Железнодорожная станция Лида (1939-1945)

17:18, 16 Февраль 2015

1767


История города

Железнодорожная станция Лида (1939-1945).
(ознакомится с предыдущей частью можно тут).

Большинство населения Лидского повета с радостью и цветами встретило приход РККА и советской власти. Все без исключения железнодорожники получили работу. Через полгода безработица вообще исчезла. Возникли, правда, другие проблемы.

На выборах в Западнобелорусское Народное собрание 22 октября 1939 г делегатом был избран машинист станции Лида Николай Никитович Ивановский (1895-1941).

Ивановский Николай Никитович (1895-1941)

Ивановский Николай Никитович (1895-1941)

Родился в Лиде, белорус, образование 4 класса. Закончил курсы паровозных машинистов (1913), работал помощником машиниста. Делегат Народного Собрания Западной Беларуси и член Полномочной комиссии Народного Собрания. Член ВКП(б)Б (1940), депутат городского совета (1940).

Полномочную комиссию, в том числе Н.Н.Ивановского, пригласили в Москву. «Из Москвы привез много портретов, на вокзале их встречали музыкой и цветами, на перроне были разостланы ковры» (Ивановская Евгения Николаевна, дочь). Все его знали и уважали. Он был хорошим человеком, общительным. После приезда из Москвы выступал в депо в красном уголке. Рассказывал свои впечатления о поездке» (Кукушкин Леонид Павлович, помощник машиниста).

К концу 1939 г. было восстановлено единство белорусской железнодорожной сети. Колея в очередной раз была «перешита» на больший размер. В продолжение 1940 г. и первой половины 1941 г. (до 22 июня) железнодорожная сеть Белоруссии по своей протяженности и плотности имела наивысшие показатели за всю историю.

Увеличение объемов перевозок на Лидском железнодорожном узле потребовало множество дополнительных специалистов. Из Советского Союза в Лиду переехали семьи машинистов Герлюка В.К., Игнатова М.Н., Костромина И.Е., Кукушкина Л.П., Наказных К.П., Филимонова, Ярославцева Ф.С.

В 1940-41 гг. на Лидском железнодорожном узле работали: Буч Константин Антонович, Воротников Иван — начальник паровозного отдела, Гайдучок Михаил – кондуктор, Дыскин, Иванов А.– составитель поездов, Ивановский Николай Никитович- начальник базы холодных паровозов, Киселев, Кротов Иван Иванович, Кузнецов, Мазайло Иосиф Антонович, Ничипор Михаил Иосифович – ст. весовщик товарной конторы, Нюнько Иосиф Игнатьевич, Ольшевский, Романовская Елизавета Марковна, Семашко Иван Михайлович, Чащевик, Шут Степан Семенович – весовщик товарной конторы.

Машинисты паровозов из местных: Гринько Борис Лукьянович, Кляйницкий, Музычкин, Парнюк, Снежко, Теслюк Александр, Узин, Филипчик, Фуксенко Феликс Иванович, Ярмонтович Петр.

В депо: Украинский Петр Семенович — начальник паровозного депо, Иванов Иван Иванович — заместитель начальника депо по ремонту паровозов, Головкин Владимир Прокофьевич –приемщик паровозов после ремонта, Онацко Андрей Иосифович — мастер инструментального цеха, Антонович, Дудойть — слесари, Папко — бригадир бригады ремонта пассажирских вагонов, Френкель Арон — маляр.

На железнодорожной электростанции: Гуч, Дрозд, Маркевич, Марценапис, Петровский Владимир Иванович.

Вскоре были созданы партийные и комсомольские организации на станции, в депо, в военизированной охране. Начальником политотдела железнодорожного узла был назначен Никитин, зам. начальника политотдела по комсомолу – Шарапов, секретарем комсомольской организации дороги – Песин, политкомиссаром депо — Прокудо Петр Павлович, парторгом –Семенчик Григорий.

В здании бывшей всеобщей школы в Слободе была создана средняя железнодорожная школа. Открыли два клуба, один для железнодорожников, второй – для военизированной охраны. Кружок художественной самодеятельности железнодорожного узла и танцор Чащевик выступили на первой районной Олимпиаде художественной самодеятельности.

В конце февраля Чащевик выступал на областном конкурсе в Барановичах.

В жутко морозный день 5 февраля 1940 г. со станции Лида был отправлен в Томск первый эшелон семей польских осадников, офицеров, чиновников, лесных служащих и социально опасных элементов численностью 1680 человек. Второй эшелон численностью 1533 человека в тот же день отошел со станции Неман до Галича Ярославской области.

17 февраля 1940 г на общем собрании Лидского железнодорожного узла кандидатом в депутаты Совета Национальностей Верховного Совета СССР был выдвинут С.О.Притыцкий, кандидатом в депутаты Верховного Совета БССР – Я. Купала. Кандидатов выдвинули железнодорожники Ольшевский и Дыскин. Резолюция была принята единогласно.

