Первые кинотеатры в городе Лида

16:01, 17 Январь 2017

738


История города

28 декабря 1895 г. в Париже в «Гранд-кафе» на бульваре Капуцинок состоялся публичный сеанс синематографа братьев Луи и Огюста Люмьер. Был показан первый в мире фильм «Прибытие поезда на вокзал Ла Сьота». Эта дата общепризнана как день рождения кино.

4 (16) мая 1896 г. в Санкт-Петербурге, с 26 по 31 мая в Москве, в течение всего лета на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде с невероятным успехом демонстрировалась знаменитая кинопрограмма братьев Люмьер: поезд прибывает на вокзал; на террасе завтракает ребенок; рабочие после смены выходят из ворот фабрики; мальчишка зажимает ногою шланг, чтобы струя воды окатила садовника. Синематограф в русской транскрипции сразу же преобразовался в кинематограф, со временем в кинотеатр.

Поначалу киносеансы проводились в приспособленных помещениях. Например, первый киносеанс на территории современной Беларуси состоялся в 1898 г. в витебском яхт-клубе. Вскоре стали строить специально оборудованные кинотеатры. В Витебске первый кинематограф «Рекорд» появился в 1905 г., через 5 лет в городе было 4 кинематографа: «Вулкан», «Иллюзион», «Биоскоп», «Гигант». В Минске в 1907 г. принял первых зрителей «Иллюзион», затем открылись «Модерн», «Эден» (1909) и «Гигант»(1909). В Гродно первый кинематограф «Электро-Биограф» начал действовать в 1908 г. Затем был открыт кинематограф «Люкс». В Могилеве в 1909 г. был построен кинематограф «Чары». В 1909 г был открыт кинематограф в Пружанах. В 1914 г. на территории современной Беларуси было 56 стационарных киноустановок.

В Вильне первый кинематограф «Иллюзион» открылся 8 января 1907 г. Затем были открыты еще семь: «Серый» (1907), «Парадиз» (1907), «Биофон» (1907), «Фантазия» (1908), «Эден» (1908), «Семейный кинематограф» (1909), «Оазис» (1910), «Бронислава» (1910).

Новый вид развлечений имел огромную популярность, чему способствовали зрелищность и низкие цены на билеты: от 5 до 75 копеек. С июля по декабрь 1910 г. в минских кинематографах побывало 245 тысяч человек, за тот же период театры посетили 32 636 человек, цирк – 33 730. Показывали «захватывающие драмы», «прелестные виды с натуры», «веселые комедии», «комедии-фарсы», «фантастические трагедии души», «жизненные бытовые картины». Со временем продвинутые предприниматели купили оборудование для киносъёмки и стали снимать местную хронику. Первым на территории Беларуси кинохронику снял Рихард Штремер. 8 декабря 1908 г. на экране собственного кинематографа «Иллюзион» в Минске он показал ленту «Экскаватор — адская машина за Брестским вокзалом». Еще через неделю — документальный фильм «Пожар в городе Минске на Полицейской улице».

Первый лидский кинематограф, также как минский и виленский, назывался «Иллюзион». Открыт он был в 1909 г. Владельцем его был еврей Яблонский. Зал был рассчитан на 150-160 человек и имел один выход. Сохранились два воспоминания, ребенка Иосифа Долинского: « В кинотеатре не было даже стульев, по крайней мере, в самых первых рядах сидели мы, мальчишки, на скамейках. Стоил нам билет очень дёшево, всего 5 копеек. «Иллюзион» казался мне довольно солидным с широким коридором и длинным зрительным залом. Входили мы туда робко…: шутка сказать, чудо, белый экран и на нём вдруг живые люди, разные звери, улицы, лес, озеро и даже странное безбрежное море… Мы, мальчишки еще маленькие, прятались под скамейками или за темными занавесками окон и дверей; оставались, чтобы посмотреть второй и третий раз… Иногда удавалось: мы вылезали из тайных мест, когда зал начинал заполняться публикой. Этот кинотеатр, как я потом узнал, работал на газе…». И взрослого человека Михаила Монастырского: «Театр Яблонского переделан из конюшни, зал не имеет ни одного окна, благодаря чему воздух слабо очищается, в зале есть заметная безусловная сырость , чувствуется затхлый воздух, смешанный с неперегоревшим газом от спирта из имеющихся там спиртовых ламп. Аппаратная устроена из тонких дощечек».

