Лидский уезд. 1914-1918 гг. Первая Мировая война — Мобилизация

14:38, 10 Июнь 2014

957


История города

Продолжение серии публикаций посвященных периоду Первой Мировой Войны в Лидском уезде. Ознакомится с предыдущей частью можно тут — Лидский уезд. 1914-1918 гг. Первая Мировая война.

Лида и Лидский уезд. Мобилизация.

 Вначале небольшое отступление и экскурс в историю.
15(28) июня 1914 г. 19-летний гимназист боснийский серб Гаврило Принцип в Сараево убил наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда и его супругу Софью Хотек.
10(23) июля 1914 г. Правительство Австро-Венгрии объявило правительству Сербского королевства ультиматум, в котором потребовало прекращения антиавстрийской пропаганды, роспуска «Народной обороны», ареста причастных к покушению офицеров и совместного расследования обстоятельств убийства эрцгерцога.
12(25) июля. Правительство Сербии приняло все условия ультиматума, за исключением требования о совместном расследовании убийства, и объявило мобилизацию. В Австро-Венгрии объявлена частичная мобилизация.
15(28) июля. Австро-Венгрия объявила войну Сербии.
16(29) июля. Осадная артиллерия и артиллерия бронированных речных кораблей (мониторов) Австро-Венгрии начали бомбардировку Белграда.
17(30) июля. В России объявлена частичная мобилизация.
18(31) июля. Австро-Венгрия объявила всеобщую мобилизацию. Посол Германии граф Ф. Пурталес передал министру иностранных дел С.Д. Сазонову ультиматум с требованием отменить мобилизацию. В Бельгии объявлена всеобщая мобилизация.
19 июля (1 августа). В Германии объявлена всеобщая мобилизация. Германия объявила войну России. Во Франции объявлена всеобщая мобилизация.
20 июля (2 августа). Германские войска вошли на территорию Великого герцогства Люксембург. Великая княгиня Мария Аделаида приказала армии (400 военных) не оказывать сопротивления. Германия потребовала у Бельгии пропустить немецкие войска через свою территорию.
21 июля (3 августа). Германия объявила войну Франции. Бельгия отвергла германский ультиматум.
22 июля (4 августа). Германские войска вступили на территорию Бельгии. Великобритания объявила войну Германии.
23 июля (5 августа). Черногория объявила войну Австро-Венгрии.
24 июля (6 августа). Австро-Венгрия объявила войну России. Сербия – Германии.
28 июля (10 августа). Франция объявила войну Австро-Венгрии.
30 июля (12 августа). Великобритания объявила войну Австро-Венгрии.

Через две недели после первых артиллерийских залпов на Дунае 7 государств, разделенные на два блока, объявили войну друг другу. Каждый из блоков надеялся нанести противнику поражение в быстротечной победительной войне. Если бы эти идиоты знали, во что втягивают свои народы и чем это для народов закончится …

О том, что в эти дни происходило в Лиде и Лидском уезде, лидский краевед Михаил Иванович Шимелевич написал замечательную статью: Szymielewicz M. Lida w latach wielkiej wojny.// Ziemia Lidzka.1939 № 7-8. S.185-198. Привожу в переводе с польского, с некоторыми купюрами, в которых освещаются события за пределами Лидского уезда.

I. «Лето 1914 года выдалось горячее и сухое. В июне и июле температура воздуха достигала 40 градусов в тени, на протяжении нескольких недель не выпало ни капли дождя. Вода в реках и прудах упала. На Немане от Морино до Орли часто садились на мелях плоты и останавливали сплав. Воздух был наполнен дымом. На юге за Неманом днем вились облака дыма, а ночью светились далекие зарева пожаров: горели леса. В Романовцах над Лебедой и в Жижме над Жижмой под клубами белого дыма тлели торфяники. Обычно мокрые Докудовские и Дитвянские болота высохли так, что по ним ездили, как по полю. В сельских костелах и церквях совершали молебны о дожде, поля обходили церковными шествиями с образами, хоругвями и божественным пением.

Урожай сена и клевера в том году в Лидском повете был хороший. Косьба и сушка трав прошли очень удачно. Луга были сухие и легкодоступные, не закладывали там стогов на зиму, а возили сено напрямую в деревни. Урожай жита и яровых был вообще очень хороший, картофель вырос крупный и здоровый. Грибов в лесах не было, ягоды уродились щедро, но по причине жары и суши быстро дозрели и исчезли. Фруктов в садах было немного, зато меду — в изобилии. Словом год был добротный, мало что не струился молоком и мёдом. На полях всё дозрело одновременно и для сбора урожая не хватало рабочих рук. Косцам платили по 1 рублю, а жнеям по 60 копеек за день – в два раза дороже, чем в предыдущем году.