Перед выборами было организовано социалистическое соревнование, устраивались собрания и производственные совещания. На этих совещаниях выступали рабочие, делились методами работы, заключались договоры на социалистическое соревнование между бригадами и отдельными рабочими. Лидский железнодорожный узел соревновался с 4-й дистанцией пути ст. Волковыск.

В газете «Чырвоная звязда» от 24 февраля сообщалось: «Бригада тов. Папко взяла на себя обязательство выпустить из депо 10 пассажирских вагонов годового осмотра вместо 8. Машинисты Фуксенко и Герлюк сделали на своем паровозе пробег без промывки и межпоездного ремонта в 5500 км. Старая норма в панской Польше была 2000 км. Сейчас они взяли обязательство сделать пробег без промывки и межпоездного ремонта в 8000 км. Бригада в составе машинистов Музычкина и Снежко сделала пробег на своем паровозе в 3000 км. Паровоз был приведен в депо с хорошим состоянием котлов. Машинист -кривоносовец Филипчик и машинист Парнюк добились в январе пробега пассажирского паровоза в 6100 км. Эти машинисты не имели ни одного случая опоздания поездов по их вине. Наоборот имели нагон в пути. Сейчас они обязуются сделать пробег паровоза в 6800 км. Отлично работают машинисты тов. Узин и Кляйницкий. Они добились пробега паровоза без промывки и межпоездного ремонта в 6100 км. Соревнуются между собой и работники бригад железнодорожной электростанции. Бригада тов. Гуча, Дрозда, Маркевича и Марценаписа за январь значительно перевыполнила план. Эта бригада взяла обязательство до 24 марта выполнить мартовский план».

14 марта в железнодорожном клубе на ул. Железнодорожной (ныне Труханова) состоялась встреча лидских железнодорожников с Янкой Купалой. Собралось более 700 человек. С приветствиями выступили Арон Френкель, Иван Воротников и Михаил Гайдучок.

4 апреля состоялось отчетно-выборное собрание партийной организации станции Лида. Присутствовали 29 человек. Доклад сделал секретарь парторганизации Киселев. Выступили 15 человек, каждый второй.

15 апреля из Гавьи до Павлодара отправлен третий эшелон в 1068 человек. 18 апреля со станции Лида отошел четвертый эшелон в Североказахстанскую область с 1146 «социально -опасными элементами» — евреями, бежавшими от немцев, уроженцами 45 городов Польши: Варшавы, Калиша, Константинова, Кракова, Лодзи, Люблина, Млавы, Радома, Серадзя, Сувалок, Холма …

Жизнь станции Лида без особых затруднений была переведена на социалистические рельсы. В Советском Союзе железные дороги находились на особом положении, работники железнодорожного транспорта имели привилегии: увеличенную зарплату, улучшенную систему снабжения. 15 декабря машинист Фуксенко Феликс Иванович был избран депутатом областного совета, Николай Никитович Ивановский — депутатом городского совета.

21 января 1941 г. в клубах были прочитаны доклады о жизни и деятельности В.И.Ленина.

7 июня 1941 г. на первой городской партийной конференции политкомиссар депо П.П.Прокудо был избран секретарем городского комитета партии по кадрам.

Утром 21 июня отправлен последний пятый эшелон с «социально опасным элементом» в Красноярский край -863 человека. Две недели спустя, 6 июля «опасные» доехали до Абакана.

Вечером 21 июня на станцию Лида из Полоцка эшелонами прибыли два стрелковых и артиллерийский полк 37-й стрелковой дивизии и эшелон с танками из Ленинграда.

Раннее утро 22 июня 1941 года. Каждый раз, когда на глаза попадается эта дата – внутри холодеет.

Осипов Кирилл Никифорович (1907-1975)

Осипов Кирилл Никифорович (1907-1975)

«21 июня наш эшелон с первым дивизионом и штабной батареей прибыл на ст. Лида, где был временно остановлен, по причине занятости места разгрузки на ст. Бенякони. … Вечером личный состав эшелона после ужина спокойно лег отдыхать. Все было готово к разгрузке. Каждый знал, что он будет делать. В 4 часа утра 22 июня нас разбудили сильные разрывы авиабомб. Что произошло? Кто бомбит и что? С таким вопросом я побежал к коменданту станции Лида. Тот сидел у телефона и тщетно пытался у кого-то уточнить обстановку. Но связи с другими городами не было.. . Часам к 8 утра на станцию подошел пассажирский поезд с многими побитыми вагонами. Как только он остановился, начали выносить убитых и раненых. Теперь уже стало ясно, что началась война» (Осипов К.Н., секретарь партбюро 245 гаубичного артполка 37 стрелковой дивизии).

   Стрельбицкий Иван Семенович (1900-1980).

Стрельбицкий Иван Семенович (1900-1980).