Во дворе этого дома, принадлежавшего Флоренцию Менардовичу Длусскому, находился кинематограф «Иллюзион».

Во дворе этого дома, принадлежавшего Флоренцию Менардовичу Длусскому, находился кинематограф «Иллюзион».

Второй лидский кинематограф «Эдиссон» был открыт в декабре 1910 г. с большими трудностями. Предпринимательство всегда было делом, требующим настойчивости и связей.

В начале октября 1910 г. предприниматель Михаил Николаевич Монастырский подал Виленскому губернатору прошение о разрешении открытия кинематографа в городе Лиде. Его перенаправили в Лидскую администрацию. Прошением от 20 октября 1910 г. (зарегистрировано 25 октября) М.Н.Монастырский обратился к Лидскому уездному исправнику Фон Гроте де Буко разрешить ему «открыть в г. Лиде по Виленской улице, в каменном одноэтажном доме Виноградовых электрический театр кинематограф «Эдиссон», каковой будет вполне оборудован к 6 ноября». При этом он сообщил, что уже 3-й год владеет кинематографом в г. Сувалки и второй год в компании с братом в г. Гродно.

Прошение об открытии кинотеатре

Прошение об открытии кинотеатре

Братья Монастырские — Сергей Николаевич (?-1940) и Михаил Николаевич — русские дворяне. Их отец статский советник Николай Монастырский являлся товарищем (заместителем) губернского гродненского прокурора в Новогрудке. Скончался от инсульта в возрасте 37 лет. О его детях позаботились родственники. Старший из братьев Сергей после окончания военного училища в Петербурге проходил службу в различных гарнизонах, после отставки поселился с женой Софьей Дмитриевной в Гродно.

Младший Михаил, достигнув чина надворного советника, также вышел в отставку и в сентябре 1908 г. поселился в Сувалках. Занялся там устройством театра –кинематографа и добился в этом деле несомненных успехов. «Находящийся под непосредственным руководством и наблюдением г. Монастырского театр-кинематограф в гор. Сувалках был устроен и оборудован им весьма хорошо, с точным соблюдением всех поставленных ему требований, имевших в виду безопасность публики в пожарном отношении и ее удобства, почему этот кинематограф считается в губернии образцовым … Заботясь всегда об удобствах публики и о разнообразии картин в своём кинематографе, приличном выборе оных и соблюдении чистоты в этом заведении и недопущении в нём нарушения благочиния в какой либо форме, как равно, будучи в тоже время весьма отзывчивым к нуждам местной благотворительности, г. Монастырский снискал уважение всех классов и слоёв местного населения, а со стороны властей пользуется таким же уважением и доверьем, как немедленно и добросовестно выполняющий все предъявляемые ему требования, что мне лично хорошо известно, и что я с особым удовольствием удостоверяю, признавая Г.Монастырского предпринимателем, достойным всякого прошения. Сувальский губернатор Стремоухов Петр Петрович».

4 ноября 1910 г Лидский уездный исправник Фон Гроте де Буко через Сувальское полицейское управление отписал М.Н. Монастырскому, что «дом, в коем Монастырский предполагает открыть электрический театр-кинематограф, построен в текущем году и не успел настолько обсохнуть, чтобы его могла посещать публика без вреда для здоровия, то местная полиция не считает себя вправе разрешить там устройство названного театра».

Ответ полицейского управления

Ответ полицейского управления

13 ноября, по настоянию М.Н.Монастырского была собрана комиссия, в которую вошли лидский уездный исправник Фон Гроте де Буко, его помощник Стефан Александрович Соболевский, городской староста Леон-Петр Александрович Висьмонт, лидский городовой врач Эдмунд Федорович Реннерт и лидский уездный врач Константин Федорович Рудомино. После осмотра здания приглашенные врачи сделали следующее заключение: «Штукатурка не вполне еще высохла … помещение по своему устройству в санитарном отношении будет соответствовать при усиленной искусственной сушке своему назначению. Для достаточной осушки здания, принимая во внимание , что помещение предназначено не для постоянного нахождения, а для кратковременного (около 2-3 часов) пребывания публики, полагаем необходимым месячный срок со дня осмотра помещения, при условии если осушка будет производиться усиленно и рационально. По истечении месячного срока здание должно быть еще раз осмотрено в санитарном отношении для признания годности или негодности для посещения публики».

Уездный исправник, его помощник и городской староста нашли следующие недостатки: наружные стены здания отстоят от соседних дворовых холодных построек на расстоянии 3.6 м. Часть этих построек каменные, а часть деревянные построенные без разрешения. «Дом находится в скученном месте и имеет на Виленскую улицу проход длиной 13.5 м и шириной 2.8 м. Хотя имеется и другой выход на Кривую улицу узкий проход, тянущийся на несколько десятков аршин (42 м) почему также мало удобен для выхода в случае пожара…. Постановили: предложить Монастырскому обратиться в строительное отделение Виленского губернского правления».

18 ноября в Вильне М. Монастырский на машинке печатает на имя Виленского губернатора прошение, в котором подробно излагает все свои действия по открытию кинематографа в Лиде и прямо называет причины и виновника проволочки: « г. Исправник, волнуясь, ответил мне, что не может позволить, чтобы в одном городе было два одинаковых развлечения, кроме того, не может разрешить ещё потому, что он обещал еврею Яблонскому, имеющему там кинематограф, больше никому не разрешать».

22 ноября на прошении М.Н. Монастырского Виленский губернатор Дмитрий Николаевич Любимов написал собственноручно резолюцию: «Г. губернскому инженеру. Прошу А.Н.Сонина лично, или через его помощника осмотреть на месте помещение для кинематографа для сего срочно .. . (неразборчиво) и мне доложить. Губернатор Любимов. 22 Ноября ».

Назавтра, 23 ноября 1910 г. в Лиду из Вильно прибыли губернский инженер и главный механик, которые «произвели осмотр вновь устроенного театра для синематографических сеансов…. Помещение театра, по представленным Монастырским планам в общестроительном отношении найдено отвечающим своему назначению. Электрическое оборудование театра, выполненное согласно также представленному в строительное отделение проекту, оказалось удовлетворительным. В виду изложенного свидетельствуюшие не встречают препятствий к пользованию устройством. Губернский инженер Сонин. Главный механик Управления почтово-телеграфного округа инженер Оландер».

1 декабря в 8 часов 35 минут М.Н.Монастырский из Лиды отправил телеграмму Виленскому Губернатору: «По разрешению Вашего Превосходительства полученному мною сегодня от Губернского инженера — помощник исправника настроенный против меня не разрешает открыть театр благодаря ему понес и несу большие убытки покорно прошу Вашего заступничества Монастырский».

2 декабря телеграмма вручена Губернатору. В тот же день губернский инженер отправляет телеграмму исправнику: «Театр кинематограф «Эдиссон» в Лиде разрешено открыть Монастырскому губернатором. Прошу не препятствовать открытию театра. Губернский инженер Сонин».

Вслед за телеграммой Строительное отделение Виленского губернского правления отравило лидскому уездному исправнику письмо следующего содержания: «По протоколу строительного отделения от 1 декабря утвержденному губернатором, разрешение отставному чиновнику, дворянину М. Н. Монастырскому открыть для публичных кинематографических сеансов устроенный им театр «Эдиссон» по Виленской улице в доме братьев Виноградовых, с тем , чтобы количество допускаемой одновременно в зал публики не превышало 118 человек. О чем строительное отделение губернского правления уведомляет Ваше Высокоблагородие для сведения и объявления владельцу театра М.Н.Монастырскому под расписку, которая должна быть предоставлена в Строительное отделение».

Губернский инженер Сонин. Старший делопроизводитель (подпись)».

Евгений Александрович Гроте де Буко (1862-1944).

Евгений Александрович Гроте де Буко (1862-1944).

Фон Гроте де Буко не сдается. 2 декабря к нему «пришли» владелец электротехнической и механической мастерской Александр Давидович Николаев и крестьянин Мейшагольской волости Виленского уезда Антон Леонтьевич Ляхович и написали заявления о непригодности керосинового мотора, который Н.Монастырский установил в «Эдисоне»: на верхней части цилиндра на моторе имеется большая продольная трещина, которая заделана медью, что опасно для присутствующих, так как во время работы мотора может произойти взрыв, да и самый мотор старый и находится в сильно изработанном виде». 3 декабря исправник пишет на имя Виленского губернатора рапорт с приложением заявлений о непригодности керосинового мотора. Рапорт 8 декабря доложен губернатору.

Через два месяца лидский уездный исправник получил ответ со следующей резолюцией: «Имея в виду, что кинематограф Монастырского в г. Лиде открыт с надлежащего разрешения и предварительно открытия его был осмотрен надлежащими техниками, по заключению коих оборудование кинематографа произведено правильно и безопасно, и что керосиновые двигатели вообще, по заключению губернского инженера, не могут давать взрыва, опасного для окружающих – заявления Александра Николаева и Антона Ляховича об угрожающей опасности от взрыва керосинового двигателя в кинематографе Монастырского оставить без последствий. Губернский инженер Сонин. Вице-губернатор Подъяконов. Губернатор Любимов».

Таким образом, 1 декабря 1910 г. кинематограф «Эдиссон» в Лиде был официально разрешен к открытию. Первый сеанс состоялся после 8 декабря, в тот день полицейский надзиратель г. Лиды И.Д.Сикорский вручил М.Н. Монастырскому письмо Строительного Отделения Виленского Губернского правления разрешающее открытие кинотеатра.

Кинематограф «Эдиссон» находился во дворе дома Виноградовых.

Дом братьев Соломона Ильича и Моисея Ильича Виноградовых

Дом братьев Соломона Ильича и Моисея Ильича Виноградовых

Дом братьев Соломона Ильича и Моисея Ильича Виноградовых располагался на западной стороне Виленской улицы за домом Кривобокова. На фотографии дом Кривобокова — с балконами, следующий за ним дом братьев Виноградовых.

Дом братьев Виноградовых

Дом братьев Виноградовых

схема расположения кинематографа «Эдиссон»

схема расположения кинематографа «Эдиссон»

Представлял собою одноэтажное кирпичное здание, с прихожей (4.3х2.1 м), зрительным залом (11.8х6.3 м), двумя фойе (9,5х6.3 м), будкой для установки кинематографа в один кирпич, в которой пол и потолок были оббиты асбестом и железными листами. Зрительный зал и фойе высотой 4 м. Потолок деревянный, балки изнутри оббиты досками. Два выхода, двери открываются наружу. Пол деревянный, покатый к сцене. Места для публики отделены откидными деревянными балюстрадами высотой около 0,9 м. Проходы для публики, по обеим сторонам будки кинематографа, шириной по 1.5 м каждый. Стенки всех помещений оштукатурены. Помещение отапливалось тремя круглыми жестяными печами. Воздух вентилировался через отверстие диаметром 35 см. Крыша здания черепичная. Помещение для динамо-машины от зрительного зала отделено глухою кирпичною стеной в 1.5 кирпича. «Для освещения помещений и питания током рефлектора установлена в отдельном помещении динамо-машина постоянного тока параллельного возбуждения, на 50 ампер при 110 вольтах, приводимая в действие посредством ременной передачи от семисильного керосинового двигателя «Отто–Дейц». Для освещения помещений будет установлено 21 танталовых 16 свечных ламп накаливания, 2 таких же лампы в 200 свечей и 98 ламп накаливания 2 свечных на 10 вольт каждая. Провода рассчитаны на плотность тока не свыше 2,5 ампер на 1,2 мм сечения, имеют среднюю изоляцию и проложены на фарфоровых роликах».

Схема электроснабжения кинотеатра «Эдиссон».

Схема электроснабжения кинотеатра «Эдиссон».

Схема электроснабжения кинотеатра «Эдиссон».

Описание кинотеатра «Эдиссон» как зритель оставил будущий профессор Всесоюзного Государственного Института Кинематографии Иосиф Долинский: 

Иосиф Долинский. Лида.1913 г

Иосиф Долинский. Лида.1913 г

«У входа крупно электрическими лампочками название – «Эдиссон». Такое интересное название, удивляет, поражает даже… Туда вход стоил 10 или даже 15 копеек. … Сюда иногда хожу бесплатно вместе со своим товарищем, отец которого один из хозяев «Эдиссона». Здесь стулья и даже ложи. В фойе развешены афиши, стоят стулья, имеется даже буфет. Фойе специально для ожидания: сеанс большой, час и больше. … Картины здесь «серьёзные»: по две драмы, по две комических, а вначале обязательно видовые. В них какие-то незнакомые реки, горы, водопады, моря бескрайние, в них большие волны, волны… Особенно поражают водопады: с очень большой высоты, с большим шумом (это передаются музыкой тапера) падает огромная, широкая, стремительная струя воды… Кинематограф восхищает, удивляет, зовёт к себе; в нём можно неожиданно увидеть то, что никогда не сможешь увидеть: всё далёкое, странное. Художественные любовные драмы возбуждают, вызывают какие- то непонятные чувства. Поцелуи, объятия взрослых, которых не видишь в жизни, очень холодны, но вместе с тем что-то таят в себе притягательное. Потом мы, ребята, играем (бегаем, ходим) по экранным образцам.

Особенное впечатление оставила картина «Зигомар». Это уже не одна картина, а серия фильмов, сколько – не помню. Но очень хорошо помню, что наши игры в «разбойники» после «Зигомара» наполнились более конкретным содержанием. Я даже про себя музицировал, как в кино».

Афиша на пересечении улиц Виленской и Каменской.

Афиша на пересечении улиц Виленской и Каменской.

Зигомар»— французский художественный фильм (1911) о противостоянии детектива Полена Броке и банды уголовников «Дзета». При съемках режиссер Викторен Жассе применил прожекторы и искусственное освещение. Фильм включал несколько ошеломляющих сцен: в церкви оживали статуи; детектив в погоне за преступником прыгал с поезда на ходу; в театре «Мулен Руж» во время представления балета начинался пожар.

«Илюзион» во время Первой Мировой войны сменил название на более эффектное «Нирвана». Владельцами его были Я.Рапейко, Л.Яблонский и А. Цидерович, затем Флоренций Менардович Длуский. Сгорел летом 1932 г.

«Эдиссон» был продан лидским предпринимателям – Олькеницкому М., Меснику А., Левину Ю., которые перевели его на восточную сторону ул. Виленской ближе к костелу. Одна из возможных причин продажи – необходимость сконцентрировать денежные средства для строительства в Гродно кинотеатра «Эден», который строил Сергей Николаевич Монастырский. «Эден» должен был открыться в конце июля 1914 (или в августе 1915). Но 31 июля началась Первая Мировая война, Сергей Николаевич был призван в действующую Армию. Достраивали «Эден» Михаил Николаевич и жена Сергея Николаевича Софья Дмитриевна. Этот кинотеатр сохранился до сих пор, называется «Красная Звезда».

На месте первого лидского «Эдисона» братья Виноградовы открыли медоваренный завод. На втором месте «Эдиссон» прожил до 23 июня 1941 г. Кинотеатр вмещал 250 зрителей. Ныне на этом месте сквер.

Основные первоистоисточники:

Долинский И. Память. Небольшие рассказы о прошлом. Москва.2000. С. 33-35.

Ивановский В. Штабс-капитан Монастырский и его кинематограф. // Перспектива от 30.10. 2003. Саяпин В. Касатая Т. Гродно: театр, кино, цирк. ЮрСаПринт. 2011.

Шыбека З.В и Шыбека С.Ф. Мiнск. Старонкi жыцця дарэвалюцыйнага горада. Мн. 1990 с.194-196.

ЛГИА. Ф. 382. Оп. 2 Д. 2329.

НИАБ в Гродно. Ф.1571.Оп.2. Д.9.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна!


Обсуждение


  • ...

    Флександр 17 января 2017 в 20:44

    Спасибо Вам, Валерий Васильевич!


  • ...

    Влад 18 января 2017 в 7:36

    Спасибо! Интересно и познавательно!


  • ...

    Сергей 18 января 2017 в 10:44

    Действительно, очень интересно и развёрнуто. Спасибо автору. Только правильно писать "Первые кинотеатры в городе ЛидЕ".


  • ...

    Тутэйшы 18 января 2017 в 11:46

    Спасибо ! очень интересная статья. Побольше надо таких статей,чтобы лучше знать историю своего края.


  • ...

    Станислав Беркус 18 января 2017 в 20:25

    Могу добавить что слышал от взрослых ,маленький мальчик, который,когда ему стало 80 лет рассказал мне.И вот что я от него услышал. Киноафиша клеилась на дом купца Кривобокова. (очень удобное расположение дома)За это его две дочери получали бесплатные билеты на киносеанс.


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>