Водяные мельницы Лидской земли (продолжение)

10:43, 13 Март 2012

603


История города

Предлагаем вашему вниманию продолжение рассказа о водяных мельницах Лидской земли. Прочитать предыдующую часть о водяных мельницах можно тут.

Новопрудцы.

Новопрудцы.

Водяная мельница в Новопрудцах появилась давно, на карте 1856 г. она уже имеется. Название деревни от слов новые пруды говорит само за себя. Пруды появились раньше, чем деревня, а пруды могли появиться только тогда, когда были построены дамба (плотина, гребля), мост, водоспуск и мельница. В конце 19 ст. мельница принадлежала помещику Садовскому, при мельнице жили 9 человек: 6 человек мужского пола и 3 женского. Мельницу арендовал Никодим Мелевич. После его смерти в 1911 г. аренда мельницы перешла его сыновьям Никодиму Никодимовичу и Юзефу Никодимовичу.

Мельница была деревянная, одноэтажная, колотовчатая, однопоставная. Турбина находилась внутри мельницы, вода на турбину направлялась по каменному водостоку.

Водяная мельница в Новопрудцах около Лиды

Водяная мельница в Новопрудцах около Лиды

Водяная мельница в Новопрудцах около Лиды

Водяная мельница в Новопрудцах около Лиды

В Интернете удалось отыскать два снимка мельницы и жилого дома при мельнице. Снимки сделаны с небольшим разрывом во времени: деревья и деревянное ограждение вблизи моста не изменились, даже лестница на крышу сохранила свое положение. Снимки сделаны во время Первой Мировой. На втором снимке по дамбе движется воинское подразделение. Временной диапазон снимков: осень 1915- осень 1918 г.

После Первой Мировой войны мельница стала собственностью Мелевичей. В 1920-е годы братья построили новую мельницу и конюшню. Это было впечатляющее сооружение: двухэтажное из деревянных бревен с 18 окнами на 12 стекол, с высокой двускатной крышей, крытой дранкой и двумя парами чердачных окошек.

Братья Мелевичи не только мололи зерно, но и вальцевали муку. К ним приезжали за мукой люди со всей округи. Считалось, что в Новопрудцах — самая лучшая мельница, на которой мелют самую лучшую муку. Известно, что Мелевичи закупали в Южной Польше твердые сорта пшеницы. Полагаю, что в зерно лидских помольцев они добавляли твердые сорта пшеницы и получали за счет этого высококачественную муку. Об этом же свидетельствует и порядок взаимоотношений с заказчиками: помольцы привозили зерно и отдавали в помол. Хозяева делали соответствующую запись в помольной книге о владельцах зерна, его количестве и качестве, и сообщали день, когда следует приехать за мукой. За работу Мелевичи брали от 12 до 15 % зерна, тогда как обычная норма – 10 %.

Вода в дождливые годы и ранней весной затапливала огороды жителей д. Новопрудцы. Братья поднимали затвор, понижая уровень воды в пруде. Тем не менее, не всегда удавалось улаживать конфликты по- доброму. Деревенские жители писали жалобы и судились с мельниками.

В 1936 г. умер Никодим Мелевич. Юзефу Никодимовичу пришлось одному продолжать фамильное дело. Он обладал недюжинной силой, способен был поднять в одиночку жернов и внести его в мельницу. Когда вдова Никодима вышла замуж, он для ее семьи сделал пристройку. Появился жилой дом на два конца с двумя дымоходами, и жестью (бляхой) крытой крышей.

В 1940 г. советские власти мельницу конфисковали, она перешла в собственность Лидского райпромкомбината. Ю. Мелевичу пришлось скрываться. При немцах все мельницы — объекты стратегического назначения — находились в собственности хозяйственного отдела гебитскомиссариата. Ю. Мелевич был назначен заведующим мельницы, мельником был Виктор Кришан. Зерно в военные годы пришлось молоть крестьянам, немцам и партизанам. Немцам и партизанам даром.В апреле 1944 г. немцы неожиданно провели ревизию. По результатам ревизии изъяли излишки муки и зерна, конфисковали домашние продукты. Ю.Мелевич угодил в тюрьму на Сырокомле, отсидел там два с лишним месяца. Жена Юзефа Эдвардовна Драгун родом из д. Велички выкупила его перед приходом Красной Армии. Отступающие немцы сожгли конюшню.

Юзеф и Юзефа Мелевичи

Юзеф и Юзефа Мелевичи

С 1944 по 1948 г. Ю.Мелевич продолжал работать на своей мельнице заведующим. В 1948 г. на него было заведено уголовное дело, Юзеф Никодимович был обвинен по трем статьям: как сын помещика, как кулак и как пособник немцев. Приговор соответствующий — 20 лет лагерей и 5 лет поражения в правах с конфискацией имущества. Срок отбывал в мордовских лагерях. Освободили его в 1956 г. по амнистии.

