Работник лидской фирмы погиб на работе: халатность или несчастный случай?

13:15, 22 Декабрь 2015

1347


Происшествия

27 мая Дмитрий Пенда, 32-летний мастер бригады, занимавшейся ремонтом внутренних помещений, как обычно, попрощался с женой и детьми и поехал на работу. Но домой он уже не вернулся. В тот день мужчина погиб на работе.

lida151216-yovtg

Официально — произошел несчастный случай. Однако Ольга, вдова Дмитрия, с такой формулировкой категорически не согласна.

Дмитрий трудился в лидской фирме «ЕвроСтройУслугиСнаб», возглавлял монтажно-строительную бригаду. В мае они работали в здании хлебозавода Дятловского филиала Гродненского облпотребсоюза — штукатурили стены. В тот день Дмитрий находился на лесах — готовил потолок. Рядом с ним был натянут металлический трос, на котором держались лампы освещения. Сотрудники Дмитрия не раз замечали, что трос немного бьется током. Но когда до него дотронулся Дмитрий, случилась беда. Коллеги заметили, что Пенда держится за трос обеими руками и его трясет. Один из работников попытался оттолкнуть Дмитрия, но сам не смог этого сделать — только с помощью напарника. Вызвали медиков, но реанимировать Дмитрия не удалось.

«Лампа была прикручена обычным алюминиевым проводом, без изоляции, говорится в заключении. Это нарушение. К тому же лампа была неправильно подключена и к распределительному щиту — там перепутали „фазу“ и „ноль“. Поэтому ток шел даже при выключенном положении, — говорит Ольга. — Три месяца Следственный комитет проводил проверку по этому случаю. Но уголовное дело так и не завели».

Руководство хлебозавода и ООО «ЕвроСтройУслугиСнаб» привлечено к административной ответственности и наказано штрафами. Что касается Дмитрия, то, по итогам проверки, он погиб по собственной неосторожности — зная, что существует возможность поражения электротоком, он должен был прекратить работу и вывести людей. Однако этого не сделал — соответственно, сам виноват.

«Там хватает нарушений. Выяснилось, что бригада работала без соответствующих юридических документов — акт-допуск, наряд-допуск. Их должны были оформить с обеих сторон — Дятловское райпо и „ЕвроСтройУслугиСнаб“. Не было проекта выполнения работ… Рабочие никакого отношения к этому не имели: им сказали, куда поехать и что сделать — они и поехали, — рассказывает Ольга. — К тому же я не понимаю, почему бригада работала в той котельной при включенном оборудовании — хотя там находятся и выходы печей, и котлы… На время ремонта требовалось останавливать оборудование. Этого не сделали. К тому же там была очень высокая влажность. В заключении даже упоминается, что на муже были мокрые перчатки и мокрые носки».

Сотрудники Дмитрия говорили, что бывали моменты, когда током немного било. Они обращались к администрации хлебозавода, но их проигнорировали. В свою очередь администрация их слова отрицает.

«Я знаю, что глава Дятловского райпо преспокойно работает, — говорит Ольга. — А на хлебозаводе того, кто отвечал за технику безопасности, просто отправили на пенсию. И все. Ну да, руководство наказано штрафами. Но что же с теми документами? Почему их не оформили? Если бы были подписаны акт-допуск и наряд-допуск, то рабочее место обязаны были бы нормально подготовить к работе. Обязательно провели бы инструктаж со строителями. Этого не сделали, — утверждает Ольга. — Я думаю, мне отказали потому, что найти ответственного за то, кто вешал лампу, не смогли».

В августе Ольга получила первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Ольга направила жалобу в прокуратуру. Прокуратура направила бумаги на доработку в Дятловский отдел Следственного комитета.

Но и после дополнительной проверки СК вновь отказал в возбуждении уголовного дела. Соответствующее постановление Ольга получила в конце ноября.

«Мне дали ознакомиться с материалами той дополнительной проверки. И из всей моей жалобы объемом 11 листов они подняли только один вопрос. И все, — говорит женщина. — Буду обращаться снова в прокуратуру в Дятлово. Если они откажут, то буду писать в Гродно, потом — в Минск».

«Я звонила на прямую линию, разговаривала с Иваном Карчевским, начальником управления охраны и госэкспертизы условий труда Министерства труда и соцзащиты. Он сказал, что уголовное дело возбуждается, даже если рабочий получает только травму. А в случае, если не было ни акта-допуска, ни наряда-допуска, и к тому же еще погиб человек, то обязательно должны возбудить уголовное дело. Однако никто этого не делает», — возмущается вдова.

После гибели мужа 34-летняя Ольга осталась с двумя детьми: 14 и 3-х лет. Ради детей она намерена продолжать добиваться правды, утверждая, что Дмитрий не виноват, что он жертва постороннего равнодушия.

«На месте моего мужа мог быть кто угодно. Причем, если бы погиб кто-либо из его бригады, то сам Дмитрий как мастер скорее всего, попал бы в тюрьму — об этом мне говорили даже следователи», — рассказывает Ольга. — А так «человек погиб? ну и что?..» Получается, списать все на человека, который погиб, — проще всего. Я хочу, чтобы руководители несли ответственность за свои предприятия. Во-вторых, я намерена подавать в суд на Дятловское райпо. Но пока еще не могу, потому что смерть моего мужа хотят признать несчастным случаем«.

tut.by


Отзывов пока нет

Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>