Лида, как обычно, на лето обезлюдела: христианская и еврейская интеллигенция выехала на дачи, и даже в Друскеники на соленые воды, молодежь школьная – на деревню домой, либо к (s.185) друзьям. Леса и берега рек наполнились околачивающимися без дела горожанами: чиновниками, торговцами, учителями и молодежью. Там и сям в тени нависшей ольхи сидел где-то над Версокой или Сольчей с удочкой в руке загорелый как индеец гимназист, а по лесах с корзинками или жбанчиками в руке бродили цветасто одетые ученицы гимназии Новицких. Вечерами на железнодорожных станциях и полустанках собиралось дачное общество кого-нибудь встретить либо проводить или попросту поглазеть на проходящий поезд. Кое где, среди спирея и жасмина, под забором, несколько парней с мандолиной, гитарой и балалайкой «рубили» бессмертные «Коробейники»», «Светит месяц» или «Вальс сумасшедшего».

15 (28) июня в Сараево Гаврило Принцип как то так легко выпустил пару пуль, которыми начался пожар Мировой войны. Прочитав об этом убийстве в газетах, в Лиде пожимали плечами и удивлялись, зачем нужно было убивать наследника трона Австро-Венгрии вместе с супругой. …

Поговорили на тему Сараево и забыли. Значительно больший интерес возбудила в обществе попытка убийства в селе Покровском Тобольской губернии Григория Распутина Нагих, которому пару недель после сараевского случая, какая то бабища на пристани распорола ножом живот.

Тем временем как обычно трудились, исполняли служебные обязанности, играли в преферансик, собирались (s.186) в Лиде в ресторане известных братьев Виноградовых на пирушки, любили друг друга, ссорились и мучились в ежедневной серой жизни. Маленькие люди как червяки извивались вокруг своих маленьких ежедневных дел, а великие люди улаживали большие интересы. И в ту серую ежедневную жизнь ударила как гром с ясного неба война!

II. … (s.187-189)

III…. Тем временем по поводу сараевского убийства велись дипломатические переговоры.
10 (23) июля Австро-Венгры вручили в Белграде ультиматум с требованием ответа до 6 вечера 12 (25) июля. Ответ Сербии не удовлетворил Австро-Венгров, в тот же день они объявили частичную мобилизацию. 13 (26) июля разорвали отношения с Сербией, а через два дня начали бомбардировать Белград. Россия, издавна соперничавшая с Австро-Венгрией о первенстве на Балканском полуострове, заступилась за Сербию. Не было сомнения, что Франция выступит на стороне России. Австро-Венгры опирались на Германию, которая в соответствии с трактатом тройственного союза обязана была предоставить им всевозможную помощь в случае войны.

Решение дела мира либо войны лежало в руках Англии, без помощи которой Россия и Франция не хотели начинать войну с немцами. Об этом открыто писалось в газетах и совершенно свободно обсуждалось на улице. Население пророчило крупномасштабную войну. Нарастали страх и нервное волнение. В воздухе сильно запахло порохом, но, в общем, не допускалось, чтобы цивилизованные народы, в ХХ веке, «взбесились от жира» и начали самую омерзительную резню во всем свете.

12 (25) июля утром в Лиде на вокзале, также как и на других станциях было вывешено телеграфное объявление, что железная дорога снимает с себя всякую ответственность за своевременную доставку товарных грузов. Была это первая официальная ласточка, предвещающая приближающуюся бурю. В тот же день в лагере под Оранами, когда артиллерия выставила на учебном полигоне свои пушки и уже собиралась начать стрельбы, был получен телеграфный приказ немедленного свертывания лагеря и выступления всех пребывающих под Оранами войск к местам их постоянного постоя – на зимние квартиры. Одновременно приглашена стоящая лагерем там же виленская военная школа и совершенно неожиданно начальник школы генерал-майор Адамович зачитал высочайший приказ о (s.190) присвоении около 170 юнкерам выпускного класса офицерского звания. Присвоение званий обычно приходилось на 6 (19) августа в день праздника Преображения Господня. Новоиспеченным офицерам неожиданно вручили офицерские сабли. Обмундирование не было еще готово. В продолжение нескольких часов весь Оранский лагерь был ликвидирован, и войска начали выступление. Среди жен офицеров и унтер-офицеров возник настоящий переполох. Бросая поросят, кур, кастрюли и разнообразную утварь, возвращались как можно скорей в города.

