доноса подписанного пятью лицами, в том числе женою Мейлаха Пупко Рахилью. Осмотром дела по обвинению мещанина Шимеля Пупко и др. в покушении на убийство Ивана Болондзя установлено, что никакого заявления, подписанного Рахилью Пупко, в деле Шимеля не имеется.

Привлеченные к следствию в качестве обвиняемых мещане Абель и Шимель Пупко скрылись, о сыске их через публикацию Виленским Окружным Судом сделано надлежащее распоряжение в отношении первого в июле, а в отношении второго в декабре 1907 г.

11 января 1908 года прокурор принял решение:  производство в отношении мещанина Янкеля Лейбова Пупко дальнейшим производством прекратить, причем отменить и принятую против него меру пресечения способов уклониться от следствия и суда – поручительство в сумме 2500 рублей. Производство в отношении мещан Абеля Лейбова и Шимеля Лейбова Пупко приостановить впредь до их задержания.

Основанием к привлечению Янкеля Пупко в качестве обвиняемого послужило заявление Абрама Пупко о том, будто Янкель Пупко участвовал в составлении и отправлении Мейлаху и Абраму Пупко писем с требованием передачи Янкелю Пупко 500, затем 600 руб. Это заявление опровергнуто на следствии объяснениями, как Мейлаха так и Абрама Пупко об обстоятельствах сопровождавших получение этих писем, и категорическим отказом обвиняемого Янкеля Пупко получить от Мейлаха Пупко какие-либо деньги. При этих условиях, выраженное в письмах на имя Мейлаха и Абрама Пупко, требование передать деньги именно Янкелю Пупко не исключает невиновности последнего. Таким образом, участие Янкеля Пупко в учинении приписываемого ему преступления не является доказанным.

Следствием не установлено, кто именно оставил в моечном отделении завода разрывной снаряд. Также не установлены фамилии евреев, которые приходили к Мейлаху Пупко с требованием о принятии Шимеля Пупко на работу.

Пояснения: Янкель Лейбович Пупко содержал конную почту, ему было 58 лет, он имел 4 сыновей: Файвеля 33 года, Абеля- 22, Шимеля -21, Иоселя – 18. Это было время, когда молодые евреи, увлеченные идеями Карла Маркса, отказывались от заповедей Моисея и семейных традиций.

Продолжение следует.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея Сливкин Валерий Васильевич.


Обсуждение


  • ...

    ПРОХОЖИЙ 5 апреля 2011 в 12:37

    разрывной снаряд... желтый порошок выходит толченный тротил и порох патронов в качестве запала? нет.. не равануло бы - слабо лидские евреи химию учили! Кстати - кто там в Лиде у них учителем химии был ? пан Зыгмонт Манке?


  • ...

    Леон Тарас 5 апреля 2011 в 15:39

    Не факт, что тротил. Возможно аммонит, который сам по себе на прострел безопасен, но при попадании между пулей и металлическим осколком - может сдетонировать. Есть печальные примеры.


  • ...

    Лидский пивной завод Пупко (часть 5) 6 апреля 2011 в 9:05

    [...] Продолжение серии статей посвященных Лидскому пивзаводу. Ознакомиться с предыдущей часть можно тут. [...]


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>