«На рассвете 22 июня я был разбужен гулом моторов. Выскочив в открытую дверь на балкон, увидел самолеты со свастикой. Фашисты бомбили аэродром и вокзал. Бросился к телефону, вызвал командира зенитного дивизиона. Тот ответил, что сам не понимает, что происходит, так как только что вскрыл присланный пакет, в котором говорится: «На провокацию не поддаваться, огонь по самолетам не открывать». Между тем над аэродромом и вокзалом клубился густой дым. Горели самолеты, бомбы продолжали рваться, а зенитки молчали. Вызвав машину, мчусь на огневые позиции дивизиона. На вокзале два разгромленных пассажирских поезда, слышны стоны, крики о помощи. У развороченных вагонов убитые и раненные. Сомнения и колебания исчезли. Отдаю команду «Огонь!». Зенитчики дружно ударили по фашистам» (Стрельбицкий И. С., командир 8-й противотанковой бригады, и. о. начальника гарнизона, полковник ).

«Мы жили около военного госпиталя. Смотрим 3 самолета. Светло было. Летают, один кружится, где мост большой и только поезд заезжает на мост начал бросать бомбы. Вагоны упали вниз — давай стрелять по окнам. Медсестры и врачи поехали. Целый состав погиб. В тот день больше бомбежки не было» (Мазайло Мария Иосифовна).

«В первый день войны немцы разбомбили поезд на переезде ул. Свердлова, было убито около 200 человек. Под налетом фашистских самолетов наша команда очистила и похоронила убитых на территории Лидской больницы» (Рачкевич Михаил Трофимович, призванный в местную противовоздушную оборону).

image004

Из оперсводки ПВО за 22 июня следует, что первый налет был произведен в 4 часа 40 минут, три самолета «Dornier» Do -17 с высоты 200-300 м уничтожили пассажирский поезд, следовавший в Ленинград. Второй налет производился двумя самолетами в 6 часов 20- 6 часов 40 минут с высоты 2-4 км.

В первый день Лиду бомбила одна из трех бомбардировочных авиагрупп (I/KG2, III/KG2, III/KG3) 8-го авиационного корпуса генерала Вольфрама фон Рихтгофена. На вооружении этих групп были бомбардировщики „Дорнье» Do-17Z .
23 июня.

«На станции стояли эшелоны с танками КВ и Т-34, эшелоны сопровождал технический персонал. Все танки были заправлены горючим, но отсутствовал личный состав, который мог управлять этой техникой. По приказу комдива 17-ой генерал-майора Богданова мы выявили среди солдат и младшего комсостава тех, кто мог сесть в танки и управлять ими, но таких нашлись единицы (бывшие трактористы). Танки спускали с платформ, отгоняли в указанные места, закапывали в землю и пользовали их как орудия» (Рогатин Андрей Яковлевич, заместитель начальника по политической части полковой школы 55-ого мотострелкового полка 17 -й мотострелковой дивизии).

Один из таких танков «закопанных» в лесу под Лидой. Заводской номер— Б-4699. Источник: http://waralbum.ru/category/weapons/tanks/russian_tanks/kv-2/

Один из таких танков «закопанных» в лесу под Лидой. Заводской номер— Б-4699. Источник: http://waralbum.ru/category/weapons/tanks/russian_tanks/kv-2/

 

24 июня.
«К сожалению, на ст. Лида действительно находился эшелон с танками КВ, без экипажей. Все это послужило основанием немецкому командованию стереть с лица земли Лиду. На окраине города были сброшены экспериментальные двухтонные бомбы. Диаметр воронки свыше100 м. В одной из воронок погибла целиком 76-ая батарея. Сопротивление гарнизона привело к тому, что центральная часть города была полностью разрушена» (Стрельбицкий И.С.).

«На третий день прилетели 42 самолета и полностью разбомбили и сожгли весь город» (Рачкевич М.Т.).

Железнодорожники Лидского узла под огнем самолетов вывозили людей на восток.

«В первые дни войны мы с Н.Н.Ивановским водили составы из Лиды в Минск. В последний раз приехали в Лиду на пятый день войны, 26 июня. В этот же день мы вновь выехали на Минск. Разгрузившись, мы двинулись на Молодечно, но не доехали, т.к. на одной из станций узнали, что в Молодечно высадился вражеский десант. Мы возвратились в Минск, и из Минска повели состав с эвакуирующимися на Борисов, а затем в Брянскую область. В районе г.Рославль поезд подвергся вражеской бомбардировке. Бомба упала рядом с паровозом. Я был ранен и в бессознательном состоянии вывезен в госпиталь г. Брянска» (Ярославцев Федор Семенович, помощник машиниста).