В эти годы мельницей заведовал Бадун Н.С. Дела у него, видимо, шли не лучшим образом, когда вернулся из лагерей Ю.Мелевич, ему предложили занять прежнюю должность. Через несколько лет работы Юзеф Никодимович выкупил свой дом. Когда занемог, стал сдавать часть жилой площади квартирантам — офицерам из Южного городка.

Умер Юзеф Никодимович Мелевич 7 июля 1964 г., прожив 77 лет. Детей у него не было, мельница уже не работала, ее постепенно разобрали на дрова. В 1992 г. он был реабилитирован.

Шейбаки.

Шейбаки

Между Шейбаками и Перепечицей на Лидейке имеется небольшой мост. Около моста сохранились остатки фундамента старой мельницы. Мельница зафиксирована на карте 1856 г., принадлежала роду Садовских. Эту мельницу, дом и хозяйственные постройки, которые располагались на левом берегу, а также 1,5 га земли помещик Садовский в 1913 г продал Александру Томашке и его жене Стефании. До этого Томашки арендовали мельницу в Гольшанах, а брат жены Тумилевич арендовал мельницу в Дворищах.

Александр Томашко (1880-1943) — незаконнорожденный сын Павлины Томашко (1861-1943). В молодости Павлина служила экономкой у помещиков, а затем вышла замуж за вдовца Глейзнера, у которого было 6 детей. Род Томашек, по семейному преданию, происходил из Восточной Пруссии и принадлежал некогда к лютеранской церкви. Александр юношей работал на стеклозаводе в Березовке на обрезке стекла. Там познакомился со Стефанией Тумилевич, которая работала вязальшицей. В 1901 г. молодые обвенчались. Жили в доме, который построил Юлиус Столле для работников стеклозавода. К началу Первой Мировой войны у них было 4 детей: Янина 1902 гр., Роман 1904 гр, Вильгельм 1907 гр. и Юзефа 1910 гр.

Александр Томашко

Александр Томашко

Стефания Томашко

Стефания Томашко

Мельница была деревянная трехэтажная, на дубовых сваях, колотовчатая. В ней легко помещалась подвода, и еще оставалось место. На первом этаже принимали и взвешивали зерно, и получали готовую продукцию — муку и крупу. Здесь находились два лотка для выхода муки и крупы. Механизмы помола зерна и обдирки крупы были автономными, но приводились в действие от одного колеса. На втором этаже находились жернова и круподерка. Здесь же размещался механизм настройки и дозации. На третьем этаже располагались бункера для засыпки зерна. Внизу под зданием крутилось водяное колесо. Колотовка была металлической, а передаточный механизм был отчасти деревянным, а отчасти металлическим с зубчатыми и ременными передачами. Перед колесом располагалась металлическая решетка, которая задерживала водоросли, ее время от времени очищали. Раза два в год, ниже по течению косили водоросли, чтобы они не задерживали ток отходящей воды. И хотя место, куда падала с колеса вода, было выложено большими камнями, его размывало, намывая среди заводи горку песка. Тогда закрывали шлюзы и убирали песок. Весной в паводок вода доходила до сараев жителей д.Шейбаки.

Гарнцевый сбор за помол был стандартным — 10 %. Свою часть зерна мололи на муку и продавали. Александр Томашко хорошо разговаривал на идиш. В первые годы Томашки нанимали мельника, затем начали помогать подросшие сыновья. Мельничный камень делали сами из специального раствора с добавлением кремнезема. «Жернова были большими и через некоторое время истирались. Приходилось самим делать мельничный камень. Его делали в форме из специального раствора с добавлением кремнезема. Почему то этим занимались на кухне. Может для того, чтобы затвердевание раствора происходило при одинаковой температуре. Затем, когда снимали с камня опалубку, делали на нем насечку в виде канавок, которые шли по спирали».

Со временем на мельнице стал заправлять младший Вильгельм. Александр Томашко, причастившись к водке, помогал пану Садовскому пропивать имение. Жизнь складывалась хорошо, дети выросли, девочки вышли удачно замуж, мальчики женились. Старшая из сестер Янина закончила учительский институт в Вильно и вышла замуж за Павла Бурого родом из Сенно Витебской области. Младшая Юзефа вышла замуж за польского офицера Зыгмунта Туцевича. Чтобы выйти замуж за офицера нужно было иметь не менее 10 тысяч злотых приданого. Вильгельм Томашко в 1933 г. женился на Мелании Матвеевне Ирчиц из Дворищ. Молодые решили отделиться и арендовали мельницу в Паперне. Три года спустя вернулись на родительскую мельницу.