В воскресенье, 13 (26) июля прибыли из Оран поездами в Лиду военные, их жены разнесли по городу страшную весть в о й н а! В тот же день прибыла из Оран в Лиду часть Лидского полка и безотлагательно взяла под охрану железную дорогу. Все пути, мосты, водокачки, и вообще железнодорожные здания и учреждения были обставлены вооруженными солдатами, закрыт выход на перрон и т.п. Для нас, гражданских, это все выглядело удивительно и противоестественно. Полиция и железнодорожные жандармы как будто под строгим секретом пускали вести, что охрана и приготовления- это только профилактические средства в ожидании приближающейся генеральной стачки железнодорожников. Сельское население, занятое своими ежедневными делами и хлопотами в наименьшей степени размышляла над катастрофой, которая на нас надвигалась. В ближайшее воскресение, как и в следующее, в костелах и церквях молились, после служб женились, в домах на деревне отмечали крестины и шумные праздники с музыкой, танцами и обильным угощением.

16 (29) июля Россия объявила мобилизацию киевского, московского и казанского военных округов. Об этом узнали из газет под вечер следующего дня, в четверг 17 (30) июля. На Виленской улице в Лиде группами собирались евреи, читали свежие полученные с поезда газеты и комментировали, каждый на свой лад, текущие события. Наш край еще не был охвачен распоряжением о мобилизации, и общее убеждение было среди людей такое, что Россия только «демонстрирует», и что до войны не дойдет, ибо никто войны не хочет.

Над Лидой поднимался в учебном полете жужжащий как шмель самолет – «Фарман». Самолет сделал круг над рынком и устремился на восток. Неожиданно «Фарман» начал быстро падать. Люди толпой бросились с ул. Виленской в переулки: Турецкий, Стеклянный, Коммерческий и Полицейский, думая, что самолет (s. 191)упадет на ольшаник около Лидеи. Но пилот счастливо машину выровнял и снова взмыл под облака. Возвращающаяся из переулков группа зевак увидела на улице Виленской спешно едущего в дрожках в направлении Полицейского управления взволнованного исправника Гроте де Буко с депешей в руке. В одну минуту улица поняла, что это значит. М о б и л и з а ц и я! Улица пришла в движение. До поздней ночи город не спал. Каждый знал, что война неизбежна и никого она не обминет.

Мобилизацию в городе должны были провести: управление военного начальника, призывная комиссия и полиция. Предводитель дворянства граф Грабовский, председатель призывной комиссии, с весны серьезно болел на желчные и почечные камни и лечился в Петербурге.

Его обязанности выполнял земский начальник 1 участка поручик резерва Михаил Трофимов. Уездный исправник капитан резерва Гроте де Буко уже перед этим подал в отставку, планируя перейти на заслуженную пенсию, а тем временем использовал положенный ему отпуском. В связи с такими исключительными обстоятельствами, виленский губернатор Веревкин прервал ему отпуск и велел приступить к выполнению служебных обязанностей. В управлениях уже несколько дней работали, готовя разнообразные письма, связанные с мобилизацией сельского населения в уезде. На беду, в то же время в Беняконях сгорело волостное правление с шкафчиком, в котором были приготовлены мобилизационные документы. На эту тему много болтали, но случай никаких последствий не повлек, кроме усиленной работы для восстановления уничтоженных писем. Работа в учреждениях велась днем и ночью.

17 (30) июля в 11 часу ночи выполняющий обязанности предводителя дворянства Трофимов получил депешу, содержание которой позволяло думать, что мобилизационные дела следует приостановить. Все работающие в призывной комиссии на этот слабый проблеск надежды облегченно вздохнули, чуть домой не пошли. Пару часов позже новая депеша отменила предыдущую и повелела дальнейшее продолжение работы. Когда не хватало бланков, полиция будила спящего уже печатника Айзика Эпштейна, провожала в типографию его работников и бланки срочно печатались. А тем временем конная полиция всю ночь мчались всеми дорогами в центры волостей и к полицейским комиссарам, вручая мобилизационные распоряжения.

V. В пятницу 18 (31) июля Лида и все деревни в уезде украсились цветными плакатами; из них 1) красные призывали к оружию рядовых резерва, 2) голубые – народное ополчение из призыва 1908-1913 годов, тут же призывники старших возрастов, зачисленные в народное ополчение из резерва, 3) белые повелевали поставку коней в набор и 4) белые сообщали цены на предметы экипировки, которые призывники должны принести с собой. Кроме того, большой плакат с подписью командующего армией генерал-адьютанта ген. фон Ренненкампфа уведомлял жителей городов и деревень о солидарной ответственности за сохранность железной дороги, телеграфа и иных средств коммуникации и связи. Одновременно командующий армии запретил продажу алкоголя, как в государственных, так и частных местах продажи. Город и деревня были застигнуты врасплох мобилизацией, так как никто еще несколько дней назад не допускал, чтобы дела зашли так далеко. В кофейне Малиновского офицеры лидского гарнизона попивали кофе и политизировали на тему «Германцам следует набить морду!» Зато толпы интеллигенции и серой массы, как по команде ринулись к окошкам сберегательных касс, банков и банковских контор, с желанием возврата вкладов. В Лиде возле сберегательной кассы возникла, закрученная в несколько витков, полукилометровая очередь из полутора тысяч обывателей, которые в соответственную минуту скопились с намерением возврата своих вкладов (s.193)… Чиновники, сохраняли олимпийское спокойствие и выплачивали требуемые суммы без всякого возражения.

В субботу, 19 июля (1 августа) с раннего утра из самых отдаленных уголков Лидского уезда всеми дорогами поспевали на возах и пешком тысячи призванных в армию людей и ведомых коней. Толпа мобилизованных двигающаяся гродненским трактом с юго-западной части уезда атаковала монопольный магазин в Орлянке над Дитвой, и магазин тот после разрушения и расхватывания водки спалила, вместе с огромной старосветской корчмой графа Мавроса, расположенной на другой стороне тракта. …

На железной дороге были отменены все пассажирские поезда, проходящие через Лиду. В Лиду с других железных дорог прибыли бригады машинистов, кондукторов и всякого рода железнодорожных специалистов, а также много локомотивов. Днем и ночью без перерыва мчались военные эшелоны с востока на запад. С 12 –часовым опозданием едва протискивались плотно заставленными путями почтовые поезда. Въезд в Вильно и выезд без разрешения властей был запрещен. Бурмистр Лиды Висмонт проводил свой отпуск на Черном море и, вызванный оттуда по телеграфу, смог прибыть в Лиду с опозданием по получении разрешения на выезд. Обязанности бурмистра исполнял его заместитель Гейштовт. Дело военного размещения была вменена Магистрату, и вся тяжесть исполнения этой обязанности упала на канцеляристов Магистрата, особенно на паспортиста Иосифа Якубовского. Без отдыха и еды бегал он по городу, определял квартиры, организовывал кухни и чайные, строил коновязи, накапливал фураж для коней. Все городские пекарни были задействованы под выпечку хлеба для мобилизованных. На постой для прибывающих людей были реквизированы гимназия мужская на ул. Коммерческой, гимназия женская Новицких на ул. Каменской, высшая школа начальная у замка (ул. Гедиминовская), обе приходские школы, ешибот, клуб общества пожарников, пивные и другие помещения. Пятитысячная людская толпа и двухтысячная лошадиная обрушились на Лиду, однако же, приготовленную к их приёму. Регистрация и осмотр призванных в армию происходили в городском парке на ул. Каменской, затененном в то время столетними ольхами. Там стояла дощатая большая будка с лавками для сидения под открытым небом, называвшаяся летним театром, сюда обычно заезжали передвижные цирки, тут устраивались народные забавы, карусели и т.п.

Рисунок немецкого художника Реймана 1917 г, изображающий Лидский городской парк, который   располагался на территории от нынешнего кинотеатра «Юбилейный» до 13-этажного общежития.

Рисунок немецкого художника Реймана 1917 г, изображающий Лидский городской парк, который располагался на территории от нынешнего кинотеатра «Юбилейный» до 13-этажного общежития.

Здесь под открытым небом заседали врачебные комиссии, и громоздилась удрученная и безвольная толпа серых людей оторванных от дома, семьи и своих ежедневных трудов и забот. Из шумящей толпы временами доносился безнадежный вопль женщины, либо детский плач.

Помня, что в 1904 г. во время войны с Японией увольняли от призыва в войско тех рядовых, которые имели более 4 малолетних детей, некоторые привезли с собой на возах кучи детей со свидетельствами о составе семей, в надежде, что таким способом удастся спастись от включения в войско. Увы, ни один из них детей своих больше уже никогда не увидел. В те же дни был устроен единственный во всем Лидском уезде небольшой детский сад в Желудке на средства князей Святополк-Четвертинских. Дальнейшая судьба этих оставленных отцами детей зависела только от милосердия чужих людей. Помещичьи усадьбы и усадебки по мере возможности, не изгоняли из квартир оставшихся после мобилизации жен и детей батраков в надежде на скорый конец войны, выплачивали им некоторое время принадлежавшее мужьям и отцам жалованье и ординарию.

Одновременно в Лиде на Выгоне, на виленском тракте около православного кладбища и на новогрудском тракте около католического кладбища происходил отбор лошадей. Большинство охотно сбывали своих лошадей за хорошую цену, но было много и таких, что плакали, расставаясь со своими любимцами и помощниками. Комиссии работали, как машины. Шептались потом, что на мобилизации коней комиссии хорошо нажились.

Годных в армию мужчин с пункта вели в (s. 195) замок, где унтер-офицеры военного начальника распределяли их по родам войск, а оттуда — пешком отправляли в казармы Лидского полка, другие рода войск, а народное ополчение младших возрастов — к поездам и увозили в неизвестном направлении.

Офицеры резерва и военные пенсионеры направлялись с карточками призыва в военное управление.
V. … (s. 196)

Вечером в воскресенье 20 июля (2 августа) в газетах большими буквами коротко объявлено: «Петербург. 19.У11. Посол немецкий вручил министру иностранных дел от имени своего правительства объявление войны России».

В тот же день 20 июля (2 августа) объявлено: Петербург и губерния петербургская, инфлянтская, курляндская, ковенская, виленская, витебская, гродненская, волынская, подольская, бессарабская, минская, и все Королевство Польское находятся в состоянии войны, также опубликован указ о военной цензуре. Военными цензорами в Лидском почтово-телеграфном управлении были назначены: начальник управления советник двора Коланковский и Брюхов, до этого времени заседатель дворянского попечения в Лиде. В силу этого указа обязанностью цензора был досмотр международной корреспонденции, также осмотр и изъятие в определенных случаях краевой корреспонденции. Одновременно оглашен вексельный мораторий.

В понедельник 21 июля (3 августа) призванные в армию учителя народных школ в Лиде, в соответствии с данной им директивой школьного инспектора Баублиса организовали патриотическую манифестацию, ходили по городу с царским портретом и трехцветными знаменами и пели «Боже царя храни» и «Славься, славься наш русский царь» и т. п. Несколько трусливых местных обывателей и даже несколько торговцев присоединились к этой манифестации и помогали кричать «ура». В заключение манифестанты группками удалились в потаенные закусочные, где еще можно было достать запрещенные жидкости, угощения спровоцировали пару скандальных потасовок, в которых приняли участие особы весьма уважаемые в здешнем обществе.

В Лиде, как впрочем, и во всем крае, в результате наказа сверху, в костеле, церкви и синагоге совершались молебны о победе, на которые являлись только особы официальные; была отправлена телеграмма императору с выражением верноподданных чувств обывателей города Лиды, собирались копеечные и рублевые пожертвования на проведение войны, на Красный Крест и т.п. Помещики лидского уезда (не все, однако) по случаю объявления войны, подписали в Вильно адрес с присягой царю.

Утром в четверг 24 июля (6 августа) в казармах на полковом плацу перед построенным в военном составе 172 лидским полком пехоты (s.197) православный священник отслужил молебен о победе, а командир полка полковник Романов объявил о выступлении на войну.

На церемонии играл полковой оркестр, и присутствовала собравшаяся тысячная толпа детей, женщин, родных и знакомых тех, кто уходил на войну. При прощании возник такой ужасный вопль и плач, что никто из присутствующих не мог удержаться от слез. Полк побатальонно с музыкой, прошел к железной дороге, погрузился в эшелоны и отбыл на фронт. При отходе каждого состава повторялись те самые незабываемые сцены прощания с дорогими людьми, отправляемыми на смерть. Вместе с призванным резервом Лидский полк насчитывал около 4000 штыков. В армии Ренненкампфа полк занял место на левом крыле вдоль Августовских лесов. После войны и революции из России и немецкого плена, вернулась в Лиду и Лидский уезд едва пятая часть рядовых этого полка и только несколько офицеров.

Из народного ополчения старшего контингента, которые отбывали действительную службу и были переведены в народное ополчение из резерва, была сформирована 385 виленская пешая дружина, командиром которой назначили Адольфа Малевского, а заместителем Болеслава Гейштовта, оба лидяне, подполковники в отставке. Тогда же была сформирована 66-я конная сотня во главе с подполковником в отставке Пизаним. Виленская дружина оправлена в Вильно, конная сотня — в Эйшишки» (s.198). (Szymielewicz M. Lida w latach wielkiej wojny.// Ziemia Lidzka.1939 № 7-8. S.187-198)

Очень точное достоверное хронологически выверенное описание мобилизации в Лидском уезде. Не знаю в исторической литературе лучшего, в художественной – тоже не встречал.

Увольнительный знак 16-й роты 172-го Лидского пехотного полка

Увольнительный знак 16-й роты 172-го Лидского пехотного полка

172-й пехотный полк состоял из 4 батальонов по 4 роты в каждом батальоне. В каждом батальоне было по 1000 солдат, вооруженных трехлинейной (7,62 мм) пехотной винтовкой С.И.Мосина образца 1891 г. Прицельная дальность этой винтовки была 2,4-2,5 км. В полку было: 8 станковых пулеметов системы «Максим» (7,62) дальность стрельбы 3 км.

18-20 июля 1914 г. среди многих других были призваны:
Белоус Матвей Викентьевич
Бердовский Викентий Адольфович — из фольварка Видовка
Бердовский Евстафий – дворянин им. Богдановщизна
Бердовский Осип Адольфович — из ок. Видовщизна
Волосевич Викентий Иванович
Воронович Осип Семенович – служил в 43 Лидской ополченской роте.
Вороновский Элья Зельманович — еврей из им. Лебедка
Йодзик Иван Юрьевич
Конопелка Осип Феликсович – крестьянин мест. Белица
Кумпяк Осип Григорьев – крестьянин д. Мосевичи
Николайчик Александр Михайлов — крестьянин с. Мыто
Николайчик Михаил Михайлов – крестьянин с. Мыто
Николайчик Осип Михайлов – крестьянин с. Мыто
Носевич Иосиф Михайлович
Петровский Вацлав Осипович
Прокоп Викентий Игнатьев– крестьянин д. Паперня
Раховский (Оржеховский) Петр Фадеев – крестьянин д. Б.Конюшаны
Романович Иван Игнатьев — крестьянин д. Серафины
Рушлевич Викентий Каэтанов – крестьянин д. Паперня
Стецкевич Владислав Осипович
Сыманович Адам Семенов – крестьянин д. Петры
Трекало Иван Антонович
Урбан Филипп Михайлов из д. Селец
Цилиндз Юрий Антонович
(РГВИА Ф.8595. оп.1.д.18, НИА в Гродно. Ф.669 оп. 1. д. 79; оп.5. д.60)
Еще до отправки на фронт 21 июля умер рядовой Зарятянский Рувим Хаимович, а 22 июля
умер старший унтер-офицер Семенов Семен православный из Лебедской волости.
26 июля (8 августа) с Лидского аэродрома на фронт в Первую армию отправился Второй корпусной авиационный отряд (II КАО) в составе: начальник штабс -капитан А.В.Залесский, штабс –капитан И.И. Массальский, поручик В.Ф. Станюкович, поручик М.М.Поспелов, подпоручик И.Д.Делибалта; наблюдатели: поручик И.И.Кежун и корнет Николаев. В Шестую армию – VI КАО в составе: начальник штабс-капитан П.П. Богдашевский П.П., штабс-ротмистр А.С. фон Витте, поручик Е.С.Пятосин, поручик И.С. Стрельников, поручик А.Н.Журавлев; наблюдатель подпоручик Брянцев. ХХ КАО в составе: начальник есаул В.М.Ткачев, лейтенант В.В.Дыбовский, поручик Н.Н.Головатенко, поручик Г.Афонский, поручик С.С.Пушкарев.
31 июля (13 августа) в Первую армию выехали: III КАО в составе: начальник штабс-капитан И.И. Саатчи-Самадчи, штабс-капитан Г.А.Мячков, поручик М.Ф. Юрлов, подпоручик Л.Г.Устьянцев, подпоручик Н.П.Глубоковский, старший унтер-офицер Д.А.Макиёнок; наблюдатели: поручик Шамин, подпоручик В.Я.Макейчик, подпоручик А.Б.Минченок. IУ КАО в составе: начальник штабс-капитан В.Н.Орлов, поручик Е.М.Городецкий, поручик В.И.Русецкий; наблюдатели: поручик С.А.Лебедз, подпоручик Лесневич, подпоручик В.В.Петрашкевич» и Х КАО в составе: начальник штабс-капитан А.Г.Топчеев, поручик Д.С.Николаев, поручик А.С.Мигай, унтер-офицер А.А.Агафонов. В тот же день во Вторую армию отправился ХХ1 КАО в составе: поручик В.Р.Поплавко, унтер-офицер Зайцев, унтер-офицер Аргунов, наблюдатель поручик С.К Шебалин. На вооружении у лидских КАО были 25 самолетов, 18 «Ньюпоров -4» и 7 «Фарманов»
Итого из Лиды на фронт в Первую, Вторую и Шестую армию отбыли 31 летчик и 10 наблюдателей (Киенко, Сливкин. С.25-26)

В 1914 г. были проведены еще 5 многолюдных мобилизаций: – 19-23 сентября, 26 октября (новобранцы), 12 ноября, 12 декабря, 20 декабря; в 1915 г. призывали каждый месяц вплоть до оккупации Лидского уезда в сентябре 1915 г.

Призваны 19-20 сентября 1914 года (НИА в Гродно. Ф. 669 оп.1, д.79):
Апанасик Станислав Михайлович крестьянин д. Раклевцы
Белевский Иван д. Огородники 1
Бернацкий Михаил Антонов ок. Станкилишки
Бобрик Викентий Михайлов д. Пески
Бобрик Иван Игнатьев д. Велички
Брилевский Болеслав Карлов д. Заборье
Буель Людвиг Станиславович д. Огородники 1
Букиш Викентий д. Цацки
Буяк Иван Иванов д. Огородники 1
Василевич Казимир Станиславов д. Серафины
Вашкевич Людвик Юрьев д. Серафины
Винча Венедикт Андреев ок. Верх –Ваверка
Водейко Антон Матвеев д. Абрамишки
Водейко Антон Станиславов д. Мешкалы
Водейко Викентий Игнатьев д. Рулевичи
Водейко Изыдор Михайлов д. Горанцы
Водейко Петр Антонов д. Горанцы
Войтукевич Болеслав Осипов д. Рулевичи
Волынец Александр Михайлов д. Новоселки
Войтяк Михаил Гаврилов д. Мосевичи
Войцюк Бронислав Михайлович д. Фальковичи
Гельвей Осип Станислав д. Паперня
Германович Константин Иванов д. Огородники
Гилевич Иван Венедиктов д. Горанцы
Гросс Никодим Васильев д. Доржи
Гросс Степан Иванов д. Жомойди
Гук Иван Адамов д. Гончары
Данейко Александр Адамов д. Гончары
Драгун Адольф Андреев д. Велички
Евнейко Игнатий Леонов д. Красновцы
Жоль Иван Антонов д. Паперня
Заеко Иван Михайлов д. Беневичи
Заеко Яков Осипов д. Доржи
Заяц Семен Адашев д. Б. Конюшаны
Зыбень Осип Осипов д. Б.Конюшаны
Залесский Осип Камильянов ф. Дейново
Казак Иван Филиппов д. Беневичи
Карабач (Коробач) Василь Степанов д. Барвичи
Карабач (Коробач) Степан Дмитриев д. Пески
Каравайко Осип д. Беневичи
Карчевский Иван Петров д. Жучки
Киман Александр Иванов д. Бахматы
Киман Валерьян Антонов д. Бахматы
Киман Феликс Антонов д. Бахматы
Клейда Иван Федоров д. Селец
Клим Иван Андреев д. Б.Конюшаны
Клим Михаил Михайлов д. Б. Конюшаны
Климович Павел Васильев д. Новоселки
Козел Григорий Павлов д. Беневичи
Козел Иван Акимов д. Б. Конюшаны
Козел Иван Степанов д. Люборы
Козел Петр д. Огородники 1
Козлов Яков д. Беневичи
Костюкевич Осип Иванов д. Жучки
Кудло Юльян Адамов д. Дроздово
Кудош Константин Петров д. Новоселки
Кулеш Матвей Григорьев д. Истоки
Купрашевич Осип Ксаверьев д. Рулевичи – служил в 20-ой пешей Вологодской дружине
Купрашевич Петр Иванов ок. Радивиловцы
Кухарский Адольф Юрьев д. Гончары
Кухарский Викентий д. Доржи
Кучинский Бронислав Осипов д. Яновляны
Лайбис Валерьян Антонов д. Новоселки
Леончик Сигизмунд Станиславов д. Паперня
Леончик Степан Михайлов д. Паперня
Малышка Михаил Казимиров д. Радивиловцы
Лепеша Александр Иванов д. Мыто
Лещинский Михаил Антонов д. Новоселки
Лещинский Николай Петров д. Новоселки
Макаревич Петр Васильев Новоселки
Малышка Станислав Станиславов д. Радивиловцы
Мартюк Кузьма Федоров Жомойди
Микянец Петр Яковлев д. Гирдевцы
Мись Тимофей Беневичи
Мулинский Михаил Иванов
Мурин Осип Фаддеев Пески
Мурин Михаил Петров Жомойди
Наркевич Константин Осипов д. Песковцы
Нацевич Иван Антонов Нов. Жижма — служил в обмундировальной мастерской
Ненартович Адольф Юльянов м.Белица
Ненартович Константин Францев Жучки
Ожейко Франц Михайлович Фальковичи
Ошмянчук Игнатий Францев им. Ваверка
Палейчик Станислав Юрьев д. Паперня
Палейчик Иван Михайлов д. Серафины
Пастерняк Адольф Антонов д. Смолоки
Подзевич (Пагдевич) Викентий Станиславов им. Каспорово
Позняк Александр Михайлов Дроздово
Помаха Михаил Ганцевичи
Петровский Антон уроч. Поповое поле
Петровский Константин Сигизмундов Огородники 1
Радюкевич Иван Степанов Б.Конюшаны
Раминович Осип Салюнов ф. Гердевцы
Расюк Осип Михайлов д. Манцевичи
Рогель Антон Михайлов д. Семейки
Рулько-Левиник Осип Шемяковщина
Савко Константин Михайлов ф. Мосевичи
Сапешка Казимир Михайлов д. Рулевичи
Сенкевич Болеслав Антонов д. Дылево
Сенкевич Осип Михайлов д. Красновцы
Серафиновка Викентий Викентьев д. Паперня
Славинский Иван Каэтанов Заборье
Солобуда Михаил Осипов д. Абрамишки — служил в 22 корпусе, в полевой военной хлебопекарне № 45
Танкевич Адольф Домиников д. Красновцы
Таратута Матвей Федоров Еремеевичи
Тихно Станислав Августинов хут. Рулевичи
Тихович Казимир Михайлов д. Рулевичи
Тихович Юльян Станислав д. Рулевичи
Тропило Михаил Викентьев Дроздово
Трусило Осип Антонов с. Ваверка
Урбанович Иван Викентьев Руда
Урбанович Казимир Викентьев Руда
Хромин Андрей Андреев Б.Конюшаны
Чилек Владимир Ксаверьев
Шастайло Петр Иванов д. Косиловцы
Шевчик Осип Степанов Новосады
Шилковский Антон Иванов с. Мыто
Шостак Владислав Юльянов д. Паперня
Янушевич Иосиф Иосифович Руда дворянин Ковенской губернии Ковельского уезда.
Ярошевич Александр Огородники 1

23 сентября 1914 г. на действительную военную службу в 385-ю пешую Виленскую дружину государственного ополчения были призваны (РГВИА Ф.8595. оп.1.д.18.):

Арабчик Михаил Антонович
Дубатовка
Жалобовский Игнатий Викентьевич
Корзун Казимир Иосифович
Матюта Михаил Осипович
Мовшеевич Мовша Нисонович
Римко Натан Андреевич
Стецкевич Клементий Иосифович
Турло Иван Иванович

26 октября мобилизованы новобранцы 1893 года рождения: Кулеша Франц Адамов родом из Радашкович Вилейского, католик, холост, грамотный; Балинский Петр Владиславов родом из Вороново, католик, холост, неграмотный; Ножапчук Франц Иванов родом из околицы Тетянцы, католик, холост, неграмотный; Краевский Сигизмунд Антонов родом из околицы Баранихалейки, католик, холост, неграмотный; Краевский Иосиф Адольфов из Костенево, католик, холост, неграмотный и т.д. (НИА в Гродно, Призывной список 1914 года. Ф. 1544, оп.1. д.8)

8 ноября 1914 г. призван Шмара Адам Петров из д. Люборы;
27 ноября — Новицкий Феликс Казимиров и Снигир Иван Викентьев из д. Серафины;
30 ноября — Ишкуло Андрей Андреев из д. Новопрудцы;
1 декабря — Цихно Станислав из д. Манцевичи. В тот же день в Петрограде призван Макицкий Осип из Паперни.
В январе 1915 г. призван Якубовский Станислав Казимиров с хутора Косовщина;
24 февраля -Шот Александр Игнатьев из д. Кенти;
в конце марта — Кизюль Иван Иванов из Ваверки.

Оценочно, из Виленской губернии были мобилизованы 13 % мужского населения и около 34 % всего трудоспособного населения (Карнялюк. С.179-180). Если это в действительности так, то из Лидского уезда на Первую Мировую войну призвали около 17 тысяч мужчин (130 тыс мужского населения х 0,13 = 16, 9 тысяч). По спискам семейств получавших продовольственное пособие по закону от 25 июня 1912 г. уверенно могу утверждать, что мобилизованы были более 5700 мужчин. С 1 июля по 1 сентября 1915 г продовольственное пособие получали по Лидскому уезду — 5323 семейства нижних чинов на 14 769 полных пайков и 337 семейств на 905 полных пайков по г. Лида (Ф. 669. оп.1, д. 134, л.101).

Продолжение следует.
Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    Almer 10 июня 2014 в 17:40

    Супер


  • ...

    adnnin 10 июня 2014 в 18:39

    Вот и нынче самолеты разлетались. Все думали к празднику готовятся..


  • ...

    kronan 10 июня 2014 в 22:14

    Брилевский Болеслав Карлов д. Заборье Славинский Иван Каэтанов Заборье rodstvenniki po dedovoj linii zhal', deda uzhe net, rassprosit' o nih(


  • ...

    1 11 июня 2014 в 11:39

    Интересная статья!


  • ...

    valvik 12 июня 2014 в 22:57

    Bravo


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>