Безжалостной бомбардировке подвергалось все, что двигалось по железной дороге. На ст. Белогруда 23 июня немецкие изверги разбомбили состав с детьми, которые возвращались из пионерского лагеря в Озерах: «Первое свое «крещение» мы получили под ст. Мосты, в бреющем полете, прямо над крышами вагонов фашисты обстреляли наш поезд, дети выскочили из вагонов прямо в болото, к счастью все обошлось благополучно. Как только мы начинали двигаться снова и снова нас обстреливали фашистские самолеты. Это было страшное зрелище, ведь фашистские летчики видели в кого они стреляют, ведь это были дети. Уже в Мостах, где только появлялась свободная машина, детей садили и увозили, чтобы каким-то способом спасти их. Так мы доехали до ст. Белогруда, остальное время дня просидели в лесу, рядом с железной дорогой. Так как ехать фашисты не давали. На исходе дня, около 5 часов вечера нам скомандовали: «Всем по вагонам», но мы успели только подойти к вагонам, как снова налетел самолет и обстрелял наш поезд. Это был последний и самый страшный обстрел, все мы побежали в лес. Многие дети были убиты и ранены. Поезд наш был разбит, были разбиты и два паровоза. Ехать было уже не на чем. Детей осталась только горсточка, кого увезли на машине, кто был убит, а кто убежал в лес. Вечером, уже в сумерках собрались в кучку, о пище мы забыли вовсе. С оставшимися детьми решили идти в Лиду пешком. Шли всю ночь…»(Семенчик Клара Григорьевна и Александра Григорьевна, пионервожатые).
Вечером 26 июня был организован последний поезд из Лиды. Детей выбравшихся из пионерского лагеря в Озерах к поезду привел Алексей Иванович Мачуленко. «Я эвакуировался из Лиды 26 июня 1941 г последними, забрали раненых и больных красноармейцев с военного городка» (Украинский Петр Семенович, начальник паровозного депо).

«В Молодечно нам сказали: «Отдыхать некогда, поведете паровоз в Лиду». Доехали до Гавьи, нас разбомбили. Оттуда по шпалам пошли в Лиду. Пришел на станцию, в депо – никого. Личные дела валяются на земле. Нашел свои документы и пошел к родителям в Ганцевичи. Мои меня уже и не ждали живым» (Гринько Борис Лукьянович, машинист паровоза).

В огромной братской могиле на территории Лидской районной больницы в юго-западном углу захоронены 809 человек, среди них 10 сотрудников УНКВД Ленинградской области, 10 солдат и офицеров 11 смешанной авиадивизии, и сотни не установленных взрослых и детей.

Братская могила на территории Лидской районной больницы.

Братская могила на территории Лидской районной больницы.

Железнодорожники- «восточники» кто смог и успел, тот уехал на восток. Местные почти все остались. Станцию Лида немцы не бомбили, в целости остались вокзал, депо, пакгаузы и диспетчерская. На станции стоял эшелон с 20 новенькими танками КВ 2.

Станция Лида. Конец июня 1941 г.

Станция Лида. Конец июня 1941 г.

Советский танк КВ -2 (Климентий Ворошилов-2)  на платформе. Отправлен из Ленинграда 17 июня. Предназначался для 29-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в Гродно. Всего Ленинградский Кировский завод изготовил 204 танка КВ 2.  Двадцать из них без экипажей 22 июня приехали  на платформах на станцию Лида. Здесь и остались.

Советский танк КВ -2 (Климентий Ворошилов-2) на платформе. Отправлен из Ленинграда 17 июня. Предназначался для 29-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в Гродно. Всего Ленинградский Кировский завод изготовил 204 танка КВ 2. Двадцать из них без экипажей 22 июня приехали на платформах на станцию Лида. Здесь и остались.

Немецкие солдаты на броне советского тяжелого танка КВ-2 на станции Лида. Источник: http://waralbum.ru/category/weapons/tanks/russian_tanks/kv-2/

Немецкие солдаты на броне советского тяжелого танка КВ-2 на станции Лида. Источник: http://waralbum.ru/category/weapons/tanks/russian_tanks/kv-2/

Немецкие солдаты на опрокинутом при разгрузке  танке КВ -2. Танк весил 52 тонны, имел лобовую  броню  толщиной 7,5 см, 152 мм гаубицу, три пулемета, запас хода по пересеченной местности 150 км. В умелых руках он был неуязвим. Немецкие танки и полевая артиллерия не пробивали его броню

Немецкие солдаты на опрокинутом при разгрузке танке КВ -2. Танк весил 52 тонны, имел лобовую
броню толщиной 7,5 см, 152 мм гаубицу, три пулемета, запас хода по пересеченной местности 150 км.
В умелых руках он был неуязвим. Немецкие танки и полевая артиллерия не пробивали его броню

Пытаются приподнять домкратами. Впоследствии убрали с путей  и оттащили к другим танкам.   Источник: http://waralbum.ru/category/weapons/tanks/russian_tanks/kv-2/

Пытаются приподнять домкратами. Впоследствии убрали с путей и оттащили к другим танкам.
Источник: http://waralbum.ru/category/weapons/tanks/russian_tanks/kv-2/