Томашко

И тут началась Вторая Мировая война. Мужчины, за исключением 59 летнего Александра Томашки, после короткой сентябрьской польско-немецкой войны оказались в лагерях военнопленных. Роман попал в немецкие лагеря, после войны остался в Белостоке, работал бухгалтером.

Роман Томашко

Роман Томашко

Вильгельм Томашко

Вильгельм Томашко

Муж Янины попал в сталинские лагеря, из лагерей — в Армию Андерса, остался в Англии. Его жена Янина в 1946 г выехала из Казахстана в Польшу, нашла мужа в Манчестере.

«Вильгельм попал в румынский плен, сидел в лагере военнопленных около г. Тарк-ю. С двумя друзьями совершил побег. Долго довелось им скитаться по Европе. Во французский легион без документов их не взяли. И тогда решили вернуться домой. Около Сувалок были задержаны. Двух друзей Вильгельма отпустили, а его как сына мельника, посадили на три года за незаконное пересечение границы. Заключение пришлось отбывать в Архангельской области на лесоповале. После освобождения ему было разрешено поселиться на выбор или в Казахстане или в Удмуртии. Выбрал Удмуртию. На поселении работал мельником. В 1943 г. был снова осужден за антисоветскую агитацию на 10 лет: на митинге сказал, что Сталин сам враг народа. Отбывал наказание там же, в Удмуртии».

В «Книге Памяти Республики Удмуртия» записано: «Томашко Вильгельм Александрович. Родился в 1907 г., Гродненская область, Лидский р-н, (неправильно, родился он в Лидском уезде Виленской губернии) стеклоз-д «Неман»; поляк, малограмотный. Горпищекомбинат, мельник. Проживал: г. Глазов. Арестован 11 мая 1943 г. Приговорен: 8 декабря 1943 г. Приговор: 10 лет. Реабилитирован 27 ноября 1968 г».

Мельница в 1939 г. была национализирована. Мелания до войны и во время войны работала заведующей, но управляла Стефания. В военные годы разрешалось молоть определенную норму на члена семьи. Остальное зерно необходимо было сдавать немцам. Из ближайших деревень съезжались на мельницу помольцы. На норму внимания не обращали. С проверкой из хозяйственного отдела гебитскомиссариата приезжали комиссии. Там работал приятель, который заранее сообщал о возможной проверке. Помольцы быстренько разъезжались. Хозяева готовились к проверке: доставали припасенный самогон, накрывали стол. Немцы пили много. Обычно такие проверки завершались без неприятностей.

Часть муки приходилось отдавать партизанам- красным и белым. И немцы, и партизаны требовали, чтобы им давали больше муки. За связь с партизанами грозил расстрел. В 1943 г. за своей мукой приехали красные партизаны. Они были недовольны тем, что Томашки приготовили меньше муки, чем было приказано. Старший из них сказал, что есть сведения, будто у них в доме имеется оружие. Александр Томашко, который лежал на кровати в подпитии, повернулся к ним спиной, хлопнул себя по заду, и сказал: «Вот мое оружие». Старика избили, один из партизан выстрелил вверх. Женщины просьбами, уговорами и самогоном успокоили партизан. В потолке появилась дырка от пули, а Александр Томашко через три дня умер.

После этого женщины вынуждены была нанимать мельника, одно время мельником был Костя Радивон. На круподерке управлялись Янина и Алиция – новое поколение Томашек.

«Перед наступлением русских нас выселили, в радиусе 5 км от аэродрома выселили всех. Мы уехали в Третьяковцы к Забировскому. Бомба упала в огород, вырвала дверь. Лошади от страха убежали, я нашла их в Петюлевцах. Переехали в Богди, вновь попали под авианалет, жили там до освобождения. Дом, где мы жили, стоял в тупике, за домом начиналось болото. Пришли немцы – развернулись, ушли, приехали красные – развернулись, уехали, опять пришли немцы и так несколько раз».

Мелания Томашко

Мелания Томашко

Стефания, Янина, Алиция и Мелания

Стефания, Янина, Алиция и Мелания

В 1946 г. Мелания отыскала мужа и съездила на свидание. Отсидев полностью десятилетний срок, в 1953 г., через 14 лет Вильгельм вернулся в Лиду. После реабилитации в 1968 г. получил компенсацию в сумме 14 руб. с копейками. Работал сначала сторожем, а затем возчиком — возил на подводе врачей детской больницы.