КВ-2 выпуска мая - июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая — июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая - июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая — июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая - июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая — июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая - июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая — июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая - июня 1941 года

КВ-2 выпуска мая — июня 1941 года

Танк предназначался для 29-й танковой дивизии 11-го мехкорпуса Западного фронта и был отправлен 17 июня 1941 года из Ленинграда в Гродно в числе других двадцати КВ-2. Однако в связи с началом войны до места назначения эшелон с танками не дошел. При разгрузке на станции Лида танк опрокинули с платформы на пути. В дальнейшем, он был убран с путей и оттащен к другим КВ-2 (танк «С» ), где и стоял довольно длительное время. (http://kv1ehkranami.narod.ru/kv2.html)

Станция Лида. Август 1941.

Станция Лида. Август 1941.

г. Лида 03.08.1941

г. Лида 03.08.1941

Кладбище советской военной техники в Лиде. 1942 г.

Кладбище советской военной техники в Лиде. 1942 г.

В июле немецкая администрация приказала всем работавшим на железной дороге явиться на рабочие места.

Местных рабочих рук не хватило, и тогда из лагеря военнопленных в Северном городке в конце июля отобрали 70 (73) украинцев для работы на железной дороге. Поселили их в вагонах, в октябре разрешили перебраться в частные дома и выписали постоянные пропуска для передвижения в ночное время. Работали военнопленные в депо, на электростанции и на топливном складе, следили за механизмами, производили ремонт, грузили и развозили уголь по домам, где проживали немецкие железнодорожники. Установить удалось фамилии тех 25 военнопленных, которые в феврале-марте 1943 г ушли в партизанские отряды: Багмут Андрей Андреевич 1920 гр. из Черниговской обл; Балыкин Федор (1920- 1943); Бахмутов Владимир; Добролежа Иван Максимович 1919 гр. из Харьковской обл.; Думов Николай; Киян Василий Гаврилович 1918 гр. ст. Долгинцево; Левин Петр Максимович 1918 гр. из Пензенской обл.; Лысенко Николай, Мелокумов; Мордвинкин В. (?-1943); Павлов Семен Прокофьевич (1916 -1944); Полторак Николай Ефимович; Рекстин Иван Иванович 1918 гр., из Красноярского края; Рудько Павел М.; Савченко Василий Леонтьевич (1920 -1944) из Днепропетровской обл.; Севастьянов Николай Иванович (1916-1945) из Полтавской обл.; Соколов Василий; Сосновский Роберт Юрьевич из Киева; Суранчиев Жабыкбай из Джамбульской обл.; Тертычный Кузьма (Казимир) Михайлович (Маркиянович) 1921 гр. из Черкасской обл.; Тимошенко Николай Анатольевич (1918-1990) из Павлограда Днепропетровской обл.; Туруткин Иван Васильевич 1917 гр. из Орловской обл.; Удовиченко Николай Моисеевич; Фомин Николай Яковлевич из Москвы; Черноскутов Анатолий Петрович (1919 -1943) из Кемеровской обл.

Багмут А.А., Добролежа И.М, Киян В.Г., Полторак Н., Тимошенко Н., Туруткин И.В., Тертычный К.М., работали в депо, Сосновский Р.Ю. и Павлов С.П. — на электростанции, остальные — на топливном складе. Военнопленные поначалу старались оправдать доверие шефа железнодорожного узла Кукелко, впоследствии вредили немцам, как могли: подсыпали песок в буксы, портили детали станков и паровозов, затягивали сроки ремонта, собирали оружие и боеприпасы. Савченко и Черноскутов уничтожили диспетчера железнодорожного узла фашиста Вальтера и полицая Сашку Бойка. Туруткин и Савченко подорвали поворотный круг паровозного депо. Тертычный участвовал в поджоге завода по изготовлению конструкций для бункеров и блиндажей. Перед массовым уходом в партизаны 14 марта 1943 г. Сосновский и Павлов взорвали железнодорожную электростанцию.

     Сосновский Роберт Юрьевич(1912-2003)

Сосновский Роберт Юрьевич(1912-2003) слева.

     Сосновский Роберт Юрьевич(1912-2003)

Сосновский Роберт Юрьевич(1912-2003)

«Эта электростанция обслуживала железную дорогу. Немцы ее охраняли. Кочегары наши русские были. Я как сапер подсчитал, сколько нужно взрывчатки. Жуков возил тол, я понемногу складывал. Собралось 20 кг. Три котла было, все работали: один рабочий и два дежурных. Заложили под центральный котел, довели давление до предела. Вдвоем с кочегаром Семеном Павловым дошли до пустыря, где сейчас нефтебаза, — взрыва нет. Я рассчитал на 15 минут. Говорю Семену: «Я вернусь, ты иди!» Он меня за руку схватил, не пускает. Только я повернулся — земля задрожала…» (Сосновский Р.Ю.).

В партизанские отряды «Искра» и им. Ворошилова, по воспоминаниям И.И.Рекстина, ушли 60 военнопленных из 72.

Осенью 1942 г. на Слободе организовалась подпольная группа. В нее входили Александр Климко (1925-1944), Анатолий Качан (1925-1944), Мария Костромина (1923-1943), Матрена Наказных (1923-1944), Леонид Гринько (1923-1944), Леонид Холевинский (1924- 6.05.1943).

  Александр Александрович Климко (1925-3.07.1944)

Александр Александрович Климко (1925-3.07.1944)

Леонид Лукьянович Гринько (1923-3.07.1944)

Леонид Лукьянович Гринько (1923-3.07.1944)

Саша Климко работал в депо, Леня Холевинский – на угольном складе, Толя Качан с отцом – на кафельном заводе, Леня Гринько – на городской электростанции. По материалам, собранным В.Ампиловым и опубликованным в книге В. Ампилова и В. Смирнова «В маленьком городе Лиде…», подпольщики: слушали сводки Совинформбюро, писали листовки и расклеивали их, вели агитацию, добывали оружие, медикаменты, собирали разведданные, подожгли новое депо (март 1942), вместе с военнопленными сожгли лесопилку (15 февраля 1943), взорвали бензосклад (февраль 1943), подорвали магнитными минами паровоз (март 1943) и восстановительный поезд (лето 1943), подорвали бронированный салон-вагон Министерства Восточной железной дороги (24 февраля 1944) и поворотный круг на станции Лида (3 марта 1944).

 Матрена Константиновна Наказных (17.08.1923-3.07.1944)

Матрена Константиновна Наказных (17.08.1923-3.07.1944)

Мария Ивановна Костромина (25.03.1923-11.06.1943)

Мария Ивановна Костромина (25.03.1923-11.06.1943)

Многие старались вредить немцам. Владимир Петровский в декабре 1941 г вывел из строя мотор динамомашины на железнодорожной электростанции. А.И.Онацко смонтировал детекторный радиоприемник и принимал сводки Совинформбюро. Анна Жаданова: «Стала понемногу паровозы на стрелки сажать. Третья стрелка от будки всегда была залита водой и замерзала. Я ее никогда не чистила. И здесь, возле будки, то песку подсыплю, чтобы не приставал остак и вразрез пущу паровоз. И на подружкиной это делала, и на Мишкиной. Потому, что нас было три смены. А я приду за углем и подебаширю. За это нас перевели на другой пост, в тупик, где мы принимали ломаные вагоны в ремонт». Петр Закревский пустил под откос поезд «с дорогими винами, шоколадом, апельсинами, мандаринами, а также снарядами».

Игнатов Михаил Николаевич (1910 – 25.06.1944)

Игнатов Михаил Николаевич (1910 – 25.06.1944)

Машинист Игнатов Михаил Николаевич — с августа 1943 г. связной партизанского отряда «Балтиец».

Технический контролер ст. Лида Ничипор Михаил Иосифович с сентября 1943 г. сообщал партизанам отряда «Искра» информацию об эшелонах и грузах, которые они перевозят: «По документам я узнавал характер грузов прибывавших на станцию Лида и отправляемых из неё, время прибытия на станцию и время отправки грузов. Собранные мною данные передавались мною письменными донесениями в зашифрованном виде через связных. Сведения передавал не реже одного раза в неделю. …Осенью 1943 г в тупике на станции начали разгружать различного рода боеприпасы, в том числе снаряды. Вывозили их машинами по шоссе в сторону Гродно. Я задался целью установить, куда они вывозят, и с корзиной отправился за грибами. Мне удалось проследить, что боеприпасы разгружают в лесу в 4-5 км от д. Островля. Об этом через связного я немедленно сообщил в отряд. Не буду утверждать, что по моему донесению, но в скором времени этот склад взлетел на воздух».

Иванов А. в январе 1944 г. дал согласие и «плодотворно работал по сбору разведывательных данных… по расписанию движения поездов и прохождению воинских эшелонов. Он также снабжал данными о системе охраны г. Лида». Разведданные они передавали через связных Веру Кучинскую, Веру Ярошевич, Сергея Шута.

1 февраля 1944 г. полицейские из вспомогательной железнодорожной полиции Дворецкий, Якубов и Ставицкий взорвали пост центрального управления.

Партизаны Лидской партизанской зоны с сентября 1942 г. уничтожали железнодорожные пути: разбирали рельсы, закладывали взрывчатку, пускали эшелоны под откос. Немцы приказали в придорожной полосе вырубить лес и кустарник, построили бункеры, совершали обходы, быстро и привычно восстанавливали взорванные пути. В донесениях партизан обязательной стала приписка: «задержали движение на 3 …60 часов».

Самый значительный урон Вермахту в пределах Лидского района нанесли партизаны отряда П.К.Макарова (впоследствии им. Ворошилова) у д. Далекие в декабре 1942 г.: «Бутовский возглавлял эту операцию. Привезли они авиабомбу. Сами шли пешком, бомбу везли на санях. Мы их провожали через всю дорогу. А от креста нам сказали — ни шагу. Сидели, ждали у Шыша Павловича, у солтыса, заказали ужин. Знали, что по расписанию ходит поезд, который немцев возил с отпуска на Восточный фронт. А поезд шел в 10 вечера, ждали. «Наше время кончилось»- встали, не доели, уехали. Шесть или семь человек их было. Напротив деревни, на повороте бомбу установили. Вагоны хорошие по 80 мест. Як трахнула . Скавырулась уся веска. Усю ночь яны енчыли, разожгли костры. Как только расцвело — окружили веску со всех сторон, солтысу приказали расчистить улицу от снега. Што тьма их было. У меня лопату вырвал прикладом по заднице. В каждый двор, сараи раскрыли. Собак всех перестреляли, шкафы, куфры все вскрыли. Но ничего не трогали. Согнали нас на конец вёски. 470 человек. Гнали так — кто в чем. Поставлены были пулеметы, лежали за пулеметами. Рвалися сечь. Их другие держали. Связались по телефону. Дали им команду — начали сортоваць. Женщин и детей до 14 лет отдельно. До меня доходят, я машинально — 13 лет. Лешу одногодка моего до мужчин, меня — до женщин. Нас отпустили до хаты. Мужиков, подогнали товарные вагоны, и собаками в вагоны. Мужчин всех в Сырокомлю заперли, в тюрьму. Недели две продержали — ни одного мужика не было в вёске. Отец, когда вернулся — я спужауся бацьки, странный, абросший.
Два полвагона трупау наклали. Бачановски, яны рабили на железной дороге, снег убирали, вечером пришли все в крови: «другого як возьмеш напополам». А Виктор в вагон укладывал, по шею был в крови.
В Германии был объявлен траур. Погибло 250 эсесовцев.
Стариков всех отпустили, а молодых развезли по работам, кого в Эстонию, кого в Германию» (Янчевский Владимир Владимирович 1927 гр., житель д. Далекие).

16 и 17 сентября 1943 г. со станции Лида были отправлены в концлагерь Майданек два эшелона с последними лидскими евреями. «Утром нас всех привели на железнодорожную станцию к остальным узникам гетто. Погрузили в отдельный вагон, который был отправлен в неизвестном нам направлении вечером 17 сентября. Основной транспорт –более трех тысяч человек был отправлен раньше. У нас не было никаких иллюзий относительно нашей судьбы» (Семен Мейлахович Пупко).

Первую бомбардировку Лидского железнодорожного узла самолеты Красной Армии осуществили 12 декабря 1943 г. Бомбы упали на ул. Райскую (ныне Горького).

В марте 1944 г. партизанские отряды Лидской зоны по приказу Штаба партизанского движения вышли на железные дороги и взорвали рельсы на протяжении нескольких км. От¬ряду «Искра» было приказано уничтожить железнодорожный путь Лида -Барановичи протяженнностью 3 км, и телефонную и телеграфную связь на протяжении 15 км. Каждому партизану были вручены шашки с капсюлями и бикфордов шнур. «По команде командира Коннова подошли к железнодорожному полотну Лида-Барановичи, разошлись по линии полотна через 20 метров, положили под пятку рельса шашки вложенные капсюля и шнур бикфордов, по команде подожгли бикфордов шнур поочередно, после чего отступили. Через несколько минут раздался взрыв, взлетела в воздух пыль, рельсы, куски рельсов разлетелись на расстояние до 3-х км. Движение эшелонов было прекращено на несколько часов. По возвращении с операции попилили столбы телефонной связи и порезали телефонную связь на расстоянии 15 км. Была большая паника гитлеровцев находившихся в Лиде и на станциях перегонов» (Богатырев Николай Никанорович, партизан отряда «Искра»).

С началом операции «Багратион» по освобождению Белоруссии начались налеты на Лиду- основными объектами бомбардировок были аэродром и железнодорожный узел. Лиду бомбили бомбардировщики 1-й и 6-й гвардейских авиационных дивизий дальнего действия, 1-й, 12-й, 36-й и 48-й авиационных дивизий дальнего действия. Непосредственно перед освобождением бомбили штурмовики 307-й штурмовой авиадивизии и бомбардировщики

6-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии, их прикрывала 240-я истребительная авиадивизия.

Бывший бортовой техник старший лейтенант 334 бомбардировочного авиаполка 1-й гвардейской авиадивизии дальнего действия Пятаев Александр Григорьевич в своем дневнике записал: «5 июля 1944 г. ночной боевой вылет, продолжительность полета 5 часов 15 минут; боевое задание –уничтожение живой силы и техники противника в районе города Лиды, такие – же боевые вылеты нашим экипажем были совершены в ночь на 6-8 июля 1944 г».

Олег Лазарев, летчик 307-й штурмовой авиадивизии: «После освобождения Минска наши войска продолжали быстро продвигаться на запад. Даже при использовании аэродромов подскока (Мачулищи — ВС) угнаться за ними стало сложно. Помогая наземным войскам выполнять поставленные задачи, мы летали практически на полный радиус действия. В это время наша эскадрилья единственная в полку, а может, и во всей дивизии, действовала в районе Лиды. Отработали удачно. Вскоре город был занят нашими войсками. По этому случаю был благодарственный приказ Верховного Главнокомандующего. Войскам, освобождавшим город, присваивалось почетное наименование «Лидских». Мы думали, что поскольку на город летал только наш полк, то нам присвоят второе имя. Но этого не произошло. Лидской стала наша дивизия».

В начале июля 1944г. в 3-й эскадрилье, штурмовавшей Лиду, летали: командир капитан Быков Александр Иванович, заместитель лейтенант Лазарев Олег Васильевич, летчики Веретенников, Пунтус Алексей, Пятикоп Александр, Семенов (погиб в августе 1944), Смирнов (погиб в августе 1944), Цыганков Иван (погиб в феврале 1945).

«Наш дом находился в микрорайоне Пески. Перед освобождением местные жители очень редко выходили на улицы. А когда в июле началось наступление Красной Армии, многие выехали в деревни, прятались по лесам. Боялись быть не только расстрелянными, но и налетов советской авиации. Город часто бомбили, особенно железнодорожный узел, и многие дома, что находились поблизости были уничтожены авиацией» (Врублевская Леокадия Станиславовна, жительница Лиды)

Утром 8 июля 1944 г. передовые части 3- го Гвардейского кавалерийского корпуса вышли к окраинам Лиды. В 19 часов Лида была полностью освобождена. На станции захвачены 6 эшелонов с продовольствием, боеприпасами, обмундированием.

Фото    Станция Лида. Слева – диспетчерская, справа - захваченный немецкий эшелон.

Фото Станция Лида. Слева – диспетчерская, справа — захваченный немецкий эшелон.

«Мне и ещё нескольким бойцам …было приказано прибыть на железнодорожную станцию и взять под охрану эшелоны. Их было много. После налета авиации многие вагоны горели. Неизветно было, что находится в тех вагонах. Вскоре появились несколько железнодорожников. Тогда мы вместе с ними начали вручную толкать целые вагоны. Много добра было спасено» (Беззубов Антон Артемович, рядовой 32-й кавалерийской дивизии).

«Захвачено много эшелонов, груженых различным дорогим военным добром: оружием, боеприпасами, продовольствием» (Калюжный Иван Прокофьевич, командир 32-й кавалерийской дивизии).

Ночью с 8 на 9 июля «над гор. Лида появились самолеты, на станции, где арка туннельная, посыпались авиабомбы. На станции стояли вагоны врага, они после бомбардировки загорелись. Часть вагонов сгорела. Это были вагоны с продовольствием. Когда на рассвете, я подошел к вагонам, то увидел, как горячие консервные банки взрывались. В некоторых местах было повреждено железнодорожное полотно. При бомбарди¬ровке пострадал наш 4-й эскадрон 121 кавполка, были убиты наши отважные солдаты 1 эскадрона» (Чуркин Леонид Прокопович, разведчик 121 кавполка 32-й кавдивизии).

В годы Второй Мировой войны «противоборствующие стороны были едины в своем стремлении нанести как можно больший ущерб железнодорожному хозяйству». Логика войны требовала разрушать в первую очередь железнодорожные станции. Лида была еще и железнодорожным узлом, через который осуществлялось снабжение оружием и продовольствием всей немецкой группировки в Белоруссии.

В середине июля 1944 г. станция Лида являла собой груду дымящихся развалин.

В середине июля  1944 г. станция Лида являла собой груду дымящихся развалин.

Продолжение следует.

Предоставил материал старший научный сотрудник Лидского музея – Сливкин Валерий Васильевич. При использовании материала, ссылка на сайт обязательна.


Обсуждение


  • ...

    adnnin 18 февраля 2015 в 9:04

    Есть в частном секторе дом построенный из старых деревянных шпал. Так вот на них видно что башмаки под рельсы стояли с одной стороны в двух положениях, и количество отверстий под костыли с одной стороны тоже в два раза больше..


  • ...

    Александр 20 февраля 2015 в 17:28

    Классная история одной большой станции одного небольшого города... Спасибо автору.


  • ...

    Zigfrid 23 февраля 2015 в 0:13

    Спасибо. Годная статья, интересная. Не получилась у объединённой Европы в 41-м привить "европейские ценности".


  • ...

    Илья Гринько 3 декабря 2015 в 15:15

    Гринько Борис Лукьянович мой дед. Он так и рассказывал, как описано в статье. Так все и было...


Оставить комментарий

Все поля обязательны для заполнения.

Вы можете использовать HTML теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>