После войны мельница стала имуществом райпромкомбината. Заведовал ей сначала Байдалов Владимир Филиппович, впоследствии работник райисполкома. Его сменил полковник Мельников Павел Трофимович. «Будучи пьяным захлебнулся в ручье вблизи Шейбаков». Мельницу принял Петрусев Михаил Григорьевич. В 1948 или 1949 г на мельнице погиб Ян Томашевич – закрутило одежду в колесо мельницы. На квартире у Томашек долгое время жил весовщик мельницы Викентий Иосифович Янушевский. В молодости он участвовал в строительстве КВЖД в Харбине. Когда дорогу сдали в эксплуатацию, то все строители получили право на ежегодный разовый бесплатный проезд по железной дороге. Янушевский побывал в Америке, Азии, Африке и Европе. Свои рассказы о поездках по миру он сопровождал показом многочисленных фотоснимков.

В 1958 г. мельница перестала функционировать. Бревна пошли на дрова. «Мы жили в дедовом доме до 1958 г. Дом был деревянный, крытый соломой. Было гумно, сарай и небольшой огород. В нашем гумне размещался птичник колхоза им. Молотова, где мама работала птичницей».

Род Томашек разбросало по миру, правнуки и пра-правнуки Александра и Стефании живут в Англии, Польше, Литве и России. 17 марта 2010 г. Юлия Александровна Юсупова родила в Москве двойню – двух девочек. Казалось бы какое отношение это имеет к Лидской земле? Имеет, и прямое. Родились две пра-пра-правнучки Александра Томашки и Стефании Тумилевич.

Качаново. Мельница Михаила Орехвы.

Качаново. Мельница Михаила Орехвы.

Здание этой мельницы сохранилось до сегодняшних дней. Стоит оно как памятник всем мельницам, что когда-либо были построены на Лидейке. Сохранилось потому, что было построена из цементных блоков. На стене висит табличка: Mlyn Michala Orechwy.1938.

Орехва Михаил Михайлович прожил долгую жизнь (1891-1980), родом он из докудовской Заболотни. В семье, кроме него было еще три сестры. В 1917 г. Михаил Орехва отправился в США, работал столяром на вагонном заводе и учился в вечерней школе, освоил английский язык. Женился на уроженке Львовщины Валерии Францевне Никель, которая также приехала на заработки и служила домработницей. У них родились две девочки – в 1923 г. Мария, в 1925 г. Антонина. Михаил Михайлович отработал в Америке 9 лет. Сестры в письмах просили его вернуться домой – не справлялись с обработкой земли. И в 1926 г. он вернулся, хотя жена была против. Шутил: «Мои руки, деньги и труд сделают и на Родине Америку». Как бы не так.

Поселились Орехвы в дедовском доме в Заболотне. Семья постепенно разрослась – родились еще 2 дочери: Тереса в 1928 г. и Ева в 1930 г. В 1935 г. Орехвы выкупили в Качаново у Буткевича мельницу, 7 гектаров пашни, 3 гектара луга и небольшой дом. Мельница была древняя – отмечена на карте 1856 г., стояла на деревянных сваях и требовала ремонта. Михаил Михайлович построил жилой дом, посадил сад и построил мельницу по собственному проекту из блоков. Для этого пришлось отвести Лидейку в сторону, перегородив плотиной, откачать воду, углубить основание под фундаменты до твердого грунта и путем заполнения опалубки бетонной смесью возвести сваи.

На своей мельнице Орехвы дружно отработали и прожили 10 лет. Мельницу три раза национализировали в1939, 1941 и 1944 гг., однако семья как работала на своей мельнице, так и работала, только у Михаила Михайловича должности менялись. 3 мая 1949 г. Михаила Орехву, также как и Юзефа Мелевича, арестовали. Обвинили в антисоветской агитации и приговорили к 10 годам с поражением в правах на 5 лет. Наказание отбывал сначала в тюрьме в Волковыске, затем в Узбекистане. 16 апреля 1952 г. арестовали детей Орехвы. Взяли утром двух старших сестер Марию и Антонину, которые жили у тетки в Лиде и работали на обувной фабрике, а ночью на черном воронке приехали за Тересой и Евой. Из вещей ничего взять не разрешили. Сестер отправили в Южный Казахстан в д. Бабай. 5 лет они отработали в колхозе. В их доме была открыта начальная школа. Мельница перешла на колхозный баланс и вскоре оказалась никому ненужной.

После освобождения в 1956 г. Михаил Михайлович с дочерью Евой и зятем уехали в Польшу, Тереза с мужем вернулись в Лиду. В 1962 г. Михаил Орехва навестил свою дочь и свою мельницу и хотел даже остаться, зять не позволил, увез. Реабилитирован в 1968 г.

В 2008 г. у 70-летнего здания мельницы появился новый хозяин: «…пазелянеушы шыфер змяніла новенькая чырвоная чарапіца”.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея Сливкин Валерий Васильевич.
При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    Unforgiven 15 марта 2012 в 14:07

    Очень тепло и живо о,в принципе, сухих фактах! Автору Спасибо!Смерть оккупантам наших мельниц